«Основных организаторов четверо»: кто устраивает телефонный террор в России

По России прокатилась волна лжеминирований — в последние месяцы из-за сообщений о бомбах эвакуировали школы, детские сады, торговые центры, аэропорты и суды в нескольких городах. За этим могут стоять школьники. В соцсетях — десятки сообществ, где они за деньги заказывают «закладку взрывчатки». Такса небольшая: от пятисот до тысячи рублей. Исполнители — такие же подростки. Они называют себя сватерами, пишет РИА «Новости».


«Мститель» из котельной

Летом 2021-го сотрудники аэропортов и вокзалов Москвы и Санкт-Петербурга стали получать странные письма с прикрепленным видеофайлом. В минутном ролике сгенерированный на компьютере голос предупреждал: «Внимание! Девушка и парень спортивного телосложения с татуировками на руках установили взрывное устройство и готовятся открыть огонь по посетителям и сотрудникам. Принимайте меры!»

И две фотографии: блондинка с хвостиком, молодой человек в толстовке. Отправитель один и тот же: Mara Aramova. После каждого послания пассажиров приходилось эвакуировать, здания проверяли кинологи.

В январе сотрудники Управления на транспорте МВД России по Северо-Западному федеральному округу вышли на Мару Арамову — ею оказался оператор котельной из Москвы Дмитрий Ц. На кадрах оперативной съемки — мужчина средних лет с залысинами на висках.

— Задержан по подозрению в рассылке сообщений о минировании, — говорит он с улыбкой.

— Куда рассылали? — спрашивает дознаватель.

— На вокзалы, аэропорты Москвы, Санкт-Петербурга, Республики Беларусь.

— С какой целью?

— Чтобы на этих двоих обратили внимание…

Объяснение кажется нелепым: блондинку и молодого человека с фото он повстречал в метро — те якобы обсуждали продажу наркотиков. Дмитрий решил их заснять. Пара возмутилась, возникла потасовка. Это было еще в 2019-м. С тех пор оператор котельной вынашивал план мщения. Минировать аэропорты от имени обидчиков ему показалось элегантным решением.

© МВД РФ

По словам источника РИА Новости, знакомого с ходом расследования, «минер» был неплохо подготовлен. «Почти все письма он тщательно шифровал. За исключением первых — по ним его и вычислили».

Теперь по статье о заведомо ложном сообщении об акте терроризма «мстителю» грозит штраф от 500 до 700 тысяч рублей или лишение свободы сроком от трех до пяти лет.

«Судный день настал»

По данным председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Василия Пискарева, за несколько лет в России зафиксировали 16 тысяч ложных сообщений о терроризме, которые касались 50 тысяч учреждений. «Минировали» школы, суды, больницы, здания городских администраций.

В наступившем году активность «подрывников» вообще рекордная.

Двадцатого января на Сахалине из-за сообщений о взрывном устройстве эвакуировали мэрию, аэропорт, десятки школ, больницу. Под спецоперацию попали 19 тысяч человек.

На следующий день бомбы искали уже в школах Алушты и Симферополя. А 26-го числа шутники «заложили взрывчатку» почти во все образовательные учреждения Чукотки. В Анадыре для эвакуации сняли с маршрутов рейсовые автобусы.

Сообщение с угрозами и информацией о минировании одной из школ в Симферополе. Утром 21 января сотрудники десяти школ в Симферополе получили письма о минировании по электронной почте. Дети были эвакуированы, было принято решение об отмене занятий во всех школах города
© РИА Новости / Владислав Сергиенко

Двадцать девятого — уже в Ростове-на-Дону — саперы разрывались между аэропортом, больницами и вокзалом. Тридцатого лжеминер сообщил о подрыве торговых центров в Санкт-Петербурге. «Судный день настал» — так начиналось письмо, которое он отправил в ФСБ.

«Хочу вас предупредить, что я заложил взрывные устройства во всех учебных заведениях Красноярска. Первыми взлетят на воздух 8-я школа, 159-я, 79-я, 143-я. Советую перевести детей на дистанционное обучение, если нет, я продолжу. Тик-так, часики идут…» — схожие письма в течение двух недель получали многие учебные заведения города. Детей эвакуировали. Учебный процесс удалось нормализовать только после того, как школы и детские сады взяла под круглосуточную охрану Росгвардия.

В итоге по подозрению в рассылке угроз задержали четверых одиннадцатиклассников. Первый раз они это сделали еще 24 декабря — якобы чтобы сорвать контрольную. Потом втянулись. Следствие устанавливает, были ли у подростков сообщники или кураторы.

Минирование вместо контрольной

В Сети как минимум три десятка сообществ сватеров — так называют себя «минеры». Это от названия штурмовой группы SWAT (Special weapons and tactics) — полицейского подразделения специального назначения в США, выезжающего на особо рискованные операции. В таких сообществах за десять тысяч рублей готовы обучить рассылать анонимки, за тысячу — устроить эвакуацию из школы.

