ФНС рассказала, когда сотрудники заплатят налоги за свою компанию

В декабре 2017 года Конституционный суд разъяснил, в каком порядке можно взыскать недоимки компании с ее работников, в том числе, если в их отношении заводилось уголовное дело о неуплате налогов, но было прекращено по нереабилитирующим основаниям. По мнению КС, это не предопределяет вины работника, но в то же время не мешает взыскать с него налоги фирмы как гражданско-правовой ущерб, если получить их с фирмы уже невозможно. Что и как в этом случае нужно доказывать – тема нового письма налоговой службы.

В письме от 9 января 2018 года (на момент публикации пока не обнародовано, имеется в распоряжении редакции) ФНС толкует и развивает положения Постановления Конституционного суда от 8 декабря 2017 года о взыскании налогов компании с физических лиц, в том числе ее сотрудников, осужденных за налоговые преступления или освобожденных от уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям. Во втором случае само по себе уголовное дело не доказывает преступления, решил тогда Конституционный суд. Он разрешил взыскивать недоимку с работников только в том случае, когда взыскать ее с компании уже нельзя. Это не только ликвидация или фактическое отсутствие деятельности, но и другие препятствия для фактического получения долга. При соблюдении этих условий КС признал за госорганами право требовать уплаты налоговых долгов как гражданско-правового ущерба. Как именно это делать, рассказывается в письме ФНС.

Если уголовное дело прекращено по нереабилитирующим основаниям, податель иска о возмещении вреда должен доказать его факт и размер. Сделать это можно в том числе с помощью материалов налоговой проверки, предварительного расследования, гласит письмо ФНС. Оно ориентирует уделять особое внимание доказательствам причастности физлица к работе компании и указывать в исках, что вина причинителя вреда в силу закона презюмируется. Определяя факт и степень обогащения, можно учесть ряд фактов: стал ли богаче сам человек, его окружение (в том числе семья) «в период, связанный с совершением преступления», превышали ли его расходы официальные доходы, имелись ли активы из неустановленных источников, направлялись ли средства компании обезличенному выгодоприобретателю (фиктивным, подставным юрлицам, иностранным офшорам, трастам и т. п.), а также иной личный интерес, в том числе неимущественный.

Отсутствие доказательств обогащения не освобождает от деликтной ответственности. ФНС особо отмечает, что закон не разрешает уменьшать ответственность исходя из имущественного положения, если установлен умысел причинителя вреда.

Чтобы взыскать недоимку по налогам фирмы с физлица, нужно обосновать, что с организации ее получить уже невозможно. В письме ФНС приводятся примеры такого исчерпания возможностей: исполлист вернули из-за невозможности его исполнить, дело о банкротстве прекратили из-за отсутствия средств на его финансирование, а также если у налогоплательщика есть признаки недействующего юрлица или сведения в ЕГРЮЛ признаны недостоверными. Кроме того, невозможность уплатить налоги может также подтвердить анализ финансово-хозяйственного положения компании, который проводят налоговые органы, арбитражный управляющий, эксперт и т. д., гласит письмо ФНС. В документе называется еще один признак исчерпания возможности получить недоимку: если ее невозможно взыскать с тех, кого привлекают к ответственности по долгам организации (например, не выявлены такие лица, нет оснований, доказательств или имущества для оплаты долгов). В то же время эти условия необязательны в том случае, если юрлицо имело лишь формальную роль и не вело реальной экономической деятельности, уточняет ФНС.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 2 =