Башкирский Шерлок Холмс — о нераскрытых делах, несовершенстве системы и планах на будущее

Частный детектив Нурсил Жданов рассказал сетевому изданию cетевому изданию «Уфа1.ру» о нюансах работы в России.


В скольких художественных произведениях мы видели повторяющийся сюжет: за безнадежные «висяки» берется бравый частный детектив, который с помощью своей смекалки и чутья раскручивает даже самые сложные преступления. Про Эркюля Пуаро, Шерлока Холмса и экстравагантных героинь романов Дарьи Донцовой знает, пожалуй, каждый. Но на что на самом деле похожа работа частного детектива? Мы обратились к настоящему сыщику и попросили рассказать нам всю правду о том, как именно он докапывается до истины.

«Детективы в России не бегают с пистолетами и не участвуют в драках»

Частный детектив Нурсил Жданов проработал в полиции 20 лет. Когда на гражданке он раскрыл два убийства, решил попробовать себя в детективной деятельности. В 2010 году Нурсил получил лицензию и начал свой путь на поприще частного детектива. Сперва было трудно, Нурсила никто не знал, заказов не было.

— Частных детективов в России не так много, как в Европе, — объяснил он. — Некоторые россияне до сих пор думают, что такие бывают только в кино.

Лицензию на частную детективную деятельность берут часто, но многие уже через год бросают дело из-за туманных перспектив. У начинающих нет опыта работы, а те, кто когда-то трудился в органах, думают, что будут так же легко получать информацию, помогающую раскрытию преступления.

— Это далеко не так. У частных детективов нет никаких прав, на их запросы в органы власти не отвечают, потому что по закону не могут этого делать, — признался Нурсил.

Он рассказал, что детективная деятельность в России совсем не похожа на ту, что мы привыкли видеть в кино и сериалах.

— Когда из багажника в кино вынимают волос, а потом по этому волосу определяют преступника — это вранье, так никто не делает, — рассказал Жданов. — Детективы в России не бегают с пистолетами, потому что оружие запрещено, не участвуют в драках. Все своими силами. Детектив — это опытный психолог, он должен чувствовать человека.

«Нашу жизнь делает не статистика, а факты»

— Те, кто знают о существовании частных детективов, думают, что они гребут деньги лопатами, — рассказывает Нурсил. — Но на самом деле большие зарплаты в сфере в основном у тех сыщиков, которые «впаены» в охранные структуры. Например, одна из московских структур в Москве заключила договор на два миллиона долларов с бразильским футболистом Пеле. Он выпускает свою линейку кофе и таким образом хотел найти контрафактную фабрику. Ее они благополучно нашли, честно заработав свои деньги.

А вот у Нурсила и многих частных детективов такой возможности нет, поэтому заработок у них значительно меньше.

— Конкретно у меня скромные цены, даже по сравнению с другими детективами, потому что я понимаю, насколько тяжело людям живется, — рассказал он. — Ко мне не обращаются депутаты Госдумы, члены правительства, у которых хорошая зарплата, но у них, возможно, и нет таких проблем, как у обычных граждан.

Жданов считает, что к частным детективам обращаются, потому что у Следкома и полиции не хватает времени на всю работу.

— Их штат сократили, много денег затрачивается на решение конфликтов, которые возникают в нашей стране, — сказал детектив. — В первую очередь правоохранительные органы должны заниматься профилактикой преступности. Если количество преступлений сократится, то сократятся и затраты государства.

Другой причиной, по которой деятельность правоохранительных органов в России буксует, Нурсил считает галочно-палочную систему, устоявшуюся в ведомствах.

— От сотрудников требуют процент раскрываемости, множество бумажек, — сказал он. — Но нашу жизнь делает не статистика, а факты.

«Погоны давят на человека, он думает, что следователь постарается его посадить»

Жданов объяснил, что хороший частный детектив занимается сбором информации, ведет дело и заставляет уполномоченные органы работать, возобновлять дела.

— Без возобновления они не имеют права проводить следственные действия, — объяснил Нурсил. — Детектив со своей стороны добывает информацию, которую отдает органам власти, чтобы они проводили дальнейшее расследование.

Десять лет в роли частного детектива кардинально отличаются от двух десятков лет работы в официальных силовых структурах, признается Жданов.

— Там были другие условия и отношение совсем другое, — объяснил он. — К частному детективу обращаются за помощью, приходят как к человеку, не боясь. Погоны давят на человека, он думает, что следователь любыми путями постарается его посадить.

Нурсил думает, что человек в форме должен чувствовать усиленную ответственность за свои поступки. Он считает, что не все силовики понимают, в чем на самом деле заключается их задача.

— Я спрашивал нескольких сотрудников: «Зачем ты сюда пришел?». Мне отвечали: «Раскрывать преступления», — рассказал сыщик. — Я их ставлю всегда в тупик, когда говорю: «Нет, вы пришли сюда для того, чтобы этих преступлений не было».

«Я неоднократно хотел бросить детективную деятельность»

Жданов рассказал о том, какими делами он занимается чаще всего. Одна из наиболее частых задач сыщика — поиск пропавших людей. При этом Нурсил принципиально не занимается слежкой за мужьями и женами, так как считает, что с проблемами в отношениях нужно обращаться в психотерапевту.

Жданов принимал участие в поиске пропавших детей Мазовых. Он рассказал корреспонденту, что в нем до последнего теплилась надежда на то, что дети живы и где-то скрываются вместе с отцом.

— По России много убитых детей, это настоящее горе для родителей и для самого частного детектива это всегда тяжелый стресс, — признался сыщик. — Я неоднократно хотел бросить детективную деятельность, каждый раз думаю, что вот это уж точно в последний раз и все. Но я люблю помогать людям, поэтому я до сих пор работаю.

Нурсил рассказал о том, что мечтает найти убийцу из одного из своих давних дел. Людей, с которыми он хотел пообщаться по поводу этой истории, либо давно нет в живых, либо очень тяжело найти. Детективу приходилось ездить по России, чтобы встретиться с теми, кто знал убитого. Сложность работы в том, что первоначальной информации слишком мало, а получить новую практически невозможно. Но детектив уверен, что и этого преступника можно отыскать.

— Когда закончу, может быть, сдам лицензию и займусь семьей, — сказал Нурсил.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.