Судебная практика: МРОТ надо платить!

Дело № 2-4506/2017

Категория 2.43

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

20 декабря 2017 года Октябрьский районный суд г. Красноярска в составе председательствующего судьи Вожжовой Т.Н.,

при секретаре Скобцовой Е.С.,

с участием представителя истца Нестеренко А.В. Клепова А.С., представителя ответчика ООО ЧОО «ИЛИР» Мальчикова Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Нестеренко А.В. к ООО ЧОО «ИЛИР» о признании факта трудовых отношений, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск,

У С Т А Н О В И Л :

Нестеренко А.В. обратился в суд с вышеуказанным иском к ООО ЧОО «ИЛИР», мотивируя требования тем, что с 26 декабря 2016 года работал у ответчика в должности охранника. В марте 2017 года трудовые отношения прекращены. При приеме на работу трудовой договор заключен не был, однако истец был фактически допущен к работе и дежурил на охраняемом объекте КГБУК «Красноярская краевая филармония», что подтверждается записями в журнале сдачи-приема смен. За январь 2017 года истцу выплачена заработная плата в сумме 3264 рубля, что менее установленного законом МРОТ. В связи с чем просит взыскать сумму разницы между МРОТ в размере 7500 рублей и фактически выплаченной суммой, что составит 4236 рублей. Кроме того, в марте 2017 года истцом было отработано 14 смен, из которых 12 смен были отработаны по 24 часа каждая, что отражено в графике дежурств. Всего в марте 2017 года истец отработал 322 часа, соответственно переработка составила 146 часов, из которых 104 часа отработано в ночное время. Исходя из МРОТ часовая тарифная ставка составляет 42 рубля 61 коп., в связи с чем за март 2017 года ему причитается заработная плата в сумме 29044 рубля, из которых 7500 рублей – МРОТ, 6221 рубль 06 коп. – оплата сверхурочной работы (146 х 42,51), 4431 рубль 44 коп. оплата за работу ночью (104 х 42,61), 5445 рублей 75 коп. – районный коэффициент, 5445 рублей 75 коп. — процентная надбавка. Также, поскольку отпуск ему не предоставлялся, просит взыскать компенсацию за 9 дней в сумме 4404 рубля 33 коп. (7500+7500+29044/90х9). С учетом изложенного просит признать факт наличия у истца трудовых отношений с ответчиком в период с 26 декабря 2016 года по 31 марта 2017 года, взыскать с ООО ЧОО «ИЛИР» заработную плату за январь, февраль 2017 года в размере 8472 рубля, заработную плату за март 2017 года в размере 29044 рубля, компенсацию за неиспользованный отпуск в сумме 4404 рубля 33 коп.

Истец Нестеренко А.В. в судебное заседание ее явился, извещен о дне, времени месте рассмотрения дела заказным письмом, уполномочил нотариально удостоверенной доверенностью представлять его интересы Клепова А.С.

Представитель истца Клепов А.С., действуя на основании доверенности реестр. № 3-1189 от 05 апреля 2017 года, иск поддержал. Суду пояснил, что истец был принят на работу к ответчику, в связи с чем ему была выдана карточка охранника, которая не оформляется Росгвардией в отсутствие трудовых отношений. Истец фактически работал в должности охранника на объекте КГБУК «Красноярская краевая филармония», а в марте 2017 года он имел переработку. За период трудовых отношений зарплата выплачена не в полном объеме, расчет не произведен, трудовой договор не заключался, запись в трудовую книжку не вносилась, в связи с чем просят установить факт трудовых отношений в должности охранника с 26 декабря 2016 года по 31 марта 2017 года, внести запись, взыскать заработную плату за неоплаченные месяца, и компенсацию за неиспользованный отпуск. Согласно удостоверению частного охранника от 26.12.2016 истец является частным охранником, иного документа, которым можно установить работу истца у ответчика у нас не имеется, также имеется график дежурств за март 2016 года, согласно которому истец отработал 14 смен, в общей сложности 322 часа. Иных доказательств нет, поэтому расчет предоставляем исходя из МРОТ за январь 2017, февраль 2017, и за март 2017 с полным учетом рабочего времени.

