В Красноярских садиках на охрану тратят 35–40 тысяч рублей в месяц

Деньги из бюджета выделяются стабильно, но охрана существует в основном для вида, считает NGS24.RU.(Мнение редакции может не совпадать с позицией автора).


После страшного инцидента в красноярском садике № 31 мы задались вопросом: как устроена система охраны в детских садах города? Нам известно, что 28 марта 19-летняя Полина Дворкина с ружьем под одеждой спокойно зашла в здание, сказала охраннику, что ей нужно в группу «Карамельки», и охранник не только не остановил ее, но и показал, куда идти. В группе девушка достала оружие. Лишь чудом воспитательницы сумели остановить ее и уберечь детей. Журналистка NGS24.RU Мария Антюшева — о том, как следят за безопасностью малышей в детсадах Красноярска.

Как в тире

Написать этот текст мне было важно не только как журналисту, но и как маме двоих детей, младший из которых ходит в садик. Первое, что я сделала при работе над статьей, — попыталась проникнуть в первый попавшийся сад. Не буду называть номер, это самый обычный сад, который случайно встретился мне на пути.

Было около 12 дня, ребятишки гуляли на улице. Я обошла учреждение по периметру, поснимала детей через ограду на телефон. Подошла к калитке, на ней висело объявление: с 29 марта вводится усиленный пропускной режим, вход только по электронным чипам, администрация просит не пропускать с собой на территорию незнакомых.

Пока я читала и фотографировала объявление, из калитки вышла женщина. Я воспользовалась этим и спокойно прошла внутрь. Женщина даже бровью не повела.

Я пошла по территории, вокруг бегали дети. У крыльца стояли две сотрудницы садика. Они заметили меня и спросили: «Вы в какую группу?» Я сразу призналась, что работаю журналисткой и проверяю, насколько легко зайти. Одна из женщин выпроводила меня обратно за ворота. Никакой охраны в зоне видимости не было.

Давайте скажем честно: будь на моем месте условная Дворкина с ружьем, никакие тетеньки не успели бы ее остановить. Да ей и заходить в калитку не пришлось бы. Ограда решетчатая, детей через нее прекрасно видно. Как мишени в тире.

Сколько тратят на безопасность?

По данным Управления образования Красноярска, на охрану дошкольных учреждений в 2022 году выделено 130 миллионов рублей из бюджета города.

— Конкретная стоимость по учреждениям варьируется. Она зависит от особенностей здания, его общей площади и месторасположения, — сообщили мне в управлении образования.

Однако по тендерам на сайте госзакупок видно, что от особенностей здания не зависит ничего. Контракты на охрану садов расторговывают пачками: всего семь лотов — по числу районов города. Внутри каждого лота-района охрана всех садов стоит одинаково, независимо ни от каких параметров.

Цена меняется только от района к району — и то незначительно. Ниже приведена стоимость охраны одного красноярского «садичного» здания в текущем учебном году (2021–2022):

в Ленинском районе — 40 тысяч рублей в месяц;
в Кировском районе — 38,7 тысячи рублей в месяц;
в Советском районе — 37,3 тысячи рублей в месяц;
в Свердловском, Центральном и Железнодорожном районах — по 37 тысяч рублей в месяц;
в Октябрьском районе — 34,8 тысячи рублей в месяц.

В эту стоимость входит один лицензированный охранник, который работает 5 дней в неделю по 12 часов в день, с 7:00 до 19:00. В городе есть буквально несколько зданий, где служат по два охранника. Там указанная стоимость предсказуемо умножается на два.

Понятно, что эти суммы получают фирмы, а не охранники, которым платят гораздо меньше. Неудивительно, что на такую работу идут зачастую люди в возрасте.

ЧОПов, выигравших тендеры в этом году, всего три. Ленинский, Октябрьский и Советский районы обслуживает «Молот», Кировский — «Ратибор-В», а Свердловский, Железнодорожный и Центральный — «Пересвет». Я позвонила во все три фирмы, но нигде не пожелали общаться со СМИ.

Всё по регламенту

Как и почти любая сфера нашей жизни, охрана садов строго регламентирована. По Постановлению Правительства РФ № 1006 садики охраняются специализированными организациями. Выбирает их мэрия через открытые торги в соответствии с законом о госзакупках. Работу охранных фирм регулирует ФЗ № 2487–1, а компетентность их сотрудников проверяет Росгвардия.

Наконец, каждый отдельный садик заключает с обслуживающим его ЧОПом договор и оформляет инструкцию, где прописаны все правила безопасности и все действия охранника. Образцы договоров и инструкций есть в редакции NGS24.RU. Судя по этим документам, учтено всё: каждый шаг каждого родителя или воспитателя, дворника, повара, поставщика продуктов. Каждое открытие калитки или двери происходит под чьим-то контролем. Каждый чих просчитан. Враг не пройдет. Диверсант не просочится. Мышь не проскочит.

Я обзвонила наугад несколько садиков Красноярска, мелких и крупных, старых и новых. Расспросила заведующих, как у них устроена охрана на практике. Ответы были примерно одинаковы.

По словам заведующих, чтобы попасть в здание, надо позвонить в домофон и назвать фамилию и группу. Внутри необходимо показать документы. У охранника есть списки всех групп и детей, он сверяет документы родителей со списками и пропускает только своих. Если пришел посторонний по какому-то делу, то охранник зовет представителя администрации, чтобы тот проводил незнакомца до нужного ему помещения, а потом обратно. И конечно, охранник постоянно поглядывает на мониторы, подключенные к уличным камерам, и отслеживает всех, кто идет по территории.

А что на самом деле?

Двое моих детей в разное время побывали в дюжине садиков. Когда летом родной сад закрывается на ремонт, то приходится временно ходить в соседние. А в период «нерабочих дней» весной 2020 года дежурная группа мигрировала чуть не по всем дошкольным учреждениям района.

Еще штук 30–40 садиков я посетила в середине 2010-х, когда зарабатывала видеосъемкой утренников и роликов типа «один день из жизни группы». И, разумеется, я общаюсь на тему безопасности с огромным количеством красноярских мам.

И вот что я вам скажу.

Все эти регламенты и инструкции живут только на бумаге. В реальности в стандартном здании есть 3–4 постоянно работающих входа, а в крупных садиках и более. Охранник в здании всегда один (за очень редким исключением), то есть контролирует он только один вход.

Утром в период с 7:30 до 8:00 двери и калитки вообще не закрываются — через них идет сплошной поток родителей и детей. Вместе с ними может зайти рота солдат, и ее не сразу заметят.

В течение дня охранники почти не смотрят в мониторы видеонаблюдения, потому что это скучно. Они смотрят в телевизор или телефон. Курящие периодически покидают территорию сада, потому что покурить можно только за ее пределами.

Если прийти за ребенком в обед и позвонить в домофон, то тебе могут открыть, не спрашивая, кто пришел. А зайдя внутрь, можно не увидеть никакого охранника и спокойно пойти гулять по зданию.

Вечером поток людей возобновляется. Теперь взрослые приходят без детей. И отличить, кто родитель, а кто случайный человек, вообще невозможно. При этом почти все входящие-выходящие охотно пропускают друг друга, придерживая калитки и двери. А как не придержать? Люди стараются быть вежливыми.

Осторожность на недельку-другую

После стрельбы, произошедшей 28 марта в 31-м саду, город срочно озаботился «повышенными мерами безопасности». Во многих садах позакрывали все входы, кроме одного, и теперь по утрам в вестибюлях собираются пробки из детей и родителей. А охрана действительно начала требовать паспорта и вглядываться в лица посетителей.

Но как долго это продлится? Вспомним чудовищный случай в Нарьян-Маре, центре Ненецкого АО. В октябре 2019 года 36-летний Денис Поздеев услышал голоса, приказавшие ему убить ребенка. Он зашел в первый попавшийся садик, охрана приняла его за чьего-то отца, Поздеев проследовал в одну из групп и зарезал 6-летнего мальчика. Впоследствии убийцу отправили на принудительное лечение, а охранника — под суд, но ребенка уже не вернешь.

После этого по всем дошкольным учреждениям страны прокатилась «волна паранойи». Контроль за безопасностью на время ужесточился. Но миновала неделя-другая, страсти утихли — и всё вернулось на круги своя.

На днях замглавы Управления образования Красноярска Андрей Сигида заявил, что после инцидента в 31-м саду придется, вероятно, увеличить количество охранников в садиках, чтобы контроль был на каждом входе в учреждения. Однако если вместо одного человека в каждом здании будет работать хотя бы два, то и сумма оплаты автоматически умножится на два. То есть в бюджете города придется найти дополнительные 130 миллионов рублей. Где их искать — в мэрии пока нет ответа.

Что делать?

Ужесточать контроль в садах глупо. Это только усугубит дефицит бюджета и увеличит расход бумаги А4, на которой будут печататься новые тонны инструкций, отчетов о проверках и надзорных мероприятиях, проведенных для галочки.

А дети всё равно будут гулять по территории сада у всех на виду. И это правильно. Не надо превращать садики в колонии строгого режима. Не надо обносить их трехметровым забором с колючей проволокой, не надо делать КПП с вооруженным до зубов охранником, не надо ставить по периметру башни с автоматчиками.

Контролировать вообще надо не детей. Контролировать надо тех, у кого есть огнестрельное оружие.

Прошлой весной в Казани 19-летний Ильназ Галявиев, несмотря на заболевание, влияющее на работу головного мозга, собрал все необходимые справки, получил охотничий билет, лицензию на оружие и совершенно легально купил ружье. 11 мая 2021 года Галявиев пришел в свою бывшую школу и убил 9 человек.

Тогда глава Росгвардии Виктор Золотов объявил, что необходимо ужесточить требования к получению охотничьего билета и повысить возрастной ценз с 18 до 21 года.

В то же время и президент Владимир Путин поручил ужесточить требования к владельцам оружия.

Прошел почти год. 19-летняя Полина Дворкина в Красноярске собрала все необходимые справки, в марте получила охотничий билет и лицензию на огнестрел, купила ружье и отправилась с ним в детский садик.

Согласны с авторами материала? Пожалуйста, поделитесь в комментариях.

Один комментарий к “В Красноярских садиках на охрану тратят 35–40 тысяч рублей в месяц”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *