«Товарищ Полкан», Или как собаки службу несут (+видео)

Специально отобранные овчарки и лабрадоры стали в нынешнем году учениками — сотрудники московского метрополитена готовят из них собак-поводырей для слепых пассажиров. Занятия начались 16 августа, на «курс» поступило 80 животных. «Студенты» учатся прямо «на местности» — то есть в поездах и вестибюлях подземки.

Дружба между кинологом и собакой — обязательное условие успешного выполнения поставленных задач. На снимке: кинолог Оксана Гуляева и Бетси

«Во время занятий собак-поводырей обучат навыкам безопасного перемещения по станциям метро, проходу через входные двери и турникеты. Особое внимание при подготовке специалисты уделят спуску и подъему на эскалаторах, а также посадке и высадке из вагонов поездов», — рассказал первый заместитель начальника Московского метрополитена по стратегическому развитию и клиентской работе Роман Латыпов.

Программа подготовки собак-поводырей для помощи маломобильным пассажирам начала работать в 2014 году. Специальную методику дрессировки и обучения животных разработали совместно сотрудники метрополитена и Всероссийского общества слепых. За три года было успешно подготовлено 130 собак, их услуги очень ценятся теми, кому трудно передвигаться самостоятельно в метро и других местах большого города, представляющих потенциальную опасность.

Обучение собак-проводников для сопровождения маломобильных пассажиров в московском метро. © / Агентство городских новостей «Москва»

Учёба проходит на станциях «Авиамоторная» и «Новокосино» в часы, когда в метро не очень много народу — между часами пик. Контролируют проведение уроков сотрудники Центра обеспечения мобильности пассажиров и Российской школы подготовки собак-проводников Всероссийского общества слепых.

Вообще лохматые сотрудники работают в самых разных учреждениях Москвы. В большом городе нет вакансий на самые популярные собачьи «профессии» — охоту и присмотр за стадом. Зато есть другие возможности — например, около 500 собак несут службу в полиции. В этой сфере деятельности у них несколько направлений: патрульно-постовая служба (охрана порядка в общественных местах), розыскная (поиск и задержание преступника), конвойная (охрана уже пойманного преступника), а также поиск взрывчатки и наркотиков — в этой области у собачьего носа пока не существует достойных конкурентов. Наиболее подходящая порода для полицейской службы — немецкая овчарка. Это своеобразный универсальный солдат, которому по плечу самая разнообразная деятельность. Кроме того, она достаточно выносливая и имеет хорошую тёплую шерсть для работы в российском климате.

По каждому направлению разработана отдельная методика воспитания и дрессировки, и пёс, натасканный, скажем, на розыскную деятельность, не справится с патрульно-постовой службой.

Собаки, следящие за порядком вместе со своими проводниками, оказывают серьёзное психологическое влияние на людей (нарушитель опасается, как бы зверь не перешёл от воздействия психологического к физическому!) и являются отличным стимулом для того, чтобы нарушитель вёл себя менее агрессивно. Самые загруженные «рабочие» дни у полицейских собак — канун городских праздников, крупных мероприятий, спортивных состязаний. Собаки-поисковики обследуют местность и помещения на предмет опасных предметов, а собаки-охранники выполняют свои обязанности и во время праздников.

Отлично зарекомендовали себя собаки-спасатели, она работают в структурах МЧС, отыскивая людей под завалами, в лесу, в воде. И вовсе не обязательно это происходит в Москве — столичные спасатели вместе со своими питомцами часто выезжают в другие города, если требуется их помощь.

Нынешним летом, кстати, МЧС столицы удвоило количество четвероногих сотрудников, которые патрулируют акваторию Москвы-реки. Ведь псы не только отлично помогают утопающим, но ещё и разыскивают в воде вещи, потерянные при падении. Дежурство собаки несут в специальных жилетах, оснащённых ручками, за которые может ухватиться пострадавший.

В качестве спасателей в столице работают ньюфаундленды, бернский и большой швейцарский зенненхунды, золотистые ретриверы, бельгийские овчарки, ландсиры («родственники» ньюфаундленда).

К сожалению, лохматые «сотрудники» не имеют трудовых книжек, а по окончании стажа пенсия им не полагается. Но всё это не мешает им работать самоотверженно и честно.

Собачьи университеты

У беспородного Шарика нет шансов стать «сотрудником УВД на метрополитене» (кстати, собак для службы в подземке используют с 1996 г.) Ведь сегодня стражи порядка выбирают перспективных щенков… на портале госзакупок. Конечно, лабрадоров и овчарок (а иногда и спаниелей) покупают не по принципу «кто меньше стоит». Щенков в возрасте от 8 мес. до полутора лет везут из лучших российских питомников в Балашиху, где и происходит отбор для «подземной» службы. Каждый «лот» обходится в 50-60 тыс. руб.

Избранным щенкам подбирают кинологов — и вместе с теми отправляют на несколько месяцев учебных сборов. Там собака становится профи по обнаружению оружия, наркотиков, гексогена, тротила и много чего ещё, что запрещено к провозу в метро. Только после такого «университета» четвероногие сотрудники допускаются к дежур­ствам в столичной подземке. И пускай в паспортах значатся пафосные имена (вроде Жуан Альзина Нобелис Штерн), отзываются они на клички, данные им напарниками. В метро дежурят Дуся, Чак, Варя, Нюша.

«Сейчас у нас работают 107 собак, ещё 18 — на сборах, — рассказала «АиФ» Екатерина Касьянова, замруководителя Центра кинологической службы УВД на Московском метрополитене. — Смена длится 4 часа с перерывом на прогулку. Дольше животные в такой обстановке работать не могут. Тяжелее всего собакам приходится в часы пик, особенно в летние месяцы, когда на платформах станций душно и жарко. Ну а кинологу тяжелее всего… на эскалаторах — ведь по инструкции он должен поднять собаку на руки, чтобы она не повредила лапы. А это вес до 55 (!) кг. Надо сказать, что пассажиры очень хорошо относятся к таким «патрульным». Подходят родители с детьми, просят «погладить пёсика» (без спросу так поступают только нетрезвые граждане)».

Напарник, на дачу!

Как четвероногие полицейские находят наркотики, нам продемонстрировали майор полиции Алексей Янченко и 6-летняя Джеки (названная так в честь Джеки Чана из-за своей прыгучести). Её привели на площадку, где уже стояли 10 сумок. Майор лишь отдал команду, после чего Джеки сама быстро обошла по периметру все сумки и уселась возле той, куда спрятали наркотик. Для чистоты эксперимента нам привели ещё двух хвостатых «спецов» Зеру и Ахиллеса. Они также не ошиблись при выборе опасной клади.

Потом инструктор спрятал в учебном вагоне имитатор взрывчатки, который собаки также вычислили без особого труда. «Наши питомцы никогда не лают, обнаружив опасную находку, — объясняет А. Янченко. — Садятся или ложатся возле неё. На самом деле, если долго работаешь вместе, моментально понимаешь, когда животное подаёт тебе знак. Мы же каждый день вместе. Кстати, кинологи постоянно берут собак домой, на дачу на выходные и даже отпуск часто проводят вместе. Это только приветствуется, иначе животные страшно скучают».

Когда подходит время пенсии (после 8-10 лет службы), животное обычно забирает домой напарник или его родные-знакомые. И тогда Дуси и Ахиллесы превращаются в обычных московских собак. А в метро спускаются уже как пассажиры.

Один день со служебной собакой. Как живут и трудятся «лохматые солдаты»

Ретривер Агата — служебная собака, она служит в армии вместе со своим хозяином, рядовым Артёмом Киселёвым. Сейчас в российской армии более 6 тысяч собак. Они исправно служат, но не получают званий и наград. Работают за еду и игрушки.

Служебная собака Агата.Служебная собака Агата. © / Инна Киреева / АиФ

Рядовой Артём Киселёв пришёл служить в армию со своей собакой — золотистым ретривером Агатой. Их служба начинается в 6 часов утра и заканчивается в десять вечера. За год армейской жизни из домашнего питомца Агата превратится в настоящую минно-розыскную ищейку.

Солдаты со своими собаками служат в Дмитрове, в Центральной военной школе служебного собаководства МО России «Красная звезда». Выпускники школы сражались ещё во время Великой Отечественной войны, помогали и во время конфликтов в Афганистане и Чечне.

