«Инструкции написаны кровью»: Сергей Саминский — о том, кто и как охраняет наших детей в школах

В России начался новый учебный год. В образовательных учреждениях столицы получать знания будут полтора миллиона школьников и дошколят. О том, как будет организована их охрана, «Вечерней Москве» рассказал президент Ассоциации предприятий безопасности «Школа без опасности» Сергей Саминский.


Задержать террориста

Охранники столичных школ знают, что делать в разных чрезвычайных ситуациях, их обучают по 12 видам угроз.

— Наиболее распространенная — одиночка, который собирается совершить массовое убийство. Охранник в такой ситуации должен задержать террориста на 4–6 минут до прибытия наряда, — рассказывает Саминский.

Сотрудник охраны не должен допустить экстремиста дальше внешнего периметра. В крайнем случае его необходимо остановить у входа в здание, заблокировав дверь изнутри, уточняет собеседник «ВМ». При этом всех сотрудников и учащихся необходимо оповестить о начинающейся атаке по громкой связи.

Регламенты для охранников школ в новом учебном году не будут меняться, говорит эксперт.

— Все инструкции написаны либо уголовными делами, либо кровью. Действия охранников отработаны годами. Из нового появились только правила, связанные с коронавирусом, а также с психологическим терроризмом — ложными сообщениями о минированиях, — объясняет он.

Кого попало не берут

Кандидат в охранники учебного учреждения должен соответствовать целому ряду требований, отмечает эксперт.

— В Москве принят за основу профессиональный стандарт, в котором отражены все требования к сотруднику четырех уровней квалификации. Первый уровень — работник стационарного поста, который на нем стоит, — объясняет специалист.

По словам Саминского, потенциальный охранник учебного учреждения должен иметь правовой статус охранника четвертого или пятого разряда. Первый дает охраннику возможность использовать спецсредства, например, резиновую дубинку. Охранник пятого разряда имеет право применять гражданское оружие самообороны — газовое или электрошоковое.

Обязательно должна быть личная карточка закрепления данного охранника за частным охранным предприятием, которое по контракту следит за объектом, подчеркивает эксперт.

Также Саминский обращает внимание, что в новом учебном году все охранники московских школ должны получить защиту от COVID-19.

— И прошлый, и текущий учебные годы идут под знаком коронавируса. Раньше сотрудники охраны должны были носить средства индивидуальной защиты. Теперь все охранники столичных учебных заведений должны в обязательном порядке вакцинироваться, — говорит эксперт.

Саминский отмечает, что посты охраны работают круглосуточно. Ночью охранники совершают обходы, осматривая стекла и служебные входы. Опытный специалист после 20–25 минут обхода сможет без труда сказать, пытался ли кто-то проникнуть в здание, подчеркивает президент «Школы без опасности».

Лечь и не смотреть в глаза

Саминский отмечает, что в столичных школах организуются мероприятия, во время которых детям объясняют, как действовать в случае чрезвычайной ситуации.

— По громкой связи объявляют угрозу террористической атаки. Дети в таком случае должны занять свои классы. Такие мероприятия проводятся в учебном году. В каникулы работает только охрана и руководство — те, кто отвечают за безопасность, — рассказывает собеседник «ВМ».

Специалист подчеркивает: при попадании в заложники нельзя вступать в контакт с экстремистом. Его нельзя нервировать и смотреть в глаза: человек в такое время усиленно ищет жертву, уверен эксперт.

С началом штурма учащиеся должны сразу же спрятаться.

— При понимании, что входную дверь ломают или открывается окно, каждому школьнику нужно упасть на пол. Голову закрыть руками, ни в коем случае не кричать и не выглядывать, — объясняет Саминский.

Собеседник «ВМ» вспоминает случай со стрельбой в московской школе № 263. Тогда десятиклассник убил учителя географии, позднее застрелив сотрудника вневедомственной охраны. Эксперт отмечает, что охранник в той ситуации сработал профессионально: обезопасил детей и предупредил силовиков о вооруженном нападении.

Проверили готовность

Правильность действий охраны московских учебных заведений периодически проверяют. Так, перед началом учебного года такая проверка прошла в школе № 480 им. В. В. Талалихина.

По сценарию тренировки охранник обнаруживает, что на территорию школы проникает посторонний. Сотрудник охраны должен нажать кнопку тревожной сигнализации, после чего на место приезжает экипаж вневедомственной охраны Росгвардии.

Благодаря таким тренировкам у охранников и сотрудников вневедомственной охраны вырабатывается четкий алгоритм действий в случае чрезвычайной ситуации. Они помогают своевременно обращать внимание на людей, вызывающих подозрение, а также обнаруживать бесхозные предметы и автомобили, припаркованные слишком долго.

Комментариев к “«Инструкции написаны кровью»: Сергей Саминский — о том, кто и как охраняет наших детей в школах” - 7

  1. Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области
    191124, Санкт-Петербург, ул. Смольного, д.6
    г.Санкт-Петербург
    http://www.spb.arbitr.ru
    Именем Российской Федерации РЕШЕНИЕ
    20 августа 2021 года Дело No А56-31654/2021
    Резолютивная часть решения объявлена 16 августа 2021 года. Полный текст решения изготовлен 20 августа 2021 года.
    Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе: судьи Михайлов П.Л.,
    при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Вшивковым А.С., рассмотрев в судебном заседании дело по иску:
    истец: федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения» (адрес: Россия 192102, Санкт-Петербург, ул. Бухарестская, д. 22; Россия 191119, Санкт- Петербург, ул. Правды д. 13, ОГРН: 1027807985094);
    ответчик: общество с ограниченной ответственностью «Молот» (адрес: Россия 660075, Красноярский край, город Красноярск, улица Красной Гвардии, дом 23, помещение 18, ОГРН: 1132468070118);
    о взыскании убытков
    при участии
    — от истца: Пронина С.А. по доверенности от 11.01.2021,
    — от ответчика: Азарова К.А. по доверенности от 11.01.2021,
    Несмиянова Н.В. по доверенности от 07.06.2021,
    установил:
    федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения» обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Молот» с требованиями, уточненными в порядке ст. 49 АПК РФ, о взыскании 3235963 рублей 44 копеек убытков, 900 000 рублей штрафной неустойки, расходов по оплате государственной пошлины в сумме 41177 рублей.
    Обществом с ограниченной ответственностью «Молот» представлен отзыв, в котором указывается на необоснованность заявленных требований.
    Выслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, суд установил следующие обстоятельства:
    По результатам открытого конкурса в электронной форме No 32009806177 между федеральным государственным бюджетным образовательным учреждением высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения» (далее — Истец) и Обществом с ограниченной ответственностью «Молот» (далее — Ответчик) был заключен гражданско-правовой договор от 25.01.2021г. No 031/Кн223- 2020 (далее — Договор) на оказание услуг по охране объектов института в 2021 году по

    2 А56-31654/2021
    адресам: г. Санкт-Петербург, ул. Пражская, д.14; ул. Бухарестская, д.150; Новоизмайловский пр., д.8, корп.2, лит.А; г. Павловск, ул. Детскосельская, д.З.
    Согласно п. 1.1. и 3.3.1. Договора Ответчик обязан был обеспечить надлежащее качество услуг и оказывать их на условиях, предусмотренных договором и техническим заданием, однако в результате контроля за ходом оказания услуг, начиная с 26.01.2021 Истцом, были выявлены нарушения договорных обязательств со стороны Ответчика, которые заключались в следующем:
    — на объекте по адресу: Санкт-Петербург, ул. Бухарестская, д. 150 зафиксированы нарушения: сотрудники охраны не имели при себе личных карточек и удостоверения частного охранника; несли службу более 24 часов; на момент заступления на службу охранник не был обеспечен форменной одеждой; допустил на объект посторонних лиц, не выполнял свои обязанности в средствах индивидуальной защиты; не была оформлена книга учета посетителей, в силу отсутствия связи вызов группы быстрого реагирования (ГБР) невозможен (при проверке работоспособности систему вызова ГБР выявлено: кнопки прямого вызова нет; приложение «Delta» не работает в виду отрицательного баланса), тем самым нарушены п. 3.3.4 договора и пп. 5.1.10, 5.1.22, 5.2.1., 5.2.2., 5.2.4. и 5.2.12 Технического задания (Акты проверки от 26.01.2021, от 27.01.2021, от 28.01.2021, от 29.01.2021, от 03.02.2021);
    — на объекте по адресу: Санкт-Петербург, ул. Пражская, д. 14 зафиксированы нарушения: сотрудник охраны не имел при себе личную карточку и удостоверение частного охранника, нес службу более 24 часов; вызов группы быстрого реагирования (ГБР) по средствам КТС невозможен в силу отсутствия связи, тем самым нарушены пп. 5.1.10, 5.2.1., 5.2.4. Технического задания (Акты проверки от 26.01.2021, от 27.01.2021, от 28.01.2021, от 03.02.2021);
    — на объекте по адресу: Санкт-Петербург, Новоизмайловский пр., д.8, к.2 зафиксированы
    Нарушения: сотрудник охраны не имел при себе личную карточку; осуществить проверку оказания услуг по реагированию силами охранных организаций не удалось в связи с отрицательным балансом на дежурном телефоне, предназначенном для вызова служб ГБР, тем самым нарушены пп. 5.1.10, 5.2.1. Технического задания (Акты проверки от 28.01.2021, от 03.02.2021);
    В соответствии с п.5.10.1 Договора в случае зафиксированного соответствующим актом заказчика факта отсутствия на объектах охраны заказчика, нахождение работников исполнителя на посту в нетрезвом состоянии или ином нарушении принятых на себя обязательств (за исключением просрочки исполнения обязательств) заказчик вправе потребовать от исполнителя выплаты штрафа в размере 100 000 (ста тысяч) рублей за каждый факт нарушения.
    Принимая во внимание вышесказанное, Истец направил в адрес Ответчика ряд претензий с требованием оплаты штрафа (на общую сумму 900 000,00 (девятьсот тысяч) руб.) за ненадлежащее исполнение обязательств, на основании п.5.10.1 Договора, а также Ответчику было предложено в кратчайшие сроки устранить выявленные недостатки (Претензия от 04.02.2021 No 98 и Претензия от 11.03.2021 No 254).
    Ответчик не оплатил штраф, указанные в претензии недостатки не устранил, 15.02.2021 направил в адрес Истца уведомление о расторжении договора в одностороннем порядке в связи ненадлежащим исполнением последним обязательств по договору, и фактически прекратил оказание услуг с 16.02.2021 (Уведомление от 15.02.2021 No 15/02-2021-1).
    На данное уведомление 24.02.2021 Истцом в адрес Ответчика были направлены возражения, в которых было указано, что односторонний отказ от исполнения договора со стороны Ответчика является незаконным и недействительным ввиду того, что со стороны Истца не было допущено нарушений условий договора, доказательств наличия обстоятельств, препятствующих выполнению обязательств по охране объектов, равно

    3 А56-31654/2021 #
    как и доказательств нарушений условий договора со стороны Истца не представлено, а односторонний отказ возможен, согласно п. 2 ст. 782 ГК РФ, при условии полного возмещения Истцу убытков (Возражения на уведомление от 24.02.2021 No 186).
    На основании ст. 393 .1 Гражданского кодекса РФ, в связи с необходимостью заключения срочных договоров на охрану, а впоследствии с контракта по результатам конкурса, с учетом разницы цены контракта, расторгнутого ответчиком и заключенных договоров и контрактов, истец рассчитал убытки.
    В виду одностороннего отказа Ответчика от выполнения добровольно принятых на себя договорных обязательств по охране Объектов Истца, отсутствием на постах с 16.02.2021 охранников Ответчика по адресам: г. Санкт-Петербург, ул. Бухарестская, д.150; ул. Пражская, д.14; Новоизмайловский пр., д.8, корп.2, лит.А; г. Павловск, Детскосельская, д.З, что существенно нарушило права и законные интересы Истца, последний был вынужден в целях обеспечения охранных мероприятий провести неконкурентную закупку и заключить договоры с ООО «Охранное предприятие «Топаз» на период с 18.02.2021 по 28.02.2021 и с 01.03.2021 по 15.04.2021. Истец полагает, что разница между ценой вновь заключенных без проведения конкурентной закупки договоров и ценой, установленной в прекращенном договоре, является уже понесенными убытками Истца (Договоры No 3932/1ФО, No 3933/1ФО, No 3934/1ФО, No 3935/1ФО от 18.02.2021; Договоры No 3940/1ФО, No 3941/1ФО, No 3942/1ФО, No 3943/1ФО от 01.03.2021). Истец также сослался на замещающие договоры за период с 16.04.2021 по 31.05.2021 (Договоры NoNo3985/1ФЩ;3986/1ФО;3987/1ФО; 3988/1ФО; от 16.04.2021, а также заключенный в рамках конкурсной процедуры гражданско-правовой договор No044/Кн223-2021 от 28.05.2021 г. на период с 01.06.2021 г. по 31.12.2021 г. Убытки рассчитаны истцом следующим образом:
    2840211 рублей 36 копеек – стоимость услуг, оказанных замещающей организацией ОО «Топаз» в период с 18.02.2021 по 31.05.2021, 5642066 рублей 40 копеек – цена гражданско-правового договора, заключенного с ООО «Топаз» с 01.06.2021 г. по 31.12.2021, 5246314 рублей 32 копеек – стоимость услуг не оказанных ООО «Молот» в период с 16.02.2021 по 31.12.2021.
    (2840211,36+5642066,40) – 5 246 314,32=3235963,44.
    Ответчик с данными исковыми требованиями не согласен, считает не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
    По требованию о взыскании штрафных санкций в размере 900 000 рублей.
    Согласно п. 5.10.1. Договора в случае зафиксированного соответствующим актом Заказчика факта отсутствия на объектах охраны Заказчика, нахождения работников Исполнителя на посту в нетрезвом состоянии во время несения дежурства на Объекте или ином нарушении принятых на себя обязательств по настоящему контракту (за исключением просрочки исполнения обязательств) Заказчик вправе потребовать от исполнителя выплаты штрафа в размере 100 000,00 руб. за каждый факт нарушения.
    Представленные акты о нарушении договорных обязательств со стороны Исполнителя , по мнению ответчика, не отвечают требованиям соответствующего акта, составлены в отсутствие представителей Исполнителя, в связи с чем, не являются основанием для взыскания штрафных санкций с Ответчика по следующим основаниям.
    Акты проверки исполнения договорных обязательств на объекте; г. Санкт- Петербург, ул. Бухарестская, 150:
    Акты от 26.01.2021, 27.01.2021: в акте отсутствует время проведения проверки, отсутствуют фамилии охранников, в отношении которых проводилась проверка документов, а также проверка в части нахождения на посту более 24 часов.
    Отсутствие вышеуказанных данных в акте проверки лишает Исполнителя каким- либо образом опровергнуть или подтвердить указанные в акте обстоятельства. Не

    4 А56-31654/2021 #
    представляется возможным представить документы на охранника, либо подтвердить факт их отсутствия в указанную дату.
    Данное заявление ответчика не принимается судом. Указанные акты ( т.1 л.д.98,100) составлены начальником отдела безопасности организации ситца, подписаны охранником Новожиловмы 26.01.2021 и охранником Новожиловым 27.01.2021 г. Акты также имеют подписи сотрудников общежития, где выставлен пост.
    Акт от 28.01.2021г. как и в предыдущих актах отсутствует ФИО охранников, у которых проверялись документы. Акт содержит сведения об отсутствии медицинской книжки, однако условия Договора не предусматривают наличие у охранника такого документа. В акте указано, что график дежурств на месяц не оформлен, вместе с тем в акте от 26.01.2021г. указано, что график дежурств предъявлен, т.е. 26.01.2021г. график дежурств на месяц имелся, а 27.01.2021г. уже оказался неоформленным — данное обстоятельство является противоречивым и свидетельствует о ложности указанных в акте событиях. Из акта не понятно, о какой рабочей тетради идет речь, какой пункт Договора нарушен. В акте указано, что сотрудник охраны спец. формой не обеспечен. В виду того, что указанные акты подписаны якобы охранником Новожиловым Д.Н., получается, что 26.01. и 27.01. он и находился на посту без смены, в предыдущие дни отсутствие у него форменной одежды не установлено Заказчиком, а 28.01. он же оказался без форменной одежды.
    Суд не принимает данное объяснение ответчика, т.к. акт (л.д.102 т.1) подписан охранником, констатация отсутствия удостоверения и личной карточки, а также форменной одежды указывает на нарушение положений технического задания к контракту.
    Акт от 29.01.2021г. содержит в себе описание нарушений, которые произошли 28.01.2021г., о чем прямо указано в акте, в связи с чем, наложение штрафных санкций за данный день, в котором выявлены нарушения, является необоснованным, такой же список нарушений указан в акте от 28.01.2021г. Каким образом, лица, подписавшие и составившие акт от 29.01.2021г., стали свидетелями нарушений, произошедших в другой день 28.01.2021, если учесть тот факт, что акт от 28.01.2021г. подписан иными представителями Заказчика.
    Данное заявление ответчика также не принимается судом, т.к. в указанном акте (л.д.105 т.1) отмечено отсутствие смены более 24 часов, что является нарушением требований технического задания, отсутствие форменной одежды и удостоверений с личными карточками также является нарушением требований контракта.
    Акты проверки исполнения договорных обязательств на объекте: г. Санкт- Петербург, ул. Пражская, 14:
    Истцом представлены акты по данному объекту за 26.01.2021г., 27.01.2021г., 28.01.2021г., в которых содержится одно и то же нарушение: отсутствие у охранника удостоверения и личной карточки охранника. Также в акте указано, что смена охраны производится более чем 24 часа. Таким образом, в виду того, что охрана не меняется 24 часа, в указанных актах речь идет об одном и том же нарушении — отсутствие у одного и того же охранника удостоверения и личной карточки. Вместе с тем Заказчиком применены три раза штрафные санкции за одно и тоже нарушение. Акты также не содержат данные охранника, в отношении которого проводилась проверка документов, что лишает возможности Ответчика представить какие-либо возражения относительно нарушений, указанных в актах.
    Суд не принимает данное объяснение ответчика, т.к. в указанных актах (л.д.99, 101,103 т.1) последовательно отражены результаты проверки, отражающие нарушение требований договора Акты подписаны охранниками. Наличие одинаковых нарушений на момент проверки не устраняет характера нарушений требований договора и ответственность в соответствии с его требованиями.

    5 А56-31654/2021 #
    Акты проверки исполнения договорных обязательств на объекте: г. Санкт- Петербург, пр. Новоизмайловский, 8, к. 2 (Общежитие No 2):
    Акт содержит ряд исправлений, в акте не указано ФИО охранника, чьи документы подвергались проверке.
    Представленные акты не подписаны со стороны Исполнителя, акты об отказе от подписи не составлялись, что свидетельствует о составлении данных документов без уполномоченного представителя Исполнителя, т.е. составлены в одностороннем порядке.
    Суд также не принимает данное объяснение ответчика, т.к. в акте от 28.01.2021 г. (л.д.104 т.1) отражены отсутствие личной карточки и удостоверения охранника. Акт подписан начальником охраны.
    Кроме того в дело представлен акт исполнения договорных обязательств на объекте: г. Санкт-Петербург, пр. Новоизмайловский, 8, к. 2 (Общежитие No 2) от 03 февраля 2021 г. (л.д.108 т.1) фиксирующий отсутствие возможности вызвать группу быстрого реагирования. Данный акт подписан сотрудниками ООО «Молот» и работниками общежития.
    Ответчик утверждает, что договором не согласован размер штрафа за указанные в актах нарушения, в связи с чем, п. 5.10.1. не является основанием для взыскание штрафа за отсутствие у охранников документов и несения службы более 24 часов в размере 100 000,00 руб.
    В то же время стороны указали в данном пункте и на иные нарушения, не связанные с просрочкой исполнения обязательств. Требования к охранной организации изложены в договоре, на нарушение данных требований ссылается истец и у суда не имеется оснований полагать, что стороны не согласовали виды нарушений за которые надлежит взыскать штраф.
    В соответствии с п. 5.10.1. договора в случае зафиксированного соответствующим актом заказчика факта отсутствия на объектах охраны заказчика, нахождение работников исполнителя на посту в нетрезвом состоянии или ином нарушении принятых на себя обязательств (за исключением просрочки исполнения обязательств) заказчик вправе потребовать от исполнителя выплаты штрафа в размере 100 000 (ста тысяч) рублей за каждый факт нарушения.
    В соответствии с п.5.2.1 Технического задания к договору ( т.1 л.д.17) сотруджники охраны должны иметь удостоверение и личные карточки охранника,
    В соответствии с п.5.2.2 охранники должны выполнять свои обязанности в специальной форменной одежде с нашивками, позволяющими определить их принадлежность к охранной организации;
    В соответствии с п.5.2.4 сотрудникам охраны не допускается несение службы более 24 часов…;
    В соответствии с п.5.2.5 охранники должны быть обеспечены средствами оперативной связи;
    В соответствии с п.5.2.12 сотрудниками охраны не допускается несение службы более 12 часов без смены;
    В соответствии с п.5.1.10 охранная организация обязана иметь в наличие вооруженные группы быстрого реагирования в составе не менее 4-х человек, имеющие бесперебойную и надежную мобильную связь с оперативным дежурным Исполнителя и с возможностью дублирования связи по альтернативным каналам связи.
    В соответствие с п.5.1.22 исполнитель обязан разработать и согласовать с заказчиком:
    График дежурств на месяц; журнал приема-сл дачи дежурств ( на каждый объект);
    Рабочую тетрадь, в которой охранники ведут записи своих наблюдений на объекте;

    6 А56-31654/2021 #
    Книгу учета посетителей,
    Книгу учета автотранспорта.
    В силу пункта 1 статьи 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться
    неустойкой, залогом, удержанием вещи должника, поручительством, независимой гарантией, задатком, обеспечительным платежом и другими способами, предусмотренными законом или договором.
    На основании пункта 1 статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.
    В соответствии с пунктом 60 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 No 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности при просрочке исполнения, законом или договором может быть предусмотрена обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму (неустойку), размер которой может быть установлен в твердой сумме — штраф или в виде периодически начисляемого платежа — пени (пункт 1 статьи 330 ГК РФ).
    В пункте 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2016 No 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» указано, что соглашение о неустойке должно быть заключено в письменной форме по правилам, установленным пунктами 2, 3 статьи 434 ГК РФ, независимо от формы основного обязательства (статья 331 ГК РФ).
    Согласно статье 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.
    Верховный Суд Российской Федерации в Определении No302-ЭС17-6131 от 07 июня 2017 года указал, что при толковании на основании положений статьи 431 ГК РФ условий договора к вопросам ответственности предъявляются повышенные требования к определенности и непротиворечивости условий договора, расширительное толкование условий договора не допускается.
    В пункте 5.10.1 договора указано, что в случае зафиксированного соответствующим актом Заказчика факта отсутствия на объектах охраны Заказчика, нахождения работников исполнителя на посту в нетрезвом состоянии во время несения дежурства на объекте или ином нарушении принятых на себя обязательств по настоящему Контракту (за исключением просрочки исполнения обязательств) Заказчик вправе потребовать от Исполнителя выплаты штрафа в размере 100 000,00 руб. за каждый факт нарушения.
    В то же время суд полагает, что размер штрафа за указанные нарушения является чрезмерным, не соответствующим последствиям, которые могли повлечь данные нарушения.
    Ответчиком заявлено ходатайство о применении ст. 333 Гражданского кодекса РФ.
    Согласно части 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

    7 А56-31654/2021 #
    Согласно части 2 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации уменьшение неустойки, определенной договором и подлежащей уплате лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.
    Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определении от 21.12.2000 N 263-0, гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств.
    Системный анализ положений действующего законодательства о неустойке, конституционно-правовой смысл указанной нормы, изложенный в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2000 N 263-0, позволяют прийти к выводу о том, что к основополагающим принципам российского права, в частности, относится и принцип обеспечения нарушенных прав, гарантией реализации которого является соблюдение требования о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств, предусмотренного статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.
    При этом необходимо отметить, что неустойка является мерой гражданско- правовой ответственности должника в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств и носит компенсационный характер по отношению к возможным убыткам кредитора, направленный на восстановление нарушенных прав, а не карательный (штрафной) характер.
    Таким образом, неустойка в силу статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по своей правовой природе носит компенсационный характер и не может являться средством извлечения прибыли и обогащения со стороны кредитора.
    Задача суда состоит в устранении явной несоразмерности штрафных санкций, следовательно, суд может лишь уменьшить размер неустойки до пределов, при которых она перестает быть явно несоразмерной, причем указанные пределы суд определяет в силу обстоятельств конкретного дела и по своему внутреннему убеждению.
    С учетом компенсационного характера гражданско-правовой ответственности под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается выплата кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом.
    Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда, изложенной в постановлении от 17.12.2013 No 12945/13, в случае если истцом не представлены доказательства того, что просрочка выполнения обязательств подрядчиком повлекла для заказчика наступление каких-либо неблагоприятных последствий либо угрозу их возникновения, у ответчика отсутствует возможность доказать несоразмерность неустойки таким последствиям. В таком случае чрезмерность санкций в отсутствие обстоятельств особого характера (к примеру, строительства жилья для пострадавших от стихийных бедствий, ремонт дорог в летний период и т.п.) должна определяться исходя из подходов, сформулированных в постановлении No 81 от 22.12.2011 для нарушения сроков исполнения денежных обязательств. В качестве обоснования могут быть приведены в том числе доводы о чрезмерности санкций о сравнению с законной неустойкой либо обычно взимаемой по государственным контрактам неустойкой.
    С учетом компенсационного характера гражданско-правовой ответственности под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства

    8 А56-31654/2021 #
    предполагается выплата кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом.
    Суд полагает, что размер взыскания за каждое из девяти нарушений, зафиксированных актами подлежит снижению до 10 тысяч рублей. Всего 90 000 рублей. В соответствии с абзацем 3-м п. 9-го Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса
    Российской Федерации»:
    Если размер заявленной неустойки снижен арбитражным судом по правилам
    статьи 333 ГК РФ на основании заявления ответчика, расходы истца по государственной пошлине не возвращаются в части сниженной суммы из бюджета и подлежат возмещению ответчиком исходя из суммы неустойки, которая подлежала бы взысканию без учета ее снижения.
    По требованию о взыскании убытков.
    Заявляя требование о взыскании убытков, Истец руководствуется п. 1 ст. 393.1 ГК РФ, согласно которой в случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор вправе потребовать от должника возмещение убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора.
    В данном случае, по мнению ответчика, указанная норма не применима, убытки возмещению не подлежат по следующим основаниям.
    Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» по смыслу статьи 393.1 ГК РФ, пунктов 1 и 2 статьи 405 ГК РФ, риски изменения цен на сопоставимые товары, работы или услуги возлагаются на сторону, неисполнение или ненадлежащее исполнение договора которой повлекло его досрочное прекращение, например, в результате расторжения договора в судебном порядке или одностороннего отказа другой стороны от исполнения обязательства.
    Согласно п. 12 Постановления No 7, если кредитор заключил замещающую сделку взамен прекращенного договора, он вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары, работы или услуги по условиям замещающей сделки (пункт 1 статьи 393.1 ГК РФ). Добросовестность кредитора и разумность его действий при заключении замещающей сделки предполагаются (пункт 5 статьи 10, пункт 3 статьи 307, статья 393.1 ГК РФ).
    Должник вправе представить доказательства того, что кредитор действовал недобросовестно и/или неразумно и, заключая замещающую сделку, умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (пункт 1 статьи 404 ГК РФ). Например, должник вправе представлять доказательства чрезмерного несоответствия цены замещающей сделки текущей цене, определяемой на момент ее заключения по правилам пункта 2 статьи 393.1 ГК РФ.
    Возмещение убытков является мерой гражданско-правовой ответственности, поэтому лицо, требующее их возмещения, должно доказать факт нарушения права, наличие и размер понесенных убытков, причинную связь между нарушением права и возникшими убытками. Между противоправным поведением одного лица и убытками, возникшими у другого лица, чье право нарушено, должна существовать прямая (непосредственная причинная связь. Недоказанность одного из указанных

