Насколько уязвимы казахстанские школы и больницы для возможной террористической угрозы?

Техническое оснащение в норме, но по его использованию есть вопросы — так специалисты оценивают готовность казахстанских школ и больниц к угрозе теракта.

Мы ежедневно доверяем свою жизнь и жизнь детей многим людям: водителям автобусов и такси, воспитателям в детских садах, учителям в школах, врачам в больницах. И порой даже не задумываемся об этом доверии, ведь это простые, повседневные вещи. В самом деле — что может случиться в обычной школе в мирной стране?

14 лет назад весь мир потрясла трагедия маленького города Беслан в Северной Осетии, где террористы 1 сентября 2004 года захватили школу и удерживали несколько суток в заложниках детей. Тогда погибли 334 человека. Через некоторое время после трагедии школы оснастили охранными системами, на входах появились охранники.

25 марта 2018 года в городе Кемерово сгорел торговый центр «Зимняя вишня», погибли 64 человека. Извлеченный из трагедии урок — массовые проверки торговых центров в городах, широкое общественное движение «за открытые эвакуационные выходы». Но через пару месяцев об этом забыли. Мы продолжаем ходить в ТРЦ, ежедневно приводим детей в школы и уже не думаем, насколько эти места безопасны.

Forbes.kz решил выяснить, насколько уязвимы казахстанские школы и больницы для возможной террористической угрозы.

Согласно данным МВД, в стране 13197 объектов, относящихся к категории «места массового скопления людей». С начала 2018 года полицией было обследовано более 6,5 тыс. таких объектов именно на предмет уязвимости в террористическом отношении. Установлено, что треть из них не соответствует предъявляемым требованиям. Наиболее распространенные нарушения: отсутствие либо неполное функционирование системы тревожной сигнализации, видеонаблюдения, оповещения, а также неудовлетворительный уровень подготовки персонала к реагированию на чрезвычайные ситуации.

— По укреплённости и антитеррористической защищённости школы и больницы хорошо оборудованы, — рассказал Forbes.kz старший оперуполномоченный управления по противодействию экстремизму ДВД Астаны Александр Ким. — Есть свои требования к ним — видеонаблюдение, сигнализация, сохранение записей (30 суток) и проведение самими сотрудниками мероприятий по защищённости и знанию действий при чрезвычайных ситуациях. В этом плане они очень хорошо относятся, стараются. Если где-то есть небольшие недостатки, то это не зависит от руководителей, это зависит от бюджета. А в основном все детские сады, школы, больницы соответствуют (требованиям), у них состояние нормальное, и они готовы.

Министерство образования и науки и Министерство здравоохранения в ответах на запросы проинформировали, что на регулярной основе проводятся обучающие мероприятия и инструктаж с персоналом по различным ситуациям — от срабатывания пожарной сигнализации до случаев закладки взрывных устройств. Проработаны планы эвакуации, средства пожаротушения находятся в рабочем состоянии, созданы и функционируют пульты охраны.

Однако ключевое здесь не охрана, а бюджет. Именно по этой причине зачастую охранниками в школах и больницах работают пожилые люди, выполняющие скорее функцию вахтёра, а не охранника. Президент Ассоциации охранных организаций Казахстана Анатолий Калинин подтверждает: это не самая хорошая, но, к сожалению, распространённая практика.

— Конечно, заказчик заинтересован, чтобы цена была меньше на охранные услуги. А дешёвых охранных услуг не бывает. Если в тендере ставят планку по сумме, то под него уже подстраиваются недобросовестные руководители охранных компаний. Они и набирают дедушек, бабушек, которым можно платить копейки и которые просто обозначают охрану, — говорит он.

В частных охранных предприятиях работает немало пенсионеров силовых структур — до определённого возрастного порога. Однако, подчёркивает Калинин, их уровень подготовки совершенно иной, но и цена на эти услуги — значительно выше.

— В соответствии с законом охраннику предоставлены большие права и полномочия, практически как у полицейского. Он имеет право применять физическую силу для поддержания правопорядка, имеет право задерживать нарушителей и передавать их полиции, имеет право применять спецсредства и оружие при необходимости. У него большие полномочия. Более того, если он имеет информацию, что у человека есть запрещённые средства, он имеет право досмотра граждан. Но опять-таки — в пределах своего поста, — говорит глава ассоциации.

Функции охраны чётко прописаны в отраслевом законе РК «Об охранной деятельности». К примеру, охраннику запрещено покидать свой пост и помогать с эвакуацией людей даже при пожаре — поскольку это может оказаться специально организованный поджог с целью отвлечения охраны. Запрещается открывать двери, подносить кому-то тяжелые сумки и тому подобное. Задача охраны — обеспечивать безопасность, и только. Калинин вспоминает: было немало случаев нападения на инкассаторов. Причина одна: совмещали в одном лице и инкассатора, и охранника. Между тем инкассатор должен отвечать за сохранность ценностей, а за сохранность инкассатора ответственна охрана.

Требования по физическим возможностям и возрасту охранников практически нигде не прописаны. По сути, признают в ассоциации, этот вопрос полностью отдан «на откуп» заказчику и поставщику услуг, и всё зависит от финансовых возможностей и компетентности клиента и порядочности выигравшей конкурс компании. Анатолий Калинин прямо говорит: на рынке охранных услуг есть немало недобросовестных компаний, которые демпингуют при проведении тендеров, но не в состоянии обеспечить должный уровень услуг. В качестве примера он приводит кемеровскую «Зимнюю вишню» — не сработали системы, поскольку их установкой занимались неквалифицированные специалисты. А доступ на этот рынок открыт всем и в Казахстане — лицензирование деятельности по монтажу пожарной техники отменено. И всё, что сейчас может сделать ассоциация, — предложить потенциальным клиентам свои рекомендации по выбору охранной компании.

Слабость физической охраны признают и правоохранительные органы. Однако и они изменить ситуацию не могут — нет полномочий. Более того, проверяя объекты, полиция оценивает лишь техническую составляющую. Например, наличие камер круглосуточного видеонаблюдения, которые могут работать в автоматическом режиме. Но при этом та же школа или больница не обязана нанимать человека, который будет сидеть и мониторить изображение, передающееся с этих камер.

— Физическую охрану мы не проверяем, у нас нет компетенций. Но с визуальной стороны это очень слабо. В основном пенсионного возраста сотрудники, — признаёт Александр Ким.

Приобретение охранных услуг организациями образования и здравоохранения финансируется за счёт средств бюджета. Однако в ответах на запросы Forbes.kz размеры выделяемых на эти цели средств министерства не указали. В самих школах и больницах, похоже, вынуждены экономить как минимум на физической охране. И, поскольку чёткой регламентации требований к такой охране нет, каждая организация по-своему понимает, чем конкретно должны заниматься охранники. К примеру, в социальной сети «Фейсбук» руководитель службы внутреннего аудита и поддержки пациентов детской больницы №2 Астаны Максут Аристангалиев в ответ на жалобу о работе охраны написал, что «работа охранной системы заключается в регулировании потоков пациентов». И — ни слова про обеспечение физической безопасности пациентов.

В Казахстане, к счастью, трагедий, подобных Беслану, не случалось. Однако теракты не обошли нашу страну стороной. 12 ноября 2011 года в Таразе представителем экстремистского религиозного течения были убиты 7 человек, в том числе 5 полицейских и 2 мирных жителя. 5 июня 2016 года группа экстремистов ограбила оружейные магазины, убив охранников, затем попыталась штурмом взять войсковую часть. Убиты 7 человек — 4 гражданских и 3 военных, ликвидированы и сами преступники — 18 человек. 18 июля 2016 года в Алматы одинокий стрелок напал на Алмалинское РУВД, а также устроил стрельбу в районе ДКНБ. Погибли 6 человек — 4 сотрудника правоохранительных органов и 2 гражданских.

FORBES

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 1 =