Константин Фирсов: Сегодня 70% компаний в сфере безопасности лишь имитируют охранную деятельность

Гендиректор ОСБ «Вымпел», председатель правления РООР ФКЦ «Самара» Константин Фирсов в большом интервью «ПН» называет главную причину происшедшей недавно трагедии в учреждении дошкольного образования в Нарьян-Маре, поднимает проблему компаний-имитаторов в сфере безопасности, называет ряд основных требований к современному сотруднику охранного предприятия и объясняет, почему участие в тендерах становится главной причиной снижения качества охранных услуг.


– Константин Владимирович, давайте начнем с резонансных тем – недавней стрельбы в школе и нападения нарьян-марского маньяка в детском саду. Почему местные охранные организации не предотвратили эти ситуации?

– Дело в том, что большинство ЧОПов в нашей стране просто имитируют деятельность, укладываясь в финансовые требования клиента, не соблюдая при этом требований безопасности. Как правило, такие охранные организации не платят налогов, берут на работу случайных людей без оформления трудового договора. Из-за низкого тарифа оплаты туда идет «пенсионный ЧОП» – это люди 66+. Чего же от них можно ожидать?

Не все заказчики могут работать с профессионалами охраны в силу отсутствия бюджета и ищут кто подешевле. Но, тем не менее, есть планка, ниже которой опускаться нельзя, иначе на выходе получите имитацию деятельности, как в двух примерах, которые привели выше.

Вот, например, подъезжает машина ГБР, а там один сотрудник, который даже не выходит, потому что боится, так как нет группы поддержки. Зато у него есть планшет, объективное средство контроля на пульте, причем расположенное даже не в Тольятти, а в Волгограде. Вы думаете, вас спасут, а на помощь никто не приходит – так работает режим оптимизации и экономии на безопасности.

С одной стороны, в нашей сфере ужесточаются требования, с другой – нет персонала, который бы им соответствовал. «Вымпел» же, в отличие большинства охранных организаций, работает в правовом поле. Компании в этом году исполнилось 25 лет, у нас 20% сотрудников трудятся уже более 15 лет, раз в год проводится аттестация. У нас все серьезно: три оружейные комнаты, спортзал, место для питания, тир, учебный класс. Это затраты, и мы, прежде чем взять объект, всегда ориентируемся на реальную экономику. И работаем только с теми, кто нас слышит и понимает.

– И как много подобных «имитаторов»?

– Думаю, 70%. И это отчасти объясняет ту ситуацию, которая произошла в детских учебных учреждениях.

– А какие технические задания клиенты выставляют к уровню сотрудника ЧОП?

– Совершенно нереальные. Вот, например, охранник в школе, по мнению некоторых заказчиков, должен иметь высшее юридическое образование, быть кандидатом психологических наук, да еще чтобы выглядел как Шварценеггер. А где набрать такой персонал за 60–80 рублей за час охраны? Ведь именно такие деньги хочет платить большинство заказчиков. Квалифицированные специалисты стоят не 80 рублей в час, а значительнее дороже.

Безопасность на отдельно взятом объекте можно обеспечить, и так, что туда никто не зайдет. Одной охранной организации можно дать две школы, и там будет порядок. Но у нас по стране 44 тыс. школ. А где найти столько качественных охранных организаций? Ведь сегодня надо говорить не только о безопасности самого объекта, но и о безопасности по дороге в школу и домой.

– И какой вы видите выход из сложившейся ситуации?

– На днях я вступил в новую должность – стал председателем правления Регионального отраслевого объединения работодателей в сфере охраны и безопасности. Это объединение существует в 68 регионах, туда входит 3 тыс. организаций, оно признано силовыми структурами страны. Сейчас пришло время регулирования рынка безопасности, это время укрупнения и совершенствования нашей сферы. И мы начинаем вести борьбу компаниями-демпингерами, которые даже подготовкой кадров не занимаются. Обсуждаем разные вопросы – каким должен быть стандарт охранника, например. Но, для того чтобы приблизиться к этому стандарту, необходимо законодательно обязать учебные заведения заключать договоры с охранными организациями. И закладывать для этого бюджетные средства. Пока же у директоров школ и детских садов таких средств нет. Все работают по контрактной системе ФЗ-44: проводятся торги, и выигрывает их тот, кто меньше даст. А это, как правило, организации-имитаторы. Вот у нас в Тольятти охрану одного крупного объекта выиграл екатеринбургский ЧОП. Они не выплатили зарплату сотрудникам с апреля по август, в итоге сдали лицензию и ушли с рынка. Сейчас в отношении руководителя заводится уголовное дело.

