За прогул по уважительной причине не увольняют, даже если работник о ней умолчал

Сотрудница не вышла на работу в ночную смену. В объяснении она сообщила, что неявка обусловлена участием в следственных действиях.


Данный факт работница подтвердила повесткой о вызове на допрос. Однако в ходе служебного расследования из полученной от УВД информации было установлено, что в указанный день в каких-либо процессуальных мероприятиях женщина не участвовала. Поскольку уважительная причина неявки на работу не подтвердилась, работодатель уволил ее за прогул.

Работница обратилась в суд с просьбой отменить увольнение и в трех инстанциях выиграла (Определение от 06.06.2022 по делу № 88-12066/2022).

Суды признали причину неявки на дежурство уважительной – несовершеннолетняя дочь истицы болела. При этом женщина уведомляла руководство о невозможности работать ночью из-за того, что одна воспитывает ребенка. Суды также учли, что в ночь дежурства посетителей не было, а значит, неявка не повлекла негативных последствий для работодателя.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 6 июня 2022 г. по делу N 88-12066/2022

31RS0020-01-2021-001919-56

Судебная коллегия по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:
председательствующего судьи Булатовой Е.Е.,
судей Юдиной С.В., Матросовой Г.В.,
с участием прокурора Юнусовой А.И.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 6 июня 2022 года гражданское дело по исковому заявлению К. к Областному государственному автономному учреждению здравоохранения «Стоматологическая поликлиника г. Старый Оскол» о признании незаконным приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда по кассационной жалобе Областного государственного автономного учреждения здравоохранения «Стоматологическая поликлиника г. Старый Оскол» на решение Старооскольского городского суда Белгородской области от 15 июля 2021 года по гражданскому делу N 2-1396/2021 и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 21 декабря 2021 года по гражданскому делу N 33-6321/2021, заслушав доклад судьи Первого кассационного суда общей юрисдикции Юдиной С.В., заключение прокурора, полагавшего кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению,

установила:

К. обратилась в суд с иском к Областному государственному автономному учреждению здравоохранения «Стоматологическая поликлиника г. Старый Оскол» (далее по тексту — ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старый Оскол») о признании незаконным приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Решением Старооскольского городского суда Белгородской области от 15 июля 2021 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 21 декабря 2021 года исковые требования К. удовлетворены частично: признан незаконным приказ ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» N 4-к от 13 февраля 2021 года о прекращении трудового договора с врачом-стоматологом К.; К. восстановлена на работе в ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» в должности врача-стоматолога; с ответчика в пользу истца взысканы заработная плата за время вынужденного прогула за период с 14 февраля 2021 года по 13 апреля 2021 года в размере 104167 рублей, компенсация морального вреда в размере 5000 рублей. В остальной части иска о компенсации морального вреда отказано.

В поданной кассационной жалобе ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» просит отменить принятые по делу судебные акты, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права, указывая на законность увольнения истца за прогул, отсутствие доказательств наличия уважительных причин невыхода на работу 8 января 2021 года К.

Заслушав доклад судьи, выслушав заключение прокурора, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Согласно пункту 1 статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких нарушений судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного дела по доводам жалобы и материалам дела не допущено.
Как установлено судом, ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» зарегистрировано в качестве юридического лица, основным видом деятельности которого является организация оказания медицинской помощи населению области.

В соответствии с разделом 5 Правил внутреннего трудового распорядка, утвержденных главным врачом ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» 28 марта 2016 года, учреждение работает в условиях семидневной рабочей недели: врачи (терапевты, ортопеды) обеспечивают прием пациентов с 8 часов до 20:00 часов в течение 5 дней согласно графика, в субботу, в воскресенье и в праздничные дни — согласно графику.

С 20 августа 2001 года К. состоит в трудовых отношениях с ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола», с 15 июля 2020 года занимает должность врача-стоматолога.

Согласно условий трудового договора N 19 от 15 июля 2020 года, заключенного между ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» и К., продолжительность ежедневной работы К. составляет 6 часов 36 минут, количество выходных дней в неделю — 2 (согласно графика работы); дежурство в выходные и праздничные дни осуществляется работником согласно утвержденного графика (пункт 18).

21 декабря 2020 года ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» издан приказ N 88 «Об организации медицинского обслуживания в период подготовки и проведения новогодних и рождественских праздников», в соответствии с которым в выходные и праздничные дни с 31 декабря 2020 года по 10 января 2021 года обеспечена работа поликлиники. Из содержания данного приказа следует, что врач-стоматолог К. работает 8 января 2021 года с 22.00 часов до 06 часов 9 января 2021 года.

С вышеуказанным приказом К. ознакомлена в день его издания.

Согласно табелю учета рабочего времени ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» за январь 2021, года К. 8 января 2021 года отсутствовала на рабочем месте без уважительных причин (ПР), затем с 14 января 2021 года по 29 января 2021 года являлась временно нетрудоспособной (Б).
Приказом ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» N 4-к от 13 февраля 2021 года К. уволена с работы по подпункту «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового Кодекса Российской Федерации за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей.

В качестве оснований для издания приказа указаны: акт об отсутствии работника на рабочем месте от 11 января 2021 года, акт служебного расследования (заключения по итогам разбирательства) от 15 января 2021 года, объяснительная К. от 11 января 2021 года.

Согласно акту N 1 от 11 января 2021 года, составленному и.о. главного врача ФИО6 и охранником ЧОП «Служба безопасности» ФИО7 врач-стоматолог К. во время ночного дежурства с 22 часов 00 минут 8 января 2021 года до 06 часов 00 минут 9 января 2021 года отсутствовала на рабочем месте.

От ознакомления с вышеуказанным актом К. отказалась, о чем 11 января 2021 года составлен акт.

11 января 2021 года от К. отобраны письменные объяснения, в которых последняя, указала на то, что ее невыход на дежурство 8 января 2021 года обусловлен участием в следственных действиях, в подтверждение чего ею представлена повестка о вызове на допрос дознавателем ОД УМВД России по г. Старому Осколу.

Из содержания акта служебного расследования (заключения по итогам разбирательства), составленного комиссией ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» 14 января 2021 года и утвержденного и.о. главного врача, следует, что работодателем проверены приведенные К. в письменных объяснениях от 11 января 2021 года доводы, в связи с чем, истребована информация из УМВД по г. Старый Оскол, которое не подтвердило факт ее участия в каких-либо процессуальных действиях в обозначенную дату. В связи с данным обстоятельством, комиссией принято решение о рекомендации работодателю применить к К. дисциплинарное взыскание в виде увольнения, поскольку с ее стороны не представлено доказательств уважительности отсутствия на рабочем месте.

С приказом N 4-к от 13 февраля 2021 года К. отказалась ознакомиться, о чем 13 февраля 2021 года составлен акт.

Согласно заключению эксперта N 31-58/2021 от 9 июня 2021 года АНО «Комитет Судебных Экспертиз» подпись, от имени К., расположенная в графе: «Роспись», в строке «Климова», в Графике ночных дежурств сотрудников ОГАУЗ «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» от 9 ноября 2020 года, выполнена не К., а иным лицом.
В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям, предусмотренным этим кодексом.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть 5 статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации).

Основания расторжения трудового договора по инициативе работодателя определены статьей 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Подпунктом «а» пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей — прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение всего рабочего дня (смены), независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня (смены).

Разрешая спор и удовлетворяя заявленные требования К., суды первой и апелляционной инстанций исследовали юридически значимые обстоятельства, дали оценку представленным доказательствам в их совокупности, в том числе, показаниям свидетеля ФИО8, правильно истолковав и применив к данным правоотношениям нормы материального права, пришли к обоснованному выводу о незаконности увольнения К., поскольку отсутствие на работе в ночную смену 8 января 2021 года было обусловлено уважительной причиной — болезнью несовершеннолетней дочери.

