Ох, накладно встаёт охрана. Кто и как отвечает за безопасность ульяновских школьников

После случая в лагере «Волжанка» в Ундорах, а незадолго до этого — после страшной трагедии в Вешкайме, общественность вновь заговорила об охране детских учреждений. Граждане считают меры безопасности недостаточными, раз происходят преступления, а чиновники отчитываются об исчерпывающих мерах. Где правда? «Народная газета» подробно разбиралась в проблеме.


Во-первых, как и докладывала ранее министр просвещения и воспитания Наталья Семенова, 100% учреждений образования имеют паспорта безопасности. Впрочем, действующие требования к защищенности объектов образования имеют три категории. Первая категория — это учреждения более 500 человек, вторая — более 100 человек, третья — менее 100. Охрана силами Росгвардии или ЧОПа предусмотрена только для первой и второй категории. Для третьей категории — только «обеспечение пропускного режима» — это вахтер, а не охранник.

Но и по второй и первой категории ситуация сложнее, чем кажется: полностью требование постановления звучит так: «обеспечение охраны объектов… сотрудниками частных охранных организаций или подразделениями вневедомственной охраны…», и это не означает физического присутствия бойца с оружием у входа в школу или детский сад. Договор об охране может предусматривать оперативный выезд на место группы — в течение, например, пяти минут. В мае 2021 года в казанской школе № 175 действовали именно такие меры безопасности — вахтер тревожную кнопку нажал, однако девять человек погибли.

Иначе говоря, нет никакого нарушения действующих нормативов в том, что ни в Вешкайме, ни в «Волжанке» не было обученного охранника на месте. Однако именно этого хотели бы родители, чтобы они могли быть уверены, что их дети в полной безопасности, что их защищает не пенсионер-вахтер, не группа быстрого реагирования, которая прибудет, когда трагедия уже произойдет, а настоящая охрана. Причем вне зависимости от того, сколько детей посещает учреждение — двадцать или две тысячи. Однако реальность несколько сложнее.

Вахтёр с бонусом

Всего на территории Ульяновской области находится около тысячи образовательных учреждений, которым необходима охрана. К образовательным учреждениям примыкают смежные категории — ФОКи, дома культуры, детские лагеря.

В общей сложности мы можем говорить о примерно полутора тысячах объектов, которые посещают дети и на которые может совершить нападение потенциальный злоумышленник. Если мы хотим обеспечить эти учреждения физической охраной, а не просто вахтером или тревожной кнопкой с группой быстрого реагирования, существует три способа сделать это.

Первый: охранник будет состоять в штате учреждения. С учетом времени пребывания детей в учреждении (посменно, продленка) одна смена охранника, чтобы он был на месте всегда, должна длиться 10 — 12 часов. Таким образом, в штате должно быть не менее двух охранников, работающих посменно, иначе в охране объекта будут «белые пятна»: охранник уже ушел домой, а дети еще остаются на дополнительных занятиях.

Заработная плата охранника с лицензией, разрядом, то есть такого, который не просто сидит на вахте, но и может хоть как-то помешать злоумышленнику физически (о полномочиях — позже), составляет 30 — 40 тысяч рублей. С учетом фискальной нагрузки (НДФЛ, страховые, пенсионные отчисления) один охранник будет стоить учреждению 540 тысяч рублей в год, двое — больше миллиона.

В Староатлашинской средней школе, что в Старокулаткинском районе, к примеру, учатся 32 человека. Обеспечить каждого из них охраной для школы будет стоить 168 тысяч рублей в год в расчете на одного ребенка, или примерно 14 тысяч рублей в месяц на ребенка. Разумеется, в школьном бюджете таких средств на охрану нет. Но и собирать с каждого из родителей по 14 тысяч рублей на охрану… Это немыслимо!

Мы намеренно взяли крайний вариант малокомплектной школы (а таких объектов из полутора тысяч немало). Но как быть со средними по численности учреждениями? Там расходы на охрану в расчете на одного ребенка в месяц будут составлять 1500 — 2000 рублей в месяц, но и их взять неоткуда. А вы готовы платить 2000 рублей в месяц за охрану?

Но главное — полномочия охранника в штате учреждения будут сильно ограничены. Он не будет иметь права силой обезвредить преступника или даже обыскать подозрительную личность. Фактически это будет тот же вахтер, в лучшем случае — моложе и крепче.

Личная армия для школ

Может быть, оплачивать охрану мог бы областной бюджет? Давайте посчитаем: с учетом количества учреждений физическая охрана всех образовательных учреждений (даже на том минимальном уровне, что мы предложили) будет стоить бюджету около миллиарда рублей в год. Для сравнения: в нашем регионе всего на модернизацию системы образования заложено 15 миллиардов, включая строительство школ, ремонт школ, доплаты за классное руководство, обеспечение детей горячим питанием и проч.

Но если вдруг регион найдет такие деньги, где взять три тысячи квалифицированных и сертифицированных охранников в штаты для всех учреждений региона? И какой в этом смысл, если у них не будет полноценных полномочий?

Есть и второй, более верный, способ решения проблемы, «аутсорс» — это когда школа заключает договор с внешней организацией на охрану — с ЧОПом.

Качественная частная физическая охрана оплачивается почасово — организация сама разберется, сколько ей нужно сотрудников, как они будут работать, за кого и какие нужно сделать отчисления. Приличная охрана стоит от 140 рублей в час — это примерно 504 тысячи рублей в год на одно учреждение. Мы снова уперлись почти в миллиард на область, не говоря уже о том, что такое количество квалицированных охранников еще нужно найти — у нас ранее, как вы помните, были с ними проблемы. Один из чоповцев так вообще сам оказался педофилом. Ответ прост: минимальная почасовая стоимость услуг начинается от 80 рублей (для обычного, хотя бы несудимого, охранника без особых навыков), 140 — это именно что приличная охрана. Разумеется, образовательные учреждения стремятся сэкономить, но если прописать требования жестче, где мы возьмем столько квалифицированных чоповцев?

Даже если говорить не о физической охране, а о выезде группы быстрого реагирования, для ее работы нужна комната для хранения оружия (КХО) у ЧОПов. В Старокулаткинском районе (к примеру) КХО нет ни у одного ЧОПа — значит, ехать будет группа из соседнего района, а у преступника будет плюс-минус сорок минут.

Это, кстати, объясняет, почему в «Волжанку» ГБР прибыла так поздно: поставить КХО в пяти минутах от каждой школы для сельской местности невозможно. В селах просто нет такого количества объектов под охрану, чтобы для ЧОПа было целесообразно иметь там отдельное «представительство» — как правило, одна группа работает на несколько населенных пунктов.

А если посадить в каждую организацию по росгвардейцу? Тогда нам нужно где-то найти три тысячи росгвардейцев с учетом управления и материального обеспечения, то есть сформировать аналог войсковой бригады исключительно для охраны школ и детских садов Ульяновской области. Это в том случае, если мы найдем, как им платить: физическая охрана силами Росгвардии за счет средств областного и местного бюджета стоит от 203,96 руб. за чел./час. до 253,01 руб. за чел./час. Выйдет примерно два миллиарда. В отличие от ЧОПа, у них хотя бы есть полномочия — злоумышленника они могут задержать и обезвредить.

Вот и получается, что в данный момент нет никакой возможности обеспечить все учреждения области физической охраной, особенно в сельской местности. А значит, во главу угла, как и раньше, следует ставить не физическую охрану, поскольку с этим мы, по большому счету, можем справиться только формально, а профилактику подобных преступлений. Но это уже совсем другая история…

фото на превью: Сергей Мальгавко / ТАСС

Один комментарий к “Ох, накладно встаёт охрана. Кто и как отвечает за безопасность ульяновских школьников”

  1. Те, которые по 80-140 руб. в час за охрану считают нормальной расценкой за постовую охрану, пусть свою ЗП пересчитаю по такому принципу. А то как вахтёру платить, так 30-40 тыр. в месяц оказывается надо, а как за ЧО, так от 80-ти руб. за час у них хватает!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.