За безопасностью на Москве-реке следит водный патруль ЦОДД

Лихачи, «обочечники» и «Анна Каренина»: вода в Москве-реке кипит, пишет «Российская газета».


Москва-река все больше похожа на оживленную дорогу. За безопасностью следит новая служба — водный патруль ЦОДД. В помощь ему — 300 камер, которые, как и на автомагистралях, отслеживают ситуацию.

Катер патруля в шутку называют «Шреком» — за зеленый цвет и доброту. В черте города нельзя гнать быстрее 15 километров в час, но «Шрек» способен выжать и больше. «Им может управлять каждый, у кого есть права, — рассказывает руководитель патруля Федор Бунин. — В нашей команде капитаны, которые ранее управляли теплоходами». «Шрек» и два синих катера «Мосгортранса», которые при содействии ГКУ «АМПП» по решению ГИМС перемещают суда нарушителей на спецстоянки, могут помочь экипажу любого судна. Экипаж «Шрека» вспоминает, что в былые времена народ на реке чего только не вытворял: и разворачивался без предупреждения, и обгонял по правому борту — речные «обочечники». Сейчас катер ЦОДД одним присутствием отбивает охоту лихачить. Не у всех, правда. Когда мы проходим мимо Воробьевых гор, навстречу пролетает катер со значительным превышением. Рванем за ним?

— Нет необходимости, — говорит Федор Бунин. — Достаточно занести информацию о происшествии в планшеты, а специальные службы вычислят нарушителя.

Разберутся с ним речная полиция, МЧС, Центральное управление государственного речного надзора и другие службы, контролирующие движение. «Проблема сейчас — это «лодка-шеринг»: любой человек даже без прав может взять такое судно и гонять по центру города. Все это из-за технических характеристик этих плавсредств — маломерные суда не подлежат госрегистрации, — рассказывает Федор Бунин. — Такие водители зачастую не знают элементарных правил. С ними активно работаем. Тем более что и без «шеринга» Москва-река, как говорят капитаны, «кипит»: качка тут словно на море — постоянно идут суда разных классов, волны отражаются от берегов.

— Ой, впереди знатная петербургская дама! — ошарашил вдруг капитан, подходя к метромосту у Воробьевых гор. Неужели надо срочно готовить спасательные средства? Спокойно, на «москворецком» сленге речь идет о теплоходе «Анна Каренина», который надо пропустить, расхождение под мостами запрещено.

-Все теплоходы ходят по графику, нет хаоса, который был раньше, — говорят патрульные. — Билеты тоже продают в единой системе. Прежде бывало, что на теплоход вместимостью 150 человек промоутеры продавали по 300 билетов. А это грозило бедой.

И сейчас река не дает расслабиться. Вот прямо под Большим Москворецким мостом встал теплоход… К чему бы это? Ведь «парковаться» в черте города можно только у причалов, и то по согласованию. Явно что-то случилось. Команда сообщает — внезапная остановка двигателей. Пока мотористы разбираются, что случилось, нужно подойти к судну поближе, чтобы не дать ему «дрейфовать» к берегу. Хотя стоп — а что, якорь нельзя кинуть?

— Тут везде запрещающие знаки, — говорит капитан. — Полно подводных коммуникаций: можно газопровод пробить или какой-то высоковольтный кабель.

Помощь теплоходу пришла быстро — его отбуксировали подальше. А команда тем временем разобралась, почему произошел сбой. Оказалось, кто-то из пассажиров из любопытства потянул тросик экстренного прекращения подачи солярки — он нужен на случай пожара на борту.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.