Приглашаем к обсуждению: К вопросу о соотношении оружия и специальных средств

Специалист по учебно-методической работе НЧОУ ДПО «Гранит» Василий Страхов (г. Екатеринбург), предложивший для обсуждения данную тему, хотел бы отметить, что в её подготовке существенную помощь оказывал Александр Колясинский (Председатель научно-педагогического совета НОУ СПО «Школа спецподготовки «Витязь», первый заместитель председателя ЦС УПК РОСС (Центрального совета учреждений по подготовке кадров российских охранно-сыскных структур) (г. Москва), чьи замечания были учтены и приняты как обоснованные, хотя есть и ряд разногласий по этому вопросу, на которых, возможно, Александр Зигмундович заострит свое внимание в ходе обсуждения этой темы.

obsudim

В охранной и правоохранительной деятельности используется такое понятие, как «специальные средства». В настоящее время ни один нормативный правовой акт определения данной категории не содержит, в связи с чем необходимо проанализировать внутреннюю сущность данного понятия в контексте сравнения его с оружием.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии» под оружием понимаются предметы и устройства, КОНСТРУКТИВНО предназначенные для поражения живой и иной цели, подачи сигналов. Таким образом, именно конструктивное предназначение делает оружие оружием. Но в таком случае возникает вопрос: какое имеют конструктивное предназначение отнесенные к специальным средствам (но не оружию) палки резиновые отечественного производства? 

Вывод однозначный – палки резиновые предназначены исключительно для поражения живой и иной цели. То есть, в соответствии с Федеральным законом «Об оружии» должны быть отнесены к категории «оружие». 

Однако на практике это совершенно разные категории с различным правовым статусом. В этом случае возникает необходимость выяснить особенности такой категории, как «специальные средства». 

Термин «специальные средства» включен в ряд федеральных законов и постановлений правительства РФ и определяет порядок и условия их применения, а также их перечень. При этом наряду с применением специальных средств в указанных нормативных правовых актах определяется и порядок применения оружия (гражданского, служебного и боевого ручного стрелкового). 

В то же время, зачастую перечень разрешенных к применению специальных средств включает в себя вполне самостоятельную категорию – средства индивидуальной защиты. Но объединение в одном термине двух разнородных категорий с правовой точки зрения является не вполне корректным. В частности, лица, применяющие специальные средства обязаны перед их применением предупредить лицо, в отношении которого они намерены специальные средства применить. Поскольку средства индивидуальной защиты отнесены к специальным средствам, то законодательное закрепление обязательности предупреждения применительно к ним выглядит по меньшей мере комично. Поэтому средства индивидуальной защиты вынесем за скобки данной темы. 

В чем отличие в применении оружия от применения специальных средств? 

На мой взгляд, это отличие заключается в том, что специальные средства предполагают более широкий спектр воздействия на правонарушителей, а также меньшие ограничения при их применении. В связи с чем специальные средства предполагают более широкий спектр воздействия? 

В первую очередь это связано с последствиями применения специальных средств. Конструкция специальных средств не предполагает возникновения необратимых последствий в результате их применения, если это применение осуществляется в порядке, установленном нормативным правовым актом. В то же время возможность возникновения необратимых последствий в результате применения оружия (гражданского огнестрельного оружия ограниченного поражения, служебного, боевого ручного стрелкового) значительно выше. Именно последствия определяют область применения специальных средств и оружия. Чем более тяжкие последствия могут возникнуть в результате применения того или иного средства воздействия, тем более жесткие ограничения устанавливаются на применение данного средства. Следует отметить, что причинение смерти в результате правомерного применения специальных средств фактически исключается. В то же время смертельный исход в результате применения оружия является вполне вероятным последствием. 

То есть, несмотря на то, что и специальные средства, и оружие (гражданское, служебное и боевое ручное стрелковое) конструктивно предназначены для поражения живой и иной цели, последствия их применения отличаются существенно. 

Именно поэтому, как правило, специальные средства не применяются в отношении женщин с видимыми признаками беременности, а оружие не применяется в отношении женщин. 

Следующим положением, требующим анализа, является наличие противоречия двух нормативных правовых актов, обладающих одинаковой юридической силой. 

В данном случае в качестве объекта исследования возьмем Федеральный закон от 17.04.1999 № 77-ФЗ «О ведомственной охране» и Федеральный закон от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии». 

Согласно статье 15 Федерального закона «О ведомственной охране» в качестве специальных средств работниками ведомственной охраны может применяться СЛЕЗОТОЧИВЫЙ ГАЗ. Статья 3 Федерального закона «Об оружии» указывает, что к гражданскому оружию самообороны относятся: газовое оружие: газовые пистолеты и револьверы, в том числе патроны к ним, МЕХАНИЧЕСКИЕ РАСПЫЛИТЕЛИ, АЭРОЗОЛЬНЫЕ И ДРУГИЕ УСТРОЙСТВА, СНАРЯЖЕННЫЕ СЛЕЗОТОЧИВЫМИ ИЛИ РАЗДРАЖАЮЩИМИ ВЕЩЕСТВАМИ, разрешенными к применению федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения. 

То есть один закон указывает на то, что слезоточивый газ является специальным средством, а другой закон утверждает, что механические устройства, снаряженные слезоточивыми веществами, отнесены к гражданскому оружию самообороны. 

Это не просто разные термины, это различный режим применения. Если слезоточивый газ (устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами) является гражданским оружием самообороны, то режим его их применения (ст. 24 закона «Об оружии») предполагает его применение в состоянии необходимой обороны (ст. 37 УКРФ) или крайней необходимости (ст. 39 УК РФ). В то же время, если слезоточивый газ является специальным средством, то режим его применения определяется ст. 15 закона «О ведомственной охране» и к перечисленным состояниям добавляет причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ч. 4 ст. 15 — при задержания лиц, ЗАСТИГНУТЫХ ПРИ СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ или административного правонарушения на охраняемых объектах, ЕСЛИ УКАЗАННЫЕ ЛИЦА ПЫТАЮТСЯ СКРЫТЬСЯ либо имеются достаточные основания полагать, что они намерены оказать вооруженное сопротивление работникам ведомственной охраны), что в соответствии со ст. 38 УК РФ является одним из обстоятельств, исключающих преступность деяния.

При противоречии двух нормативных правовых актов, имеющих одинаковую юридическую силу, применяются положения нормативно-правового акта, содержащего более специальные нормы. 

Безусловно, Федеральный закон «О ведомственной охране» регулирует более специфичные отношения, связанные с деятельностью исключительно ведомственной охраны. То есть предметом правового регулирования является исключительно деятельность ведомственной охраны. Федеральный закон «Об оружии» регулирует отношения, связанные с оборотом оружия более широкого круга лиц, в том числе частично и работников ведомственной охраны. 

Исходя из этого Федеральный закон «О ведомственной охране» содержит более специальные нормы, вследствие чего для работника ведомственной охраны (при исполнении ими должностных обязанностей) слезоточивый газ является специальным средством с соответствующим (более широким) режимом применения. Для иных граждан Российской Федерации слезоточивый газ является гражданским оружием самообороны и режим его применения определен Федеральным законом «Об оружии». 

Далее следует отметить, что термин «специальные средства» присутствует в нормативных правовых актах, регулирующих правоотношения, связанные с охранной либо правоохранительной деятельностью и определяющих правовой статус специальных субъектов. 

То есть данный термин неразрывно связан с наличием специального правового статуса – «сотрудник полиции», «работник ведомственной охраны», «частный охранник» и иные. Следовательно, граждане Российской Федерации, не обладающие специальным правовым статусом, не имеют правовых оснований для приобретения и использования специальных средств (хотя имеют полное право приобретать на законных основаниях те же устройства и предметы, только называемые по-другому – в одних случаях гражданским оружием самообороны, в других — «средством выбивания пыли из ковров», в-третьих – «защитной одеждой»). 

Специальный правовой статус предполагает существование определенных должностных обязанностей, направленных на реализацию общественно значимых целей, в частности, мероприятий по защите интересов третьих лиц. Именно для достижения этих целей государство наделяет специальных субъектов правом действовать в интересах третьих лиц и предоставляет для реализации данных полномочий определенный инструментарий – применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия. 

Граждане Российской Федерации в первую очередь используют оружие в целях самообороны, в связи с чем их действия в интересах третьих лиц не являются приоритетными. Таким образом, режим применения оружия гражданами Российской Федерации в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости, указанных статьей 24 Федерального закона «Об оружии», в полной мере соответствует цели по защите собственных жизни, здоровья и собственности. 

В то же время субъекты, обладающие специальным правовым статусом, наделяются большими правами в части реализации мер принуждения, что обусловлено стоящими перед ними целями и задачами. И для реализации этих целей и задач государство предоставляет возможность использования более широкого инструментария, в том числе специальных средств. 

При этом следует обратить внимание, что действующее законодательство, в сфере частной охранной деятельности, либо в сфере ведомственной охраны не совершенно и нуждается в некоторой коррекции. На мой взгляд, в частности, следует скорректировать положения, связанные с применением искровых разрядников и электрошоковых устройств. 

Законодательство в сфере ведомственной охраны делает робкие попытки перевести электрошоковые устройства в разряд специальных средств. В данном случае раздел II «Нормы обеспечения специальными средствами, видами, типами и моделями служебного огнестрельного оружия, патронами к нему» Постановления Правительства РФ от 30.12.1999 № 1436 указывает, что ведомственной охраной приобретаются специальные средства и индивидуальные средства защиты: устройства, снаряженные слезоточивыми раздражающими средствами, палки резиновые, наручники, ЭЛЕКТРОШОКОВЫЕ УСТРОЙСТВА, жилеты и шлемы защитные и индивидуальные средства защиты приобретаются из расчета обеспечения работников суточный смены (караула), группы по охране грузов, группы сопровождения грузов. 

Несмотря на то, что данная норма ничтожна в силу того, что юридическая сила закона выше, чем юридическая сила подзаконного акта (Постановления Правительства РФ № 1436), тенденция понятна – законодательство в сфере ведомственной охраны предполагает изменение правового статуса электрошоковых устройств с «оружие» на «специальное средство». Хотя для реализации этого положения требуется изменение Федерального закона «О ведомственной охране», что представляется делом весьма сложным. 

Кроме того, следует отметить, что в соответствии со статьей 13 Федерального закона «Об оружии» механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами, электрошоковые устройства и искровые разрядники отечественного производства, … имеют право приобретать граждане Российской Федерации, достигшие возраста 18 лет, без получения лицензии. Указанное оружие регистрации в подразделении лицензионно-разрешительной работы не подлежит. Требования по его хранению законодательно не закреплены. Количество приобретаемого оружия не ограничено. Такой свободный режим приобретения и хранения обусловлен тем, что данная категория оружия благодаря конструктивным особенностям не представляет значительной общественной опасности и их применение, как правило, не влечет тяжких последствий. 

В силу данного обстоятельства представляется целесообразным для субъектов, обладающих специальным правовым статусом, разрешенное к использованию гражданское оружие самообороны перевести в категорию специальных средств. Аргументы в пользу данного тезиса изложены выше. 

Естественно, что реализация данных предложений возможна лишь субъектами законодательной инициативы, но не исключено, что тема может стать актуальной, достойной их внимания. 

Подводя итог данной теме можно сказать, что специальные средства – это устройства и предметы, как находящиеся в свободном обороте, так и ограниченные в обороте (в том числе, отдельные устройства и предметы, относящихся к оружию согласно Федеральному закону «Об оружии»), право на применение которых в качестве специальных средств предоставлено федеральным законодательством субъектам, обладающим специальным правовым статусом, при исполнении ими служебных обязанностей. 

Безусловно, формулировка может быть иной, но суть её остается неизменной – связь со специальным правовым статусом.

Приглашаю коллег к обсуждению.

Комментариев к “Приглашаем к обсуждению: К вопросу о соотношении оружия и специальных средств”: 14

  1. Да, ещё забыли включить тот факт, что по 77-ФЗ, 3-ФЗ служебные собаки это спецсредства, в 2487-1, 587 ПП — собак нет.
    Тогда вопрос а здесь у собак какая конструкция?

  2. Служебные собаки законом «О ведомственной охране» отнесены к специальным средствам (как я помню без разделения на отдельные категории собак: патрульные, сторожевые, караульные и т.д.). Естественно, что и в законе о ЧОД в свое время должны были быть упомянуты и собаки, как отдельный вид специальных средств (охраны) наравне с техническими средствами охраны (ТСО), но этого не сделали. Думаю, что как раз потому, что служебная собака может быть использована либо как средство охраны путем подачи сигнала тревоги лаем или как специальные средства защиты охранника или охраняемого имущества путем нападения на нарушителя. Внести право на использование служебных собак в ЧОД нужно обязательно, так как фактически этот вид специальных средств используется повсеместно, но ЧОО делают это незаконно.

  3. Я бы исключил из перечня специальных средств шлемы и бронежилеты. Это все таки средства индивидуальной защиты.

  4. Тогда вопрос а здесь у собак какая конструкция? (Прокопий)
    Вопрос обязательно надо включить в вопросы периодической проверки!

  5. На мой взгляд, все специальные средства в зависимости от своего назначения делятся на 2 вида:
    — Средства индивидуальной защиты;
    — Средства активной обороны.

    А вот служебные собаки и ТСО — это средства усиления охраны.

  6. Я бы с Коллегой не согласился. В частности, средства принудительной остановки транспорта сложно отнести однозначно к тому или другому виду. Изначально я придерживался такой же точки зрения, но меня поправил А.З.Колясинский. Его доводы были вполне убедительны.
    Но проблема в том, что законодательство не разделяет их даже по такому критерию. Они в целом называются «специальные средства», без каких-либо изъятий. И это создает определенную проблему.

    1. Данную классификацию я дал только применительно для ЧОД, а для ОВД есть еще один вид специальных средств — третий — средства обеспечения специальных операций (это, например, средства для разгона демонстраций). Но средства принудительной остановки транспорта в эту категорию точно не входят! А куда же они входят тогда? Г-н Колясинский А.З. ошибается относя всё и сразу одновременно к единой объединенной категории специальных средств. Это не совсем верно! Он ошибочно не учитывает опять же такое понятие, как технические средства усиления охраны, которые используются еще и для обороны объектов (противотаранные барьеры, защитные кабины для стрелков, окопы на охраняемом объекте и т.д.). К сожалению сейчас нет документа, где был бы дан исчерпывающий список средств усиления охраны. Для сведения тема «Средства усиления охраны объектов» изложена в приказе МВД № 121 и в его более поздних модификациях для ФГУП «Охрана», но и там нет исчерпывающего списка технических средств усиления охраны.

      При обсуждении этой темы обязательно следует учитывать, что, например, согласно ФЗ «О государственной охране» органы государственной охраны могут использовать служебных животных в качестве специального средства. Этот факт необходимо учитывать при выработке определения специальных средств.

  7. Еще пара слов относительно средств принудительной остановки транспорта, которые используются в ведомственной охране. Посмотрите ПП РФ от 26 января 2000 г. N 73. Там есть список специальных средств для подразделений ведомственной охраны:
    а) резиновые палки;
    б) слезоточивый газ;
    в) наручники;
    г) средства принудительной остановки транспорта;
    д) служебные собаки.

    Обратите внимание, что бронешлемов и бронежилетов в списке нет. В понимании теоретиков ведомственной охраны — они что не являются специальным средством?

  8. Я абсолютно согласен, что мешать в одну кучу средства активной обороны и средства индивидуальной защити неправильно. Скорее всего дело не в теоретиках от видов охраны., а в том, что нормативные правовые акты для различных видов охраны разрабатывают разные люди. И действуют они из неких своих правовых убеждений. На мой взгляд при этом отсутствует единообразие, которое позволит минимизировать такого рода отклонения. Вот почему мы и обсуждаем эту тему. Если появится реальное определение термина «специальные средства», то и смысл его будет более понятен, и, как следствие, более применим в практической деятельности.

  9. По индивидуальным СЗ вообще интересно получается: в ведомственной охране они не только не включены в перечень спецсредств, но и указано правомерность использовать «Бронежилеты, защитные каски и иные средства индивидуальной защиты, которые не подлежат ограничению в приобретении и использовании гражданами…» То есть это может приобрести и надеть на себя любой гражданин, без особых статусов.
    Про собак тоже выскажусь, не претендуя на сверхнаучность рассуждений. Для себя я условно делю собак на служебных и сторожевых. Служебные собаки позволяют «работать» с ними управляемо, действуют в соответствии с командами работника. Сторожевые же находятся на частной территории то ли в свободном состоянии, то ли на привязи и по своему усмотрению облаивают или покусывают непрошенных посетителей. Ситуация аналогична той, что ежели в квартиру залез вор, а там оказался большой волкодав и загрыз его, то, в принципе, никто и не виноват, кроме самого вора. А вот если бы хозяин квартиры поставил капкан или бутылку паленой водки, то он был бы признан виновным. Так вот в ЧО собаки по статусу сторожевые и не спецсредства. На частной территории находятся собаки по желанию (с разрешения) собственника. Кто нарвался – сам виноват.
    По газовым баллонам-пистолетам, ЭШУ в первую очередь напрягает отсутствие в ЗоЧДиОД регламентации порядка применения этого типа штуковин (Уже-не-спецсредств, но Еще-не-оружия). Да и гражданское ОООП под статью 18 условно подогнано…
    Мне кажется, что все эти вопросы обсуждаются довольно регулярно, но «воз и ныне там».

  10. Про разных людей — абсолютно верно. При чем одни не читают того, что пишут другие. Классика: упражнения для периодической проверки (квалификационного экзамена) для ОООП. Охранники, проучившиеся полтора месяца должны произвести 2 выстрела с 3-5 метров за 10 секунд по мишени размером 0.5м х 1м, а граждане-не охранники, обучавшиеся полдня должны эти же 2 выстрела сделать за 5 секунд по мишени 0.5м х 0.5м. То есть в 2 раза быстрее по мишени в 2 раза меньше… Где элементарная логика? Или подразумевается. что никто ничего и не стреляет, а все делается через ….

  11. Относительно служебных собак в ЧОО — тема очень интересная и перспективная, так как обученная собака может быть полноправным членом экипажа группы быстрого реагирования, особенно при осмотре охраняемых объектов в сельской местности. Но только при условии, что собака — это специальное средство, которое можно законно применять при задержании!

  12. Полностью согласен с предложением о переносе ЭШУ и газовых распылителей в категорию спецсредств, наделяя таким образом охранников 4 разряда правом на их использование. Тут ещё нам в помощь ст. 20 226-ФЗ «О войсках национальной гвардии РФ», в которой ЭШУ и газовые распылители отнесены к категории спецсредств. И если контролирующий ЧОД орган руководствуется нормами, относящими ЭШУ и газовые распылители к категории спецсредств, то что им мешает привести в соответствие с их мнением и закон о ЧДОД? Отсутствие стимула к труду? Ну, поставьте им ящик коньяка что ли;-)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 4 =