Мы даже не участвуем в тендерах. О каких 80 рублях в час может идти речь? Наша структура бьется за тариф, на который можно принять квалифицированных сотрудников и заплатить налоги. Тариф должен быть зафиксирован в законе о минимальной оплате труда охранника. Сегодня по Самарской области МРОТ составляет 11 280 рублей. И судя по нему, круглосуточный пост охраны не может быть ниже 145 рублей в час, или 105 тыс. в месяц. Вот это мы пытаемся объяснить. Налоговая все понимает, трудовая инспекция на нашей стороне, в Росгвардии нас поддерживают. Не принимают наши аргументы только в региональном министерстве финансов. Там ответ один – нет денег. Но если принят закон о противодействии терроризму, он прошел согласование, в том числе и в Минфине, значит, надо найти деньги на его реализацию. Эта тема сегодня наиболее актуальна и волнует многих.

В Тольятти около 300 образовательных учреждений всех уровней, в том числе 106 школ и 140 детских садов, поэтому посчитать бюджет на охрану и безопасность несложно.

– Как вы планируете добиваться принятия правильного тарифа?

– Мы пишем письма в разные инстанции, пишем жалобы в ФАС о том, что нарушаются права охранных организаций, которые хотят работать по закону. И уже есть прецеденты, когда отменяются тендеры на проведение охранных услуг. Ведь, по сути, нарушается закон, по которому гражданин не может получать меньше, чем минимальная зарплата.

– Каким вы видите образ современного охранника?

– Охранники делятся на категории в зависимости от объекта, который они охраняют. Есть охранник образовательного учреждения, сотрудник охраны промышленных объектов, сотрудник группы быстрого реагирования. И везде разные подходы к персоналу. Образование у нас не так важно, как опыт. Надо, чтобы человек, сталкиваясь с конфликтами, имел опыт пресечения противоправных действий третьих лиц в рамках закона. Охранник должен знать несколько норм права (применение оружия, необходимая оборона), все вопросы, связанные с административным законодательством, касающимся личности (как проводить осмотр, кто является потенциальным правонарушителем). Еще одна категория – операторы и дежурные, которые принимают сигнал на пульте централизованного наблюдения.

Требования к физической охране – подтянутый внешний вид, знания должностной инструкции, знание всех дисциплин, которые мы спрашиваем на аттестации. Те, кто служит в ГБР, должен быть всегда в тонусе, ежемесячно сдавать зачеты по физподготовке: стрельба, силовая подготовка на выносливость и теоретические знания. И за успешную сдачу идет доплата 25%.

– Бывали ли случаи применения оружия?

– Оружие применяем редко, но метко. Когда участвовали в задержании жулика, напавшего на инкассатора, применили оружие очень грамотно – не стреляли в помещении ТЦ, огонь вели по ногам. Не допустили, чтобы он украл наличные деньги, и ему не причинили ущерба. И наше применение оружия вошло в анналы Росгвардии.

– Сколько компаний находится сегодня под охраной «Вымпела»?

– Если взять клиентов с тревожной кнопкой, пультовой охраной, то их не так много – всего 800. Потому что у нас на первом месте экономика и оказание качественной услуги.

– Насколько безопасно сегодня жить в Тольятти?

– В лихие 90-е пересажали многих членов ОПГ, и все было хорошо, но время летит быстро, люди выходят из тюрем и начинают просить долю в тех предприятиях, которые раньше «крышевали». Защита предпринимателя от противоправных действий третьих лиц сейчас на первом месте по востребованности у наших клиентов. Причем мы ведем детективное расследование и работаем над устранением причины угроз. Дела, за которые беремся, всегда успешно заканчиваются – ни один волосок не падает с головы человека, которого мы защищаем.

– Сколько времени, по-вашему, понадобится, чтобы навести порядок на российском рынке в сфере безопасности?

– Думаю, к концу 2020 года все встанет на свои места. Мы пока не можем отменить 44-ФЗ, но уже на всех уровнях стоят вопросы и в Минфине понимают, что сравнительный метод при проведении торгов в нашем случае нецелесообразен и только поддерживает «имитаторов». Во многих регионах созданы межведомственные комиссии по контролю качества услуг охранных организаций. Туда входят Росгвардия, представители нашей структуры, налоговая инспекция, прокуратура, трудовая инспекция и УФАС. Вместе мы сможем вскрывать эти нарывы и успешно двигаться к цивилизованному рынку охранных услуг.

Понедельник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *