(ОБНОВЛЕНО) «Мир безопасности» — интервью с Александром Козловым

Вышел в свет новый номер журнала «Мир безопасности», 01-02/302/2019г. Представляем вашему вниманию интервью с членом Общественной палаты, Президентом общероссийского отраслевого объединения работодателей в сфере охраны и безопасности «Федеральный координационный центр руководителей охранных структур»  Александром Козловым «Мы начинаем белое движение за очищение частной охранной отрасли».

МЫ НАЧИНАЕМ  БЕЛОЕ ДВИЖЕНИЕ ЗА ОЧИЩЕНИЕ ЧАСТНОЙ ОХРАННОЙ ОТРАСЛИ

Федеральный координационный центр руководителей охранных структур, созданный в октябре 2016 года с целью поддержки отрасли, оказания содействия собственным членам, в том числе в бизнес-процессах, совершил существенный рывок в развитии и укреплении позиций. Подписано соглашение о взаимодействии с Росгвардией, получена поддержка Общественной палаты РФ в вопросах ценообразования, развиваются региональные отделения. Значит, становится сильнее вся охранная отрасль.

Об этом, а также подробнее об итогах 2018 года и планах на 2019-й мы расспросили Президента ФКЦ РОС Александра Козлова.

Мир Безопасности: «В правоприменительной практике не хватает «наступательности», — сказал генерал-полковник милиции Лебедев на заседании Координационного совета при Росгвардии по вопросам частной охранной деятельности. В чём конкретно, на ваш взгляд, это должно выражаться и как это отражается на отрасли?

Александр Михайлович Козлов: Придать «наступательности» государственной структуре достаточно сложно. Это длительный процесс. Например, из регионов часто поступают сигналы о работе охранных организаций, не имеющих седьмого вида деятельности — охраны объектов, к которым предъявляется обязательное к исполнению требование об антитеррористической защищённости. При проверке выявляется это несоответствие, нарушителю выносится предупреждение. Но! Этим всё и ограничивается. Повторная проверка показывает, что несоответствие не устранено — снова предупреждение. И так бесконечно. Это и есть отсутствие «наступательности» в правоприменительной практике.

В случае повторного нарушения должны следовать штрафы. Далее дело должно передаваться в суд, с требованием о приостановлении действия лицензии. Но местные подразделения лицензионно-разрешительной системы по тем или иным причинам проявляют беззубость. С чем это связано? С неграмотностью местного руководства или с чьей-то личной заинтересованностью?

Безусловно, в этом вопросе я поддерживаю Сергея Анатольевича Лебедева: «наступательность» должна быть. Весь 2018 год был посвящён созданию соответствующих механизмов. А уже в 2019 году мы начинаем раскручивать процесс самоочищения отрасли от подобных нарушителей.

Чем эти нарушители мешают самой отрасли?

Это дельцы. Фактически они душат организации, которые хотели бы и могут развиваться в законодательных рамках. Дельцы не могут действовать законно, потому что изначально создавали свои структуры, чтобы захватывать рынок, например, за счёт неуплаты налогов. Есть те, кто занимается этим вынужденно, потому что не справляется с нагрузкой и может вылететь с рынка. А есть те, кто занимается нарушениями законодательства профессионально.

Яркий пример: Ставропольский край. При проверке 13 объектов, было выявлено более 80 человек охранников, с которыми не был заключён трудовой договор. Люди получали зарплату в конвертах. И всё это на объектах, охраняемых за счёт средств государственного бюджета. Люди не оформлены в штат.

В 2017 году мы насчитывали 720 тысяч охранников по отрасли, сегодня цифра сократилась до 625 тысяч. Вопрос: куда делись 100 тысяч?

При том, что мы уверены: в отрасли, в том числе под видом неких контролёров и вахтёров, трудится не менее 1,5 миллионов граждан. Все они, по идее, должны иметь удостоверения частных охранников. Но лицензирована только треть из них.

Что это, как не подрыв основ частной охранной деятельности? Такими темпами, через десять лет не будет такой отрасли, она вся будет замаскирована. Кому это нужно? Государство в этом точно не заинтересовано.

Или вот ещё пример: есть столичная охранная организация, которая должна выставлять на суточные посты порядка 100 человек в смену, а у неё в штате 26 охранников. Материалы по этому делу мы передали на рассмотрение в соответствующие подразделения лицензионно-разрешительной работы Главного управления Росгвардии по городу Москве.

Наши подозрения подтвердились проверкой. В смену организация выставляла 175 человек на суточные посты. Даже если вахта трое через трое, то 175 умножаем на два — это в штате должно быть минимум 350 человек. При имеющихся 26-ти… То есть 324 человека получали зарплату в конвертах. Ни о каком МРОТе, ни о каких налогах нет даже и речи! Это профессиональное занятие преступной деятельностью. Плюс ко всему, такие условия работы подталкивают к нарушению закона всех остальных участников рынка.

Вот с такими организациями, с руководителями таких организаций мы собираемся принципиально бороться.

Что же сделано для запуска механизма самоочищения?

Во-первых, одно из самых значимых событий 2018 года — съезд Общероссийского отраслевого объединения работодателей, на котором мы чётко определили для себя отношение к дельцам. Это одна из серьёзнейших проблем, мешающих отрасли развиваться и подрывающих доверие к частной охране, как у государства, так и у общества.

Принята соответствующая резолюция, в которой мы говорим, что у нас есть механизмы борьбы с дельцами. Мы знаем всех наших жуликов, они у нас на ладони.

Второй серьёзный итог прошедшего года и шаг к развитию отрасли — принятие официальных рекомендаций Общественной палаты по порядку формирования начальной максимальной цены на охранные услуги, оказываемые за счёт финансирования из государственного и муниципального бюджетов.

Состоялась целая серия заседаний, круглых столов, создана специальная рабочая группа, куда вошли представители Федеральной налоговой службы, Роструда, ФАСА, Минфина, Росгвардии и ещё целого ряда организаций. Нам удалось доказать представителям государства, что в охранных услугах можно рассчитать предельный нижний ценовой минимум. Если государство назначает начальную максимальную цену контракта ниже этого минимума, — оно заведомо предлагает коммерсанту, согласившемуся на эту цену, нарушить закон.

Минимальная цена суточного поста рассчитана на основе минимального размера оплаты труда. В Москве это примерно 160 тысяч [при МРОТ 18 781 рубля — прим. ред.]. Когда на торгах заявляется 109 тысяч, — по факту, если ты согласишься с этой ценой, то МРОТ заплатить не сможешь.

Кроме того, что эти 109 тысяч говорят о том, что 51 тысяч рублей с каждого поста не поступит в бюджет в виде налогов и сборов. Их просто неоткуда взять. Зарплату охраннику в любом случае надо заплатить, никуда не денешься, а вот налоги можно скрыть.
То есть охранник принесёт зарплату в конверте, а ему жена скажет «где справка, чтобы оформить компенсацию за жильё». Человек лишается всех льгот, которые даёт официальная заработная плата.

И наконец, руководитель ЧОП почешет в затылке и перерегистрирует свою организацию в Московскую область, где максимальная цена контракта изначально выше, чем в Москве, а МРОТ — ниже [14 200 рублей — прим. ред.].

Отсюда вопрос к руководителям экономических департаментов города Москвы: а что мы выиграли? Какова забота о бюджете города! Кроме как диверсией, это назвать сложно. Торги, в которых начальная максимальная цена ниже предела, рассчитанного в Общественной палате, иначе как скупкой заведомо краденного назвать невозможно.

Это в принципе возможно — справедливые максимальные начальные цены?

Мы прекрасно понимаем, что задача очень сложная. Сегодня мы только обеспечиваем плацдарм для её решения. Но перед руководителями региональных отраслевых объединений на 2019 год она поставлена.

Кроме того, в 2019 году мы начинаем работать по принципу «делай как я». То есть мы проведём московские мероприятия, направим материалы в регионы. Местные организации будут проводить такие же мероприятия и отчитываться перед нами: кто присутствовал, какие ответы были получены. Исходя из этого, мы будем планировать дальнейшую работу.

Мы будем обязательно привлекать представителей прокуратуры. Будем прямо говорить, что определёнными государственными чиновниками создаются условия для постоянного нарушения законодательства.

Также мы будем настаивать на том, чтобы при определении максимальной начальной цены в отношении постовой охраны применялся не рыночный метод — так называемое изучение рынка, а затратный метод расчётов. То есть участник тендера должен предложить свою цену и тут же раскрыть её: показать, из чего она состоит.

По затратному способу формирования цены тут же всплывут — все дельцы, будут как на ладони.

 

Есть сторонники этого метода расчётов?

Конечно, а как же без сторонников. Главное, на нашей стороне здравый смысл. Мы докажем, что нужно применять затратный метод. Потому что сильная, чистая, отрасль выгодна государству.
Я хочу со страниц нашего журнала обратиться к недобросовестным участникам рынка, к тем, кто своей профессией ставит извлечение прибыли из нарушения закона. Совершенно открыто. Они должны понять, что мы собираемся эффективно использовать все доступные нам инструменты для борьбы. И Координационные советы при Росгвардии, как головные, так и региональные, и комиссии по повышению качества охранных услуг.

Мы будем изучать наиболее одиозные примеры выигрыша конкурсов с максимальными падениями цен, анализировать их на своей комиссии ФКЦ РОС и передавать в Координационный совет Росгвардии. Мы будем настаивать, чтобы юридические лица, попавшие под подозрение, были проверены соответствующими органами, налоговой службой, Рострудом.