В Telegram-чате «Торекс» (название изменено) неделю назад было больше четырех тысяч пользователей. Сейчас их в десять раз меньше, почти все сообщения удалили. Но совсем недавно тут открыто предлагали «заминировать» любое учебное заведение.

«Беру на заказ одну школу. Писать в ЛС».

«Кто завтра не хочет на занятия, могу вам оформить дистанционку или просто спасти от контрольной (не бесплатно)».

«Завтра минируем три города Украины, ожидайте».

«Спасибо, что отправили по домам 58-ю школу».

«Зделайте минирования в 18 школе». (Орфография сохранена.)

Здесь же выкладывали отчеты — видео с эвакуаций.

Один из участников чата под ником Владелец Интернета рассказал РИА Новости: «работает» недавно, поэтому цены у него пока демократичные — тысяча рублей.

«Мои заказчики — это те, у кого, например, важная контрольная. Или кто-то хочет провести время с девушкой вместо школы», — деловито объясняет подросток. Ему нужно «получить имя в этом сообществе», чтобы поднять расценки. «Заслуженные» сватеры якобы берут по 70-90 долларов.

«Естественно, за такие деньги уже просят не просто сорвать контрольную. Мы легко можем сделать так, чтобы на вашего недоброжелателя повесили штраф или потрепали ему нервы проверками», — хвастается молодой человек. Уточняет: для этого письма отправляют будто бы с аккаунта жертвы.

Одно из писем минеров

О подставах говорит и пользователь с ником DoxbinDeveloper. По его словам, с помощью сватинга часто расправляются с неугодными, например, с так называемыми скамерами — интернет-мошенниками.

«Полиция и другие правоохранительные структуры обычно не заинтересованы в мелких сошках. Но если от их имени минируют торговые центры — возьмутся всерьез».

Схема простая: после «свата» на осмотр забирают все электронные устройства отправителя. И оперативники сразу поймут, что этот человек занимался противоправной деятельностью.

Подставляют и известных людей. Например, в середине января в Московский государственный институт культуры пришло письмо с угрозами за подписью финалистки шоу «Голос.Дети» Вероники Сыромят. Сотрудникам полиции девушка объяснила: такой электронной почты у нее никогда не было, это мошенники. Сейчас проводится проверка.

«Осознаю, чем занимаюсь»

О себе сватеры почти ничего не рассказывают. Владельцу Интернета шестнадцать, живет за пределами СНГ, «подрывной деятельностью» занимается в России и на Украине. Многие из подростков почему-то убеждены: если не рассылать письма в родные школы и отделы полиции, тебя не арестуют.

«Для своей страны я не представляю интереса, я не преступник. Даже если меня вычислят, России не сдадут», — рассуждает собеседник РИА Новости. Об экстрадиции он явно не слышал.

Владелец Интернета уверен в полной анонимности и считает, что его никто не найдет. Вот конкурентов побаивается. «Каждый из нас хочет остаться один и получать все заказы. Поэтому тебя запросто могут слить полиции», — поясняет школьник.

Он понимает, что нарушает закон. Осознает и то, что на эвакуацию тратят огромные деньги, а сотрудники полиции, отвлеченные на ложный теракт, рискуют не отреагировать на реальную угрозу.

«Все это я стараюсь пропускать мимо. У меня единственное правило: не минирую детские сады и больницы. Остальное — проблемы не мои, а правительства», — самоуверенно заявляет подросток.

«Не компьютерные гении»

Специалисты насчитали 32 крупных русскоязычных сообщества сватеров. Во многих контент уже удалили. По словам директора компании «Интернет-розыск» Игоря Бедерова, поначалу казалось, что большинство администраторов таких групп находятся на Украине.

«Но потом мы выяснили, что многие подменяют данные геолокации — в группах этому обучают. Теперь знаем точно: основных организаторов четверо. Двое — школьники. Один из Белоруссии, другой из Подмосковья. Еще одного на днях задержали — о нем пока мало что известно. Четвертого еще не вычислили», — рассказывает эксперт.

Помимо крупных сообществ, много мелких. Сватинг, по словам Бедерова, приобрел масштабы АУЕ* (*Запрещенная в России экстремистская организация) — целая преступная субкультура, в которую вовлекается все больше подростков. «Это не только ради денег. Важнее власть, которую, как кажется несовершеннолетним, они получают над сверстниками и государственными структурами».

Письмо, которое присылали в школы Красноярска

Представитель компании T.Hunter Федор Ряузов отмечает, что сватеры применяют не самые сложные с технической точки зрения программы — они не компьютерные гении. Просто современные технологии позволяют спрятаться в Сети, зашифровать трафик так, что выйти на реального пользователя сложно даже спецслужбам.

«Ловят сватеров благодаря их же ошибкам: забыли сменить никнейм, на один номер телефона привязали подставной аккаунт в Telegram и реальный во «ВКонтакте», — уточняет эксперт.

Расследования часто затягиваются из-за проблем во взаимоотношениях со странами, где находятся серверы анонимных почтовых программ, которыми пользуются «минеры». «Надо понимать, что далеко не все компании готовы ответить на наши запросы даже в рамках уголовных дел. Реакции можно ждать месяцами, в том числе и от российских сервисов», — объясняет Ряузов.

Звонок из таксофона

Группы школьников-минеров — это относительно новое явление. В открытых базах судебных решений дел с участием несовершеннолетних или тех, кто занимался рассылкой через анонимайзеры, нам найти не удалось. В нескольких десятках приговоров по 207-й статье обвиняемые — взрослые одиночки, «закладывающие взрывчатку» из мести. В большинстве вердиктов указывают: «Находился в состоянии алкогольного опьянения».

Например, в конце 2019 года житель города Моршанска Тамбовской области пришел на местную автостанцию, чтобы уехать в райцентр. Кассир билет не продала — пассажир еле стоял на ногах. Тогда он позвонил в полицию и сказал, что в автобусе — бомба. На суде объяснил: ему обязательно нужно было попасть на последний рейс, чтобы утром не опоздать на работу.

Третьего февраля 2020-го Дмитрий Маров, пошатываясь, стоял у таксофона в селе Ново-Талицы Ивановской области. В одиннадцать утра он уже был сильно пьян. Набравшись решимости, снял трубку, набрал 01 и оттарабанил: «В гостинице «Вознесенская» заложена бомба».

Через три дня с того же уличного телефона «заминировал» отель «Иваново». Потом признался: хотел отомстить руководству гостиницы, откуда его уволили за «распитие алкогольных напитков на рабочем месте». Две гостиницы «взрывать» не собирался, но при первом звонке ошибся с названием.

Любопытно: в 2017 году Марова уже судили за подобное преступление. Правда, тогда молодой человек использовал личный мобильный, предварительно вытащив из него сим-карту.

Еще один типичный приговор — за звонок в скорую. В феврале 2020-го гражданин Минасян несколько раз пытался вызвать медиков, но те все не ехали. Тогда он сообщил полиции о бомбе на подстанции. За шантаж получил условный срок.

С 2019 года к ответственности по статье о заведомо ложной информации о теракте привлекали в среднем по 500 человек в год.

Электронный интеллект или Росгвардия

Как бороться с телефонным и интернет-терроризмом, пока не очень ясно. Лидер партии «Справедливая Россия — За правду» Сергей Миронов предложил выставить в каждой школе наряд полиции или Росгвардии. По его мнению, если учебное заведение круглосуточно охраняют силовики, злоумышленники туда не проникнут. Соответственно, письма о «минировании» можно игнорировать.

Председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев считает, что нужно совместно с ФСБ и МВД проработать вопрос ужесточения наказания за ложные сообщения о теракте. По его данным, в 2021-м было более 4,5 тысячи таких сигналов. Все поступили с иностранных электронных сервисов.

Игорь Бедеров полагает, что у полиции недостаточно ресурсов для выявления сватеров. Но могла бы помочь система «Автоматизированное рабочее место».

«Программа способна проанализировать большой объем данных по каналам «минеров», выслать ответный логер, чтобы проверить, где находится пользователь, выполнить еще порядка 200 различных исследований и в конечном счете определить отправителя письма», — подчеркивает он.

Эксперты уверены: одно лишь ужесточение наказания без налаживания эффективной системы поимки кибертеррористов эффекта не даст.

Двадцать лет за «розыгрыш»

Наказание за сватинг в России примерно такое же, как в других странах. Например, В США за это грозит до пяти лет лишения свободы. Если пострадал человек — до двадцати. Плюс в любом случае «шутники» платят огромный штраф. В России подобный «розыгрыш» с жертвой грозит двумя миллионами рублей или сроком до десяти лет.

Самый громкий процесс был над геймером Тайлером Баррисом, обвиняемым во множестве ложных звонков о минированиях. В результате одного такого вызова полицейские по ошибке застрелили человека. Барриса отправили в колонию на 20 лет.

Несколько лет назад в Сиэтле начали тестировать программу, в которой регистрируются жертвы сватинга. В случае повторных атак она уведомляет полицию, что тревога может оказаться ложной.
В Китае и Израиле, по словам Игоря Бедерова, внедряют автоматическую верификацию почты, определяющую, «живой» ли ящик, регистрировался ли кто-то по нему в соцсетях.

А В РЯДЕ СТРАН ЗВОНКИ С ПОДМЕННЫХ НОМЕРОВ БЛОКИРУЮТ. ВПРОЧЕМ, ЭТО НЕ ОСОБЕННО ПОМОГЛО — «МИНЕРЫ» НАЧАЛИ ОСТАВЛЯТЬ УГРОЗЫ ЧЕРЕЗ ФОРМУ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ НА САЙТАХ ГОСУЧРЕЖДЕНИЙ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.