Суды верно исходили из того, что К. ставила руководство в известность о невозможности дежурств в ночные смены, т.к. одна воспитывает несовершеннолетнего ребенка, наложения взыскания работодателем без учета тяжести вменяемого истцу в вину дисциплинарного проступка и обстоятельств, при которых он был совершен, ввиду того, что в ночь с 8 января 2021 года по 9 января 2021 года посетителей поликлиники не было, действия истца не повлекли наступление негативных последствий для работодателя. В связи с чем, К. восстановлена в прежней должности, в соответствии со статьей 394 Трудового кодекса Российской Федерации с ответчика в пользу истца взыскан средний заработок за время вынужденного прогула с 14 февраля 2021 года по 13 апреля 2021 года в сумме 104167 рублей 50 копеек, компенсация морального вреда в размере 5000 рублей.

В судебных актах приведено толкование норм материального права (статей 21, 22, 81, 192, 193, 234, 237, 394 Трудового кодекса Российской Федерации подлежащих применению к спорным отношениям, результаты оценки доказательств по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Приведенные ответчиком в жалобе доводы об отсутствии оснований для признания увольнения незаконным, по существу сводятся к несогласию с выводами судов первой и апелляционной инстанций, изложенными в обжалуемых судебных постановлениях и направлены на иную оценку доказательств по делу, а потому основанием к отмене судебных актов являться не могут, т.к. в соответствии с частью 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Оценка представленных доказательств относится к компетенции судов первой и апелляционной инстанций (статьи 198 и 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судом исследованы все представленные сторонами доказательства в их совокупности по правилам статей 55, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которым дана надлежащая правовая оценка в соответствии с требованиями статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Иных доводов, которые не были бы отражены в оспариваемых судебных актах, кассационная жалоба ответчика не содержит.

Выводы, содержащиеся в обжалуемых судебных постановлениях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленных судом первой и апелляционной инстанций. Нарушений норм материального либо процессуального права, влекущих отмену состоявшихся по делу судебных актов, не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 390, 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам

определила:

решение Старооскольского городского суда Белгородской области от 15 июля 2021 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 21 декабря 2021 года оставить без изменения, кассационную жалобу Областного государственного автономного учреждения здравоохранения «Стоматологическая поликлиника г. Старого Оскола» — без удовлетворения.

ВРЕМЯ БУХГАЛТЕРА, источник фото на превью: Адвокат Морозова

Один комментарий к “За прогул по уважительной причине не увольняют, даже если работник о ней умолчал”

  1. Прошёл первое чтение в ГД ФС РФ законопроект № 47589-8 «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации (в части совершенствования статей 72.2, 81,157, 192, 193 Трудового кодекса Российской Федерации)».

    Он касается вопросов регулирования простоя и дисциплинарной ответсвенности. Сейчас я хочу сказать про последнее.

    1) Предлагается установить, что увольнение по основанию, предусмотренному п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (неоднократного неисполнении работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание) будет невозможным через суммирование разных видов дисциплинарных взысканий. Нужно будет накапливать действующие (не снятые и не погашенные) выговоры — 2 и более.

    Мотивируют это тем, что «действующий Кодекс […] не раскрывает различия между замечанием и выговором» и даже правильно ссылаются на предшественника ТК РФ — КЗоТ РСФСР, напоминая, что там наложение дисциплинарки там предполагалось последовательно с нарастанием серьёзности: сперва замечание, после него — выговор, потом строгий выговор и только потом увольнение. Строгого выговора нынче не существует в природе, последовательность дисциплинарных взысканий тоже отсутствует. Поэтому, видимо и решили, что два выговора это в разы внушительнее, чем три замечания или замечание и выговор.

    Такое вот нам предлагают различие между выговором и замечанием — замечание это вообще пшик. Ни для увольнения, ни для неначисления премии (про это ниже) не годится. Так, попугать немного. Зачем оно тогда вообще нужно в тексте ст. 192 ТК РФ категорически не ясно.

    2. ТК РФ планируется внести новое дисциплинарное взыскание — депремирование.

    Вот так, судя по всему, будет выглядеть ч. 1 ст. 192 (о видах дис. взысканий):

    1) депремирование: лишение стимулирующих выплат, носящих постоянный характер (ежемесячные, квартальные, годовые) в полном или частичном размере;».

    Разработчики в пояснительной записке заявляют, что борются за исключение двойной ответственности работника, когда дисциплинарная часть (замечание, выговор) тянет за собой материальную (неначисление премии).
    Вот, вроде бы, всё правильно и цель благая. Ну а по факту, что выходит? Теперь предполагается, что будет отдельное дисциплинарное взыскание в форме депремирования. Получается, что работнику могут или влепить выговор или депремировать. Т.е. кто-то нарушает дисциплину, не исполняет свои обязанности, отсутствует на рабочем месте и т.д., и за это получает дисциплинарку в виде выговора или замечания… но премию получать он будет?
    А если этот работник постоянно даёт поводы для недовольства собой, то, чтобы его уволить за неоднократное неисполнение, то нужно ему оформит два выговора, не касаясь премии (см. пункт выше).

    Мне возразят, что премии часто начисляются не исходя из конкретных формализованных в ЛНА документиах, а росчерком начальственного пера. Это так. Вот только в настоящее время неначисление такой премии не требует от работодателя обоснования и издания какого-либо распорядительного акта. А в новых условиях у работника появится возможность задать вопрос по какой причине его депремировали без приказа (в т.ч. оспорить неначисление в суде)? у него же только 6 замечаний и выговор! Никаких оснований снижать размер з.п. не усматривается.

    3. Составление акта об отказе от дачи объяснений и об отказе от ознакомления с приказом об увольнении будет возможно только с обязательным присутствием при этом работника (или представителя).

    Немедленно следует вопрос , как быть, когда работник развернулся и вышел? Акт не составляется? Или не имеет силы?

    Парадоксальным образом это решение законодателя аргументируется цитатой из Определения Конституционного суда РФ № 1421 от 29 мая 2019 года

    Часть первая статьи 193 Трудового кодекса Российской Федерации обязывает работодателя до применения дисциплинарного взыскания затребовать от работника объяснение в письменной форме, а в случае непредставления такого объяснения в установленный законом срок — составить соответствующий акт. Данное положение носит гарантийный характер, направлено на обеспечение объективной оценки фактических обстоятельств, послуживших основанием для привлечения работника к дисциплинарной ответственности, а также напредотвращение необоснованного применения дисциплинарного взыскания и обязывает работодателя при отказе работника предоставить объяснения по поводу совершенного им проступка или в связи с пропуском установленного законом срока составить соответствующий акт, в котором действие (бездействие) работника фиксируется независимыми лицами.

    В какой момент требование независимости свидетелей преобразовалось в обязательность пристутствия работника или его представителя? И как одно заменяет другое?

    Впрочем у меня есть предположение о том, как мог появиться столь сказочный текст предложений. Дело в том, что его автор — депутат ГД Делягин М.Г., экономист (д.э.к.), политик, публицист, теле- и радиоведущий и вообще специалист на все руки.

    P.S.: антиплагеит при проверке текста законопроекта и пояснительной записки выдаёт нерабочую ссылку на Сборник докладов VII международной конференции «Кадровая политика» 20-21 ноября 2014, Санкт-Петербург. Конференция проводилась в рамках проекта политической партии «Единая Россия» «Санкт-Петербург – морская столица России».

    Материалов конференции в свободном доступе к сожалению не обнаружил. Хотелось бы узнать автора хотя бы части данных предложений за 8 лет с момента оглашения дошедших до стадии реализации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.