Раннее утро. За окнами — минус 13. Площадка, на которой тренируются собаки, покрыта снегом. Пятилетняя Агата — золотистый ретривер — бойко перебирает лапами упругий снег. Она тащит своего хозяина поближе к танку. Запрыгивает на него. Хозяин подносит руку к голове для военного приветствия, и Агата тут же садится на задние лапы, тоже приветствуя нас. Сидит так до тех пор, пока хозяин не уберёт руку. Когда игра-упражнение закончена, Агата спрыгивает с танка и, виляя хвостом, бежит к нам. Несколько минут, и она уже стоит передними лапами у меня на коленях и пытается лизнуть мою щёку. «Наконец-то ей внимание уделили», — смеётся её хозяин, Артём Киселёв. На службу Агата и Артём приехали из Самары. До того как надеть кирзовые сапоги, они вместе занимались в клубе служебного собаководства. Там Артёму посоветовали взять с собой в армию лохматого друга. «Как же я без неё», — обнимая животное, говорит Артём. Собака от радости замирает. «Ей внимания не хватает. Дома она любимица. Особенно детей любит. Ещё за утками охотиться и смотреть с мамой сериалы», — продолжает Артём. До армии Агата занималась в клубе служебного собаководства, училась спасать людей на воде. Даже совершила подвиг. «На Волге, в 50 метрах от берега, во время грозы перевернулась резиновая лодка с двумя людьми. Одна из них — женщина — совсем не умела плавать. По команде «спасай» Агата кинулась в воду. Доплыла до тонущей женщины. Повернулась к ней хвостом. Женщина уцепилась за хвост, и вместе с Агатой они доплыли до берега», — рассказывает Артём.

Агата приветствует нас, сидя на танке  Фото: АиФ / Инна Киреева

Игрушка — лучший наркотик

Служебный день Агаты начинается с 6 утра. Распорядок дня здесь чёткий, как и в любой воинской части. В шесть часов — подъём, затем утренняя физическая зарядка. Вместе со своими сослуживцами, служебными собаками, Агата преодолевает полосу препятствий: взбирается по лестницам, проходит по бревну, прыгает через ограждения и кольцо.

Подготовка к дрессировке, Фото: АиФ / Инна Киреева

Перед тем как начать дрессировку, Артём гладит Агату, чешет её за ухом, шепчет добрые слова. В знак благодарности Агата лижет его руку. По команде «сидеть» золотистый ретривер усаживается около ног своего хозяина и сосредоточенно начинает наблюдать за ним. Иногда, наверное, для того, чтобы лучше слышать хозяина, Агата слегка приподнимает одно ухо.

«Апорт!» — командует Артём, бросив предмет, похожий на кость. Агата тут же бросается вслед за ним, поднимает и несёт хозяину. «Молодец! Ты ж моя золотая! Моя хорошая! Моя девочка!» — Артём осыпает собаку комплиментами и гладит по голове. Радостная Агата тычется носом в руку хозяина и от удовольствия иногда поскуливает. «Это её любимое упражнение. Она ещё на гражданке любила за утками гоняться. Наверное, в этот момент о них думает», — смеётся Артём.

Апортировка предмета любимое упражнение Агаты. Фото: АиФ / Инна Киреева

– А скулит почему?

– Это она общается. Скулит нежно и ласково. Я ей добрые слова говорю, она мне тоже, — улыбается Артём.

Агата в армии — новичок. И сейчас, выражаясь армейским языком, проходит курс молодого бойца, общую подготовку. Впереди у неё курс по узкой специализации. «Скорее всего, займёмся минно-розыскной», — смеётся Артём. Минно-розыскной курс — самый сложный. Ведь надо не только научить собаку выделять запах взрывчатки среди всех остальных. Здесь главное — взаимопонимание кинолога и пса. «Мы чувствуем друг друга на уровне души, — говорит Артём. — Моя Агатка мне помогает всегда, когда есть проблемы. Лизнёт, поскулит, просто голову на колени положит, и всё проходит», — продолжает Артём. Агата, понимая, что про неё говорят, задирает голову вверх и наклоняет её набок.

Артём Киселёв благодарит свою напарницу за работу. Фото: АиФ / Инна Киреева

– Не боишься собаку испортить?

– Чем? — удивляется Артём.

– Говорят, что их, когда готовят, всякой дрянью пичкают.

– Дрянью? — смеётся Артём. — Выдумки всё это. Как Агата учится находить мою перчатку среди прочих предметов по запаху, так она будет находить предмет, пропитанный запахом взрывчатки или наркотиков. Найдёт, я её похвалю, дам поиграть игрушкой. Собаки работают за похвалу и игрушку. Для них — это лучший наркотик, — смеётся Артём.

Агата внимательно слушает добрые слова хозяина . Фото: АиФ / Инна Киреева

Гроза Гитлера и моджахедов

Агата служит в единственной на всю Россию Центральной школе военного собаководства «Красная звезда». В августе школе исполняется 90 лет. В годы Великой Отечественной войны школа готовила собак сразу по 8 направлениям: собаки-санитары, минно-розыскные собаки, караульные, собаки-связисты, собаки-подрывники… Истории школы и подвигов служебных собак посвящён музей части. Он был создан ещё в 30-х годах прошлого столетия и обновляется до сих пор. Здесь несколько экспозиций. Самая впечатляющая — военная. В ней тысячи документов, повествующих о собачьих военных подвигах: фотографии, вырезки из газет, напечатанные на машинке истории. «Вместе с солдатами собаки ковали победу под Львовом, Сталинградом и на Курской дуге. Кстати, в Сталинграде (Волгограде) после войны установили памятник собакам-подрывникам. Мало кто знает, что в самом страшном танковом сражении на Курской дуге собаки остановили наступление танковой армады. Когда с юга немцы прорвали две цепи нашей обороны и подошли к третьей, было решено пустить в бой собак-подрывников. Пустили 11 собак, три собаки были уничтожены немцами, остальные добрались до цели и взорвали каждая по танку. Немцы остановились», — рассказывает подполковник запаса Василий Хмельницкий.

«Залазить под танк собаку научили во время войны. Кормили её под танком, чтоб она не боялась. Потом приучали к выстрелам и рёву боевых машин. Далее учили собак заходить под танк спереди, там днище тоньше. А после надевали на неё вьюн с взрывчаткой и детонатором, который располагался на спине. И пускали в бой. Собака с расстояния 40–50 метров бежала под танк, детонатор цеплялся за днище танка и срабатывал. Вражеский тигр подрывался», — продолжает Хмельницкий.

– Не жестоко?

– Так время было какое. Собаку, конечно, жаль. Ценой своей жизни она спасала жизни сотен солдат, — говорит Василий Хмельницкий. — Всего за время войны собаки уничтожили более 300 танков. Немцы боялись этих собак, называли их дьявольским оружием. Гитлер даже велел издать инструкции, чтобы уничтожать собаку, пока она не добежала до танка. На Параде Победы в 1945 в знак благодарности четвероногих солдат кинологи несли на руках. Во время войны в Афганистане и Чечне моджахеды и боевики давали за голову служебной собаки, выпускницы школы, до пяти тысяч долларов.

Сослуживец Агаты Барон проходит полосу препятствий с закрытыми глазами. Фото: АиФ / Инна Киреева

Сейчас в вооружённых силах России более 6 тысяч собак. В основном четвероногие солдаты ищут мины или несут службу в карауле. На службу принимают животных с 8 месяцев до трёх лет. Служат они в зависимости от ситуации своего вожатого. Если он вместе с питомцем приехал на срочную службу, то, отслужив год, они отправляются домой. Если собака остаётся в войсках, служить она может 8 лет.

На завтрак сухой корм

Тренировки закончились — время завтрака. Агата, высунув голову из вольера, внимательно наблюдает за своим хозяином. Кормёжка собак в школе со стороны напоминает ритуал. Солдаты строятся в шеренгу около специального места, где стоит стол и ящик с мешками корма. На столе в несколько рядов — собачьи миски. Дежурный насыпает в каждую миску сухой корм. Когда все миски наполнены, солдаты берут их и строем идут каждый к своим питомцам. Те, учуяв еду, приветствуют кинологов радостным лаем и с большим усилием виляют хвостами.
 «Потерпи, Мальвина».

Работники сгоревшего приюта спасли из огня 300 собак«Во время кормёжки главное — гигиена. Это для того, чтобы собака ничем не заболела. Все миски у нас проходят обязательную обработку: они пропариваются после кормёжки», — поясняет командир роты специальной подготовки служебных собак, где служат Артём и Агата, капитан Виталий Пудовкин. Кормят четвероногих солдат два раза в день: утром и вечером после дрессировки. «Собака, как человек, когда поест, расслабляется, заниматься не хочет», — поясняет Пудовкин. Суточный рацион собак — сухой корм и вода (она должна быть у собаки постоянно). Норма в зависимости от породы, роста и веса. «Каши не даём. В них очень трудно соблюсти баланс витаминов и микроэлементов, необходимых для сердечно-сосудистой системы, мышц, костей, нюха и шерсти», — поясняет Пудовкин. Сейчас среди лохматых солдат — только породистые: кавказские и средне-азиатские, средне-европейские овчарки, ротвейлеры. Есть среди питомцев московская сторожевая и русский чёрный терьер. Эти породы вывели в питомнике части.

Четыре часа одиночества

После завтрака для Агаты наступает время отдыха. А её хозяин начинает заниматься уборкой вольера. Вольер Агаты просторный: деревянный пол и будка, которую Артём в зиму заботливо устелил соломой. Надо сказать, что Агата — чистоплотная собака. В туалет ходит только во время прогулок. Пока Артём сгребает собачью шерсть и подметает пол в вольере, Агата сидит в сторонке и тихонько наблюдает за хозяином. Иногда, чтобы не мешать хозяину, она переходит с места на место. Время уборки подходит к концу, и Агата начинает грустнеть: хозяин сейчас уйдёт, и она на долгих четыре часа останется одна. Артём выходит из вольера, следом за ним, незамеченной, выскакивает Агата.

Оставшись в вольере одна, Агата скучает по своему хозяину. Фото: АиФ / Инна Киреева

– Солдат, ты собаку потерял, — говорит капитан Пудовкин.

– Агата, давай заходи, — командует Артём. Разоблачённая Агата, повесив хвост, заходит обратно в вольер. Смотря, как Артём закрывает дверь в вольере на замок, начинает тоскливо скулить. «Ну что ты, моя хорошая, я скоро приду», — успокаивает свою питомицу Артём. В голосе кинолога ласка и доброта, с которой взрослые общаются с детьми. Агата, поверив хозяину, успокаивается, залезает на будку и ложится. «Она дома в центре внимания. А здесь одна в вольере. Скучает. У неё адаптационный период сейчас, и у меня тоже. Привыкаем, — говорит Артём и, обращаясь к своей «сослуживице», добавляет: — Всё у нас будет хорошо, правда, Агатка». Собака приподнимает голову и взглядом одобрения смотрит на хозяина.

Дедовщины нет: собаки просто обижать не будут

Четыре часа проходят быстро. Наступает время вечерних занятий и прогулки. Агата ходит в вольере. Высунув голову через решётку, внимательно смотрит туда, откуда вот-вот должен появиться Артём. Завидев знакомую фигуру, она начинает бегать по вольеру из стороны в сторону. А когда Артём открывает вольер, она бежит навстречу, виляя хвостом. Приседает. Артём пристёгивает на неё поводок и выводит собаку из вольера. Она, не скрывая своей радости, подпрыгивает, стараясь лизнуть Артёма в щёку. Они идут к полосе препятствий, чтобы снова повторить заученные утром команды.

Домашние питомцы приносят радость и меняют образ жизниМаксимальный срок службы собаки в войсках — 8 лет. После её судьбу решает комиссия. Если четвероногий солдат своих навыков не утерял, он остаётся служить ещё 6 месяцев. Если навыки утеряны, четвероногий солдат списывается.

– Неужели усыпляют? — спрашиваю у капитана Виталия Пудовкина, пока его четвероногая рота тренируется.

– По истечении срока службы сотрудники питомника стараются отдать собак в хорошие руки. Пристроить в частные дома. Ведь к их охране предъявляются другие требования, и собака с ними успешно справится. Как правило, собак забирают себе военнослужащие. Расстаться с четвероногим другом — это очень сложно. Он ведь член семьи.

Занятия заканчиваются. Артём снимает поводок с Агаты и отпускает собаку погулять. Та мчится к своим сослуживцам. Обнюхав друг друга, они начинают играть. Догоняют друг друга, падают в снег, ползают по нему, вскакивают и снова бегают друг за другом.

– Не жалеешь, что в армию собаку взял? — спрашиваю у Артёма.

– Конечно, нет. Армия для неё и для меня полезна. Дисциплина у Агаты стала лучше.

– А дедовщины нет? — спрашиваю я.

– Нее. Какая дедовщина? Вы посмотрите, сослуживцы её любят, — смеётся Артём. — Собаки тем и отличаются от людей: они просто обижать не станут.

Вечерняя прогулка закончилась. Артём закрывает свою любимицу в вольере. Агата смотрит на него большими преданными глазами. Уходя, Артём поворачивается к Агате, поглаживает её по голове и благодарит за хорошую работу. Потом прижимает голову собаки к себе и желает псу спокойной ночи. Агата в знак благодарности выворачивается и лижет его руки и лицо. Вольер закрывается.

Кстати

Почему, несмотря на стремительное развитие современной техники, ни одна страна мира не собирается отказываться от служебных собак? Всё просто. Вероятность, что хвостатый полицейский не унюхает, ошибётся в запахе, один к ста миллионам. К тому же его невозможно подкупить. Поэтому работой собаки обеспечены на долгие годы вперёд.

В Австрии и Италии «Мухтары» активно используются для поиска пропавших в горах туристов, в азиатских странах аэропорты и вокзалы невозможно представить без четвероногих дежурных, ищущих наркотики. В США хвостатые полицейские тоже популярны. Например, 12 марта пёс «в погонах» в штате Иллинойс обнаружил партию марихуаны на 10 млн долл., спрятанную среди замороженных авокадо. Кстати, «нюхачи» работают и на почте (уж больно любят торговцы «спайсами» переправлять наркотики в обычных посылках). За океаном в почёте и «охранники» — в октябре прошлого года две служебные собаки получили ранения, но задержали нарушителя, который перебрался через ограду Белого дома в Вашингтоне. А четыре года назад в Америке появилась служба «Собаки для воинов», которая готовит компаньонов для ветеранов вооружённых сил, страдающих посттравматическим синдромом. Аналогичная ассоциация действует и в Австралии, её четвероногие помощники также работают «психотерапевтами» для военных.

Все крупные массовые мероприятия в Англии и у нас не обходятся без визита кинологов и их хвостатых коллег: они инспектируют трибуны, раздевалки спортсменов, зрительный зал, сцену. Ну а то, что все страны используют собак для охраны своих границ, и говорить не приходится.

АиФ

Один комментарий к “«Товарищ Полкан», Или как собаки службу несут (+видео)”

  1. Слащавая статья о том, как должно быть. «каждый лот стоит 50-60 тыс».)))) А по факту — закупающая часть бешено торгуется, пытаясь сбить цену до 15, а то и 10 тысяч, специально берут щенков подросших, когда заводчик уже рад хоть куда то отдать. А разница оседает в карманах представителей различных инстанции, от низа и до верха. А особенно умилила история, как собачек — пенсионеров на дачу забирают. Да их просто списывают, и перестают кормить, потом проводник, запаренный работой сдаёт хоть куда то. Моя прекрасная немко-дочь была в 6 лет выставлена практически на улицу, сидела на непонятной привязи в гаражах, не кормленная и явно битая, (потому, что собачка привыкла работать, и от скуки будет тупо выть). Спасибо Овчар-команде, разглядевшей в истощенной забито собаке породистую немку, и забравшей её. А то бы меня так и кормили сказками про дачу. А собака, между прочим, заслуженная была. И искала отлично, и обучение в Уфе прошла. Но у начальника появилась потребность освободить её место, чтобы посадить надоевшего взрослого агрессивного кобеля. И собаку просто выкинули. А скольких просто перестали кормить, обрекая на смерть от голода в старости, когда не нужны уже никому. Чтобы я хоть раз ещё доверила своего щенка этим упырям из госструктур-да никогда. Конечно, есть исключения. Например, на рублёвке наши собаки замечательно содержатся до самой смерти. Но это исключения. А конкретно полиция метро — та ещё душегубка для собак. Памяти моей Кьяры посвящается. Прости, родная, что доверила тебя этим людям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.