Мало того, мы будем постоянно мониторить рынок. Руководителей тех организации, к которым у нас возникнут вопросы, мы будем приглашать на заседания нашей комиссии, чтобы выяснить, каким образом они ухитряются работать по таким ценам. Может кто-то изобрёл ноу-хау, и умудряется не нарушать закон. Если их объяснения по каким-то позициям нас не удовлетворят, то информацию мы будем также передавать в комиссию Координационного совета при Росгвардии.

Если мы сами не очистим свою отрасль, то подобные дельцы эту отрасль убьют в течение ближайших десяти лет. Она перестанет существовать. Поэтому мы принимаем меры самосохранения.

И именно Отраслевое объединение работодателей, прежде всего, ставит перед собой задачи развития и защиты собственной отрасли.

Но ведь для очищения, в любом случае, нужна поддержка регулятора.

И она есть! Это ещё один существенный итог нашей работы в 2018 году — подписание с Росгвардией соглашения о взаимодействии. Создана комиссия по вопросам повышения качества охранных услуг.

С одной стороны мы собираемся очень активно использовать возможности этой комиссии, для борьбы с дельцами в отрасли, а с другой — до 31 марта 2019 года дублировать её во всех регионах, где действуют региональные координационные советы. Руководителям региональных отраслевых объединений отдано такое указание. Высланы все необходимые документы.

Заметьте. Что во время нашей первой встречи в 2017 году Сергей Анатольевич Лебедев крайне осторожно отнёсся к идее подписания Соглашения. То есть за полтора года мы своей работой, своим подходом к делу доказали руководству Росгвардии, что ФКЦ РОС — организация, которая так же, как и государство заинтересовано в создании крепкого пула законопослушных, прозрачных охранных организаций, способных качественно выполнять задачи по охране. В том числе объектов, финансированных за счёт государственного бюджета.

Вы планируете аналогичное соглашение с налоговой службой?

На сегодняшний день налоговой службе не интересны наши отдельные юридические лица, с небольшими оборотами. Но мы будем ходатайствовать о возможности подписания подобного соглашения, имея в виду масштабы всей отрасли.

По большому счёту, мы начинаем белое движение за очищение частной охранной отрасли. Эта жульническая политика — «Предложи минимальную цену, обналичь под минимальный процент и выдай зарплату в конвертах», — она уже достигла угрожающих для отрасли размеров. А значит, для Федеральной налоговой службы будет работа.

После майских праздников мы планируем встречу с руководством ФНС, когда на руках будут с цифры по итогам сдачи налоговых деклараций за 2018 год. Обсудим маркерные точки, показатели по отрасли. Мы намерены прийти к пониманию, насколько угрожающие размеры в денежном эквиваленте приобрели сегодня эти процессы в отрасли.

Какие ещё задачи ставите перед собой на 2019 год?

Чисто экономически, мы предлагаем разрешить, наконец, пресловутый субподряд, соисполнение по договору охранных услуг, разрешить оказание сопутствующих видов услуг, и разрешить страхование ответственности по договору.

Страхование профессиональной ответственности частных охранных организаций по договору охраны — это будет большой шаг вперёд. Потому что у нас, всё-таки, везде, где есть постовая охрана, где присутствует человек, всегда есть существенный субъективный фактор. А страхование ответственности по договору позволило бы выстроить юридический механизм действительной компенсации потерь в случае вины охранной организации.

Планов много. В том числе внутри организации добиваться понимания, слаженной работы, структурирования. Мы сейчас ещё находимся на этапе роста. Как трёхлетний ребёнок, который не всегда понимает, почему нога туда шагнула, а рука стукнула с такой силой.

Не всегда понимает, но уже шагает твёрдо…

Твёрдо. Поэтому я со своей стороны буду делать всё, чтобы, в соответствии с духом и буковой закона об отраслевых объединениях работодателей, ФКЦ РОС стала организацией, реально представляющей интересы отрасли. Мы готовы и будем защищать добросовестные охранные организации на всех уровнях и перед всеми видами власти, перед всеми, кто имеет право так или иначе вмешиваться в нашу деятельность и влиять на ее развитие.

 

01_i_pages-to-jpg-0001

01_i_pages-to-jpg-0003

01_i_pages-to-jpg-0005

01_i_pages-to-jpg-0007

Комментариев к “(ОБНОВЛЕНО) «Мир безопасности» — интервью с Александром Козловым”: 2

  1. Уважаемая редакция!
    Нельзя ли интервью Александра Михайловича представить не в виде скана страницы из журнала, а в принятом редакцией стиле? Не очень удобно читать.

    1. Уважаемый Страхов В.С.!
      Материал интервью добавлен в принятом редакцией стиле.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *