Охранный бизнес в Удмуртии оказался незащищённым по отношению к демпингу из других регионов

По данным МВД, за последние пять лет в России произошло около 60 происшествий в образовательных учреждениях, связанных с нападением на учеников или педагогов. В Удмуртии, к счастью, не было громких ЧП. Но родители учеников и дошколят задаются резонным вопросом: кто защитит детей в случае беды, пишет АиФ.


За охрану платит государство

Сегодня во всех школах и детских садах республики работает круглосуточная тревожная кнопка Росгвардии. В образовательных организациях есть система круглосуточного видеонаблюдения, оповещения и управления эвакуацией, а также работают ночные сторожа, которые один раз в три часа проводят обход территории.

С прошлого года часть школ и детских садов охраняют сертифицированные охранники. Если раньше охрану оплачивали сами родители, то теперь услугу обеспечивает государство. На безопасность детских организаций в 2022 г. из регионального бюджета выделили 1,3 млрд руб. Это беспрецедентная цифра. Однако нанять профессиональных охранников всё равно оказалось проблематично. Согласно данным сервиса для работы с государственными и коммерческими закупками, сейчас до сих пор актуальны тендеры на оказание охранных услуг в школе № 4 для детей с ограниченными возможностями здоровья, детском саду № 27, школе № 9, гимназии № 8, детском саду № 20 в Можге, Дебёсском политехникуме и т. д.

«Предложение на рынке охранных услуг, к сожалению, пока не удовлетворяет спрос. Поэтому некоторые торги на круглосуточную охрану школ и детских садов не состоялись, – говорит начальник Управления образования Наталья Гвоздкова. – Процесс этот не останавливается. Мы в постоянном контакте с охранными предприятиями. Как только у потенциальных контрагентов появляется возможность взять на обслуживание наши организации, где ещё не работают частные охранные предприятия, мы сразу же проводим торговые процедуры. В каждой школе регулярно проводят инструктаж с сотрудниками и обучающимися, делают инвентаризацию и проверяют работоспособность системы видеонаблюдения, кнопок экстренного вызова полиции, кнопок тревожной сигнализации, проводной телефонной сети, автоматической пожарной сигнализации и системы оповещения».

Нет кадров

По мнению руководителя Центра по развитию и защите детей «Родительский комитет УР» Дмитрия Выдрина, много вопросов и нареканий выявляется при организации закупок услуг по охране. Ситуация сложилась таким образом, что региональный охранный бизнес оказался незащищённым по отношению к демпингу с других регионов. Следствием являются проблемы с кадрами, так как за ту зарплату, которая предлагается, на работу квалифицированный специалист не пойдёт.

Так случилось с подрядчиком из Красноярска, охранники которого просто не вышли на работу в обозначенные сроки. Вместо них функции сторожей в тридцати школах Индустриального района выполняли гардеробщики и вахтёры. Позже выяснилось, что у предприятия не было необходимых для работы документов. Сотрудники не прошли медосмотр, у них не было справок об отсутствии судимости – то есть всего, что позволило бы им по закону и в соответствии с требованиями приступить к исполнению служебных обязанностей. Удивительно, что такую организацию допустили до конкурса. И она смогла выиграть его.

«Очень важно, чтобы ребёнок и родители знали – за пределами школы тоже будет безопасно, – говорит председатель Совета отцов УР Дмитрий Чистяков. – Уже второй год мы воплощаем проект «Безопасный путь домой». Мы смотрим, по какой дороге ходят дети на учёбу. Следим за состоянием тротуаров и нависающих над ними деревьев, за пешеходными переходами и наличием лежачих полицейских. Знаки, световые сигналы, открытые колодцы – это тоже важно».

В свете последних трагических событий в Ульяновской области организация безопасности детей в дошкольных и школьных учреждениях вновь стала самой обсуждаемой темой на экстренных совещаниях чиновников и на заседаниях круглых столов экспертов. В вопросе обеспечения охраны всплывают новые недоработки и пробелы. Цена их непростительно высока.

Один комментарий к “Охранный бизнес в Удмуртии оказался незащищённым по отношению к демпингу из других регионов”

  1. Минфин подготовил предложения по более равномерному распределению налогов между бюджетами субъектов: первое — более справедливое зачисление налога на прибыль организаций по месту реального производства продукции; второе — зачисление НДФЛ за граждан, трудоустроенных по договору удаленной занятости, в бюджет региона, где они реально находятся — по месту налогового учета физлица и регистрации, в том числе временной, пишут «Ведомости», ссылаясь на источники.
    Общая ставка налога на прибыль — 20%: 3% зачисляется в федеральный бюджет головной организацией, 17% — в бюджет региона, распределяется между головной организацией и филиалами пропорционально долям прибыли; доля прибыли филиала определяется исходя из средневзвешенной численности работников (или расходов на оплату труда) и среднегодовой стоимости основных средств — чем больше основных средств приходится на филиал, тем больше налогов остается в регионе.
    По словам экспертов, фонд оплаты труда в штаб-квартире может сильно отличаться от показателей в филиале — уже здесь возникает искажение. Также стоимость мегаофиса может «оттянуть прилично налога», особенно при старом производстве в регионах и низкой стоимости основных средств. Частный бизнес, как правило, работает через группу компаний (так называемые консолидированные группы налогоплательщиков), которые выводят прибыль таким образом, что в одном месте создают центр прибыли, а в другом — затрат. «Регулировать» прибыль «дочек» можно через групповые услуги за счет трансфертных цен, когда подразделения торгуют друг с другом.
    Сейчас НДФЛ уплачивается в бюджет того субъекта, в котором организация состоит на учете в налоговом органе; действующая система распределения НДФЛ формирует дисбаланс между доходами одного региона, где сотрудник той или иной компании трудоустроен, и расходами другого, где он фактически проживает; так, сотрудники, проживающие, например, в Московской или Рязанской области, пользующиеся социальной инфраструктурой этих областей, не участвуют в налоговых доходах «родных» регионов, если работают в компании, зарегистрированной в Москве, отметил эксперт НИУ «ВШЭ» Владимир Саськов.
    Инициативы Минфина подразумевают квазисубсидирование крупнейшими субъектами — Москвой, Санкт-Петербургом — бюджетов остальных регионов, что должно сделать распределение доходов в целом более равномерным, но идеально справедливый механизм выработать технически невозможно — в любом случае будут перекосы. Более целесообразно было бы переводить в субъекты структуры крупных госкорпораций — если невозможно обеспечить переезд управленческого звена, то, по крайней мере, перевести бэк-офисы. Перераспределение доходов между регионами не сделает их бюджеты более устойчивыми в целом — чтобы добиться их долгосрочной стабилизации, субъектам необходимо снижать зависимость от помощи из федерального бюджета, что возможно только при условии передачи на их уровень части доходов, отметил директор Центра региональной политики ­РАНХиГС Владимир Климанов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.