Дядя Степа служит в ЦОДД

В Москве появился велопатруль: зачем он нужен и как работает — выясняла «КП».


Корреспондент «КП» прокатился с сотрудником необычного подразделения Центра организации дорожного движения. Чтобы написать репортаж, взял шеринговый велосипед в «Велобайке». И на очередном подъеме в горку запыхтел. А мой напарник из велопатруля — точнее, это я ему в напарники навязался — только загадочно улыбался, поджидая меня на вершине.

А после выложил все карты:

— У меня велосипед гибридный, с электроприводом — помогает педали на подъеме крутить!

При этом Александр Демьяненко, судя по накачанному торсу, функцией не злоупотребляет.

— В день проезжаю 42 километра. Фитнес-часы показывают, что сжигаю 2500 килокалорий (это суточная норма для взрослого мужчины, только в обратном смысле, — столько надо есть каждый день. — Авт.). С такой работой особая диета нужна — пять приемов пищи в день. За прошлое лето 7 кг скинул.

ДЯДЯ СТЕПА СЛУЖИТ В ЦОДД

Четыре года назад московский ЦОДД — Центр организации дорожного движения — начал тестировать ноу-хау. Предложили двум сотрудникам на лето пересесть на велики. Сначала работали внутри Бульварного кольца, потом расширили географию до Садового, увеличили штат. Теперь охватывают территории и за его пределами.

Рабочий день по 12 часов. Работают два через два. Утром проверили велики, провели собрание и разъезжаются каждый на свой участок. Всего шестеро патрульных. Мы колесим в районе Дубровки да по набережным. Четкого маршрута нет. Кажется, катись, куда глаза глядят.

Стоит Александру объявиться вблизи парковки, как автохамы мигом разъезжаются.

Но филонить не выйдет. С собой у каждого патрульного трекер — небольшая коробочка с передатчиком. По ней диспетчер видит, где находится сотрудник. Если что рядом случилось — сразу звонят и отправляют в гущу городских событий (а вот самим вызвать патрульного на место ЧП нельзя, но если видите рядом велосипедиста с эмблемой ЦОДД на футболке — смело обращайтесь за помощью).

Велопатрульный, как дядя Степа. У кого-то сломался велик? С собой у спеца есть ремонтный набор. Пожилой человек не может перейти дорогу — цоддовец тут как тут.

— Машину помогал ребятам сломавшуюся толкать. Иностранцам — дорогу найти. Бутылка воды с собой, если плохо стало кому-то. Зарядку для телефона часто просят. Есть пусковое устройство, чтобы машину завести. Авария случилась на загруженном участке — мне звонят из ситуационного центра. С собой европротокол, умею его заполнять и подсказывать водителям, что куда вписать, — рассказывает Александр Демьяненко.

«ТОЛЬКО ВИДЯТ МЕНЯ — СРАЗУ ПО ГАЗАМ»

В будний день, когда я катаюсь с велопатрульным, как назло никакого экшена. Поэтому Александр сосредотачивается на другой своей обязанности. Видит разбитую остановку, покосившийся знак, граффити на столбах — фотографирует и через специальное приложение отсылает городским службам.

Патрульные работают по графику два через два.

Проезжаем мимо фонарных столбов, их наждачкой шлифуют работяги в оранжевых жилетах.

— Это я вчера тут был и заявку оставил, — отмечает Александр.

Сотрудники ЦОДД, которые работают на машинах, занимаются тем же. Но из окна авто обзор хуже, чем с велика.

Появлению велопатрульного на оживленной улице в центре Москвы не все рады. Чаще всего стычки с таксистами. Те нередко пренебрегают правилами парковки.

За рабочий день патрульный проезжает 40-45 км по Москве.

— Только видят меня — сразу по газам. Как в центр на парковку приедешь, тут же начинают разъезжаться. Знают уже, как мы выглядим. Простые водители, к слову, с пониманием относятся.

— К штрафам относятся с пониманием?

— Да, а что такого? Если ты осознанно нарушил. Бывает, конечно, начинают препираться. Про совесть спрашивать: «Как тебе спится после этого?» Иногда отвечаю: «Нормально. А вам самому как проезд перекрывать для скорой и пожарной?» Я-то не штрафую (велопатрульный пересылает фото нарушения в МАДИ, и уже дорожная автоинспекция карает рублем. — Авт.). Так что даже с точки зрения такой логики ничего плохого не делаю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.