Представитель ответчика ООО ЧОО «ИЛИР» Мальчиков ЕВ.С., действуя на основании Устава, иск не признал. Суду пояснил, что фактически выполнение работы отрицаем, он вообще не работал. В целях получения необходимого количества оружия, необходимо определенное количество охранников с лицензией. Поэтому с истцом была устная договоренность, что мы его оформляем на работу, он не работает, но получает за 0,5 ставки. Истец заявление о принятии на работу не писал, трудовую книжку не передавал, фактически в указанный период работал в другой организации. Приказ о приеме на работу не издавался, оформлялась лишь выписка из приказа. Полагает, что истец не представил доказательства исполнения им трудовых обязанностей. Представленный график работы изготовлен неизвестным лицом. При этом указал, что в штате организации должность охранника отсутствует. Кроме того, ООО ЧОО «ИЛИР» к административной ответственности после проверки трудовой инспекции не привлекли, так как трудовые отношения не установлены. Из журнала о выдачи оружия видно, что истец его никогда не получал. Просит в иске отказать в полном объеме.

Суд, выслушав объяснения представителей сторон, исследовав материалы дела, приходит к выводу, что исковые требования подлежат удовлетворению.

Так, положениями Трудового кодекса Российской Федерации трудовыми отношениями признаются отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается (ст. 15 Трудового кодекса).

Согласно ст. 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом.

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Фактическое допущение работника к работе без ведома или поручения работодателя либо его уполномоченного на это представителя запрещается.

Как следует из разъяснений, содержащихся в абзаце 3 пункта 8 и в пункте 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель (или его уполномоченный представитель) обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (часть вторая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации).

Исходя из совокупного толкования вышеуказанных норм трудового права, содержащихся в названных статьях Кодекса следует, что к характерным признакам трудового правоотношения относятся: личный характер прав и обязанностей работника; обязанность работника выполнять определенную, заранее обусловленную трудовую функцию; подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда; возмездный характер (оплата за труд).

Наличие трудовых отношений может быть подтверждено ссылками на любые доказательства, указывающие на конкретную профессию, специальность, вид поручаемой работы, поскольку работник в связи с его зависимым правовым положением не может нести ответственность за действия работодателя, на котором на основании прямого указания закона лежит обязанность по своевременному и надлежащему оформлению трудовых отношений (ст. 68 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу ст. 56 Трудового кодекса Российской Федерации, трудовым договором является соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством, своевременно и в полном размере выплачивать заработную плату, а работник обязуется выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Ст. ст. 61, 67 Трудового кодекса Российской Федерации установлено, что трудовой договор заключается в письменной форме и вступает в силу, со дня его подписания работником и работодателем, после чего, работник обязан приступить к исполнению трудовых обязанностей со дня, определенного договором.

При этом, в силу ч. 2 ст. 67 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе.

Согласно ст. 68 Трудового кодекса Российской Федерации, прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Содержание приказа (распоряжения) работодателя должно соответствовать условиям заключенного трудового договора.

Приказ (распоряжение) работодателя о приеме на работу объявляется работнику под роспись в трехдневный срок со дня фактического начала работы. По требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежаще заверенную копию указанного приказа (распоряжения).

При приеме на работу (до подписания трудового договора) работодатель обязан ознакомить работника, под роспись, с правилами внутреннего трудового распорядка, иными локальными нормативными актами, непосредственно связанными с трудовой деятельностью работника, коллективным договором.

Разрешая исковые требования, суд, оценив представленные доказательства, приходит к выводу, что исковые требования обоснованны.

В судебном заседании установлено, что согласно Уставу ООО ЧОО «ИЛИР» и выписке из ЕГРЮЛ, решения единственного учредителя, директором ответчика, имеющим право действовать без доверенности, является Мальчиков Е.С. (л.д. 13, 185-191).

Согласно выписке из приказа № 7 от 21 декабря 2016 года, в ООО ЧОО «ИЛИР» на должность охранника с 21 декабря 2016 года с окладом и надбавками согласно штатному расписанию, принят Нестеренко А.В. (л.д. 182). Документ подписан директором Мальчиковым Е.С. с приложением печати ООО ЧОО «ИЛИР».

Данный документ представлен ответчиком в Управление федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации по Красноярскому краю, которое и представило суду по запросу (л.д. 20).

При этом суд отмечает, что ответчик оформил истцу карточку охранника (л.д. 4).

До настоящего времени ответчик правоохранительные органы об аннулировании приказа о приеме на работе истца не уведомил.

Также судом установлено, что ответчик заключил с КГБУК «Красноярская краевая филармония» контракт № Ф.2016.470110, по условиям которого ООО ЧОО «ИЛИР» обязалось оказать услуги по охране зданий и прилегающих территорий, а также по охране внутриобъектового порядка при проведении культурно-массовых мероприятий и концертов (л.д. 93-100).

При этом согласно объяснениям представителя истца, иску, Нестеренко А.В. осуществлял свои трудовые функции именно в КГБУК «Красноярская краевая филармония».

Учитывая все вышеизложенное, суд приходит к выводу, что совокупностью исследованных судом доказательств подтверждается факт принятия истца Нестеренко А.В. уполномоченным представителем ООО ЧОО «ИЛИР» — директором Мальчиковым Е.С. на работу по определенной должности – охранником с подчинением истцом правилам внутреннего трудового распорядка с окладом и надбавками согласно штатному расписанию.

Определением суда (л.д. 160) ответчику предложено представить документы, подтверждающие его возражения в той части, что фактически истец в КГБУК «Красноярская краевая филармония» не работал, эту работу осуществляли иные лица, графики сменности охранников в КГБУК «Красноярская краевая филармония».

Ответчик указанное определение суда не исполнил. Тогда как в силу ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. При этом согласно ч. 2 ст. 150 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой непредставление стороной доказательств и возражений не препятствует рассмотрению дела по имеющимся в деле доказательствам. При этом в силу ч. 1 ст. 68 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны.

Учитывая, что ответчик процессуальную обязанность не исполнил, не опроверг доводы истца, судом настоящее решение постановлено в рамках заявленных исковых требований и на основании представленных суду доказательств.

Возражения ответчика о том, что истец оформлялся на работу фиктивно, без цели возникновения трудовых отношений, а в целях получения ООО ЧОО «ИЛИР» большего количества оружия, не может служить основанием для отказа в удовлетворении иска.

При этом суд отмечает, что недобросовестное поведение ООО ЧОО «ИЛИР» в целях получения преференций для себя путем оформления фиктивных документов (как указывает представитель ответчика), не может быть поддержано государством; такой интерес не подлежит защите.

То обстоятельство, что Нестеренко А.В. по трудовому договору № 21-К от 25 сентября 2015 года работал в ООО Охранное предприятие «Регион 24» охранником 6 разряда до 27 января 2017 года (л.д.26), не исключает возникновение между сторонами трудовых отношений.

При этом возражения представителя ответчика о том, что штатное расписание ООО ЧОО «ИЛИР» не имеет в своем составе должностей охранников (л.д. 193,195), не имеют значения при рассмотрении спора, поскольку действующим законодательством прямо запрещен фактический допуск к исполнению трудовых обязанностей без оформления трудовых отношений, что, в целом, направлено на защиту прав и определение обязанностей как работников, так и работодателя, поскольку исключительно в ведении работодателя находится как утверждение штатного расписания, так и оформление документов, подтверждающих трудовую деятельность.

Возражения ответчика о том, что согласно журналу выдачи оружия Нестеренко А.В. никогда в спорный период оружие не получал (л.д. 101-159), не опровергает доводы истца, и не может служить основанием к отказу в удовлетворении иска, поскольку указанное обстоятельство само по себе не исключает факт трудовых отношений сторон.

При этом представитель ответчика суду пояснил, что в КГБУК «Красноярская краевая филармония» предоставлялись услуги невооруженной охраны.

В связи с указанным, требование Нестеренко А.В. об установлении факта трудовых отношений с ответчиком подлежит удовлетворению.

При этом, учитывая фактические обстоятельства дела, установленные судом, характер спора, а также те правовые последствия, которые влечет установления периода работы, суд полагает необходимым установить факт работы истца у ответчика с 21 декабря 2016 года, что указано ответчиком в выписке из приказа, по 31 марта 2017 года.

При разрешении исковых требований о взыскании заработной платы, суд исходит из того, что в силу прямого указания Трудового кодекса Российской Федерации работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами; а работник имеет право на получение своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы (ст. 21, 22 Трудового кодекса Российской Федерации).

В силу ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 140 Трудового кодекса Российской Федерации при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.

Поскольку доказательств согласования сторонами размера заработка, а также приема истца на работу на 0,5 ставки, суду не представлено, заработная плата подлежит начислению исходя из минимального размера оплаты труда, который устанавливается законодательством Российской Федерации, за полную ставку.

Так, согласно ст. 129 Трудового кодекса Российской Федерации заработная плата (оплата труда работника) — вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

На основании ст. 146, 148 Трудового кодекса Российской Федерации в повышенном размере оплачивается также труд работников, занятых на работах в местностях с особыми климатическими условиями; оплата труда на работах в местностях с особыми климатическими условиями производится в порядке и размерах не ниже установленных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

В силу ст. 315 Трудового кодекса Российской Федерации оплата труда в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях осуществляется с применением районных коэффициентов и процентных надбавок к заработной плате.

Размер районного коэффициента и порядок его применения для расчета заработной платы работников организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, устанавливаются Правительством Российской Федерации (ст. 16 Трудового кодекса Российской Федерации).

Лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, выплачивается процентная надбавка к заработной плате за стаж работы в данных районах или местностях (ст. 317 Трудового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, начисление районного коэффициента и процентной надбавки должно производиться на все начисления, которые входят в систему оплаты труда, поскольку назначение стимулирующих и компенсационных выплат заключается в учете особых климатических условий конкретного региона.

Так, Федеральным законом от 02.12.2013 № 336-ФЗ «О внесении изменения в статью 1 Федерального закона «О минимальном размере оплаты труда» минимальный размер оплаты труда с 01 июля 2016 года установлен в сумме 7 500 рублей в месяц.

Соответственно, за январь 2017 года Нестеренко А.В. причиталось к выплате 7500 х 30% х 30% = 12000 рублей. Фактически выплачено 3264 рубля (л.д. 5), соответственно задолженность составляет 12000-3264=8736 рублей;

за февраль 2017 года Нестеренко А.В. причиталось к выплате 7500 х 30% х 30% = 12000 рублей. Фактически выплачено 3264 рубля (л.д. 6), соответственно задолженность составляет 12000-3264=8736 рублей;

за январь 2017 года Нестеренко А.В. причиталось к выплате 7500 х 30% х 30% = 12000 рублей. Фактически выплачено 3265 рублей (л.д. 81), соответственно задолженность составляет 12000-3264=8735 рублей.

А всего задолженность по заработной плате составляет 26207 рублей, которые и подлежат взысканию с ответчика в пользу истца.

Никаких объективных доказательств работы истца сверхурочно суду не представлено. Не могут быть принять во внимание представленный истцом график, поскольку указанный график не имеет обязательных реквизитов, в том числе дату, должность и фамилию лица, утвердившего график сменности для оценки его достоверности.

Кроме того, согласно ст.ст. 114, 115 Трудового кодекса Российской Федерации работникам предоставляются ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка продолжительностью 28 календарных дней.

Статьей 14 Закон Российской Федерации от 19.02.1993 № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» кроме установленных законодательством дополнительных отпусков, предоставляемых на общих основаниях, лицам, работающим в остальных районах Севера, где установлены районный коэффициент и процентная надбавка к заработной плате, — 8 календарных дней.

Истцу ответчиком отпуск не предоставлялся, оплата дней отпуска не производилась, в связи с чем за период работы с 21 декабря 2016 года по 31 марта 2017 года с ООО ЧОО «ИЛИР» в пользу Нестеренко А.В. подлежит взысканию компенсация за причитающиеся неиспользованные 9 дней отпуска (36/12 х 3).

Средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется за последние 12 календарных месяцев путем деления суммы начисленной заработной платы на 12 и на 29,4 (среднемесячное число календарных дней) (Постановление Правительства РФ от 24.12.2007 № «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы»).

Компенсация составит 3 673 рубля 44 коп., исходя из расчета 408 рублей 16 коп. х 9 дней, где 408 рублей 16 коп. – среднедневной заработок ((12000+12000+12000)/ 3/29,4, а 9 – количество неиспользованных дней отпуска.

Согласно ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований. В этом случае взысканные суммы зачисляются в доход бюджета, за счет средств которого они были возмещены, а государственная пошлина — в соответствующий бюджет согласно нормативам отчислений, установленным бюджетным законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п. 1 ч.1 ст. 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации истец был освобожден от уплаты государственной пошлины, поэтому с ответчика подлежит взысканию в доход местного бюджета сумма государственной пошлины в размере 1 096 рублей 41 коп. (800+3%от 9880,44), исходя из размера удовлетворенных исковых требований (29880,44).

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194 – 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Р Е Ш И Л :

Исковые требования Нестеренко А.В. к ООО ЧОО «ИЛИР» о признании факта трудовых отношений, взыскании задолженности по заработной плате, компенсации за неиспользованный отпуск, удовлетворить частично.

Установить факт работы Нестеренко А.В. в ООО ЧОО «ИЛИР» в должности охранника в период с 21 декабря 2017 года по 31 марта 2017 года.

Взыскать с ООО ЧОО «ИЛИР» в пользу Нестеренко А.В. заработную плату в размере 26207 рублей, компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 3673 рубля 44 коп.

Взыскать с ООО ЧОО «ИЛИР» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 1096 рублей 41 коп.

Решение может быть обжаловано в Красноярский краевой суд через Октябрьский районный суд г. Красноярска в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий (подпись) Т.Н. Вожжова

Копия верна: Т.Н. Вожжова

rospravosudie.com 

Комментариев к “Судебная практика: МРОТ надо платить!”: 4

  1. Тут основная тема даже не МРОТ, а мошенничество, цель которого получение большого количества оружия, при полном отсутствии контроля за юридическими лицами с особыми уставными задачами!

  2. Не решение, а полная фигня, не вступившая в законную силу! Расширение штата сотрудников в убыток организации с целью увеличения арсенала оружия для участия в будущих торгах не является фиктивным трудоустройством, а необходимостью! И это следствие несовершенства закона о частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации в системном толковании с 44-ФЗ.

  3. Прикольно!!! А где он расширенный штат? Если абсолютный ноль наличия работников в штате ЧОО Илир выявила межведомственная комиссия по легализации доходов за период всего 2017-го года. По итогам предыдущих двух лет, за которые опубликована налоговая отчётность, сумма чистых активов ООО меньше суммы уставного капиталла, тоесть данная фирма банкрот! На нынешний момент выписка из ЕГРЮЛ указывает, ЧОО Илир имеет на исполнении 72 государственных контракта, но не имеет работников, оставаясь на спецрежиме в качестве микропредприятия, что по мнению директора не является какими-либо нарушениями законодательства, а осуществляется давление государства на бизнес!))) Однако последний год выручка и прибыль организации заметно растут, на фоне сильного снижения цены!!! Так куда уходят деньги???

  4. Борец с коррупцией с пушком сам оказывается. То много платят орет, то теперь сам стонет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 3 =