    9 А56-31654/2021 #
    составляющих свидетельствует об отсутствии состава гражданско-правовой ответственности.
    Статья 393.1 ГК РФ и ее толкование в п.11 Постановления No7 содержат специальное основание для взыскания убытков, требуют, чтобы договор был расторгнут именно той стороной, которая будет рассчитывать свои убытки по правилам этой статьи.
    Из содержания искового заявления, а также из представленных доказательств по делу не представляется возможным установить наличие обстоятельств, подтверждающих, в том числе: неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора Ответчиком, возлагающих на него определенные обязанности; прекращение договора между сторонами явилось следствием нарушения Ответчиком условий договора; кредитором заключен аналогичный (замещающий) договор на иных по сравнению с первоначальным договором условиях, ухудшающий его имущественный интерес.
    Однако в данном конкретном случае договор расторгнут по инициативе Исполнителя, в связи с ненадлежащем исполнением Заказчиком обязательств по Договору, что свидетельствует о невозможности применения ст.393.1 ГК РФ для взыскания убытков.
    Так ООО «Молот» в соответствии с п. 8.3.3. Договора и на основании п.2 ст. 450.1. ГК РФ направило в адрес Заказчика уведомление о расторжении договора в одностороннем порядке. Уведомление получено Истцом 16.02.2021г.
    По общему правилу договор считается прекращенным с момента, когда контрагент получит уведомление о расторжении (п. 1 ст. 450.1 ГК РФ).
    Таким образом, гражданско-правовой договор No 031/Кн223-2020 от 25.01.2021г., заключенный между ФГБОУВО «Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения» и ООО «Молот» расторгнут с 16.02.2021г.
    Суд полагает, что расторжение договора на основании ст. 782 Гражданского кодекса РФ , которое допустимо заключенным между сторонами договором (п.8.3.3 договора) предполагает взыскание убытков в пользу заказчика, что прямо предусмотрено требованиям ст. 782 Гражданского кодекса РФ. При этом суд также учитывает, что срок действия договора после отказа от последнего исполнителем, не предусмотрен в договоре, однако разумное и добросовестное поведение предполагает предоставление заказчику возможности заключить иной договор на конкурентной основе до прекращения оказания услуг исполнителя по охране объектов, с учетом специфики предмета договора. Тем более, что договором установлен срок для расторжения договора по соглашению сторон (п.8.3 договора л.д.11 т.1). Суд не усматривает оснований для применения правил ст. 393.1 ГК РФ, однако, с учетом того обстоятельства, что ответчик отказался от исполнения договора внезапно, без соблюдения процедуры, которая позволила бы заказчику привлечь иную организацию без несоразмерных имущественных потерь полагает, что расчет убытков, исходя из стоимости срочных договоров, заключенных с ООО «Топаз», может быть принят судом. При этом суд полагает, что убытки следует рассчитывать исходя только из срочных договоров с ООО «Топаз» об охране объектов в пределах до 15.04.2021 г., поскольку из объяснений представителя заказчика следует, что дальнейшее заключение срочных договоров было связано с ошибками при проведении конкурса, что никак не связано с поведениям ответчика, т.е. отсутствует причинно-следственная связь между расторжением договора и заключением срочных договоров из-за допущенных при проведении конкурса нарушений. Однако суд также учитывает и поведение заказчика, которое также свидетельствует о невыполнении им своих встречных обязательств по договору с ООО «Молот»: В частности п.п. 3.1.3;3.1.6;3.1.12 договора, именно заказчик был обязан предоставить исполнителю поэтажные планы объектов охраны, чертежи

    10 А56-31654/2021 #
    здания, необходимые для обеспечения надлежащего качества услуг, в соответствии с п. 3.1.6 заказчик был обязан предоставить исполнителю оборудованные пожарно- охранной сигнализацией в с выводом на пульт управления помещения для хранения материальных ценностей, в соответствии с п. 3.1.12 заказчик обязан был передать исполнителю списки работников заказчика, имеющих право доступа на территорию объекта.
    Данные обязательства со стороны заказчика исполнены не были, несмотря на требования исполнителя. Акты технической укрепленности объектов, на которые ссылается заказчик, как на часть выполненных обязательств не свидетельствуют о выполнении вышеуказанных обязательств. Непредставление списков лиц, имеющих доступ на объект, как и списка транспортных средств, создавало для ответчика ситуацию, когда допущение какого-либо лица или транспортного средства на объект влекло бы для ответчика наложение штрафа в размере 100 тысяч рублей.
    Исходя из стоимости оказания услуг по охране объектов ООО «Топаз» по договорам, заключенным без производства конкурсной процедуры- 1587811 рублей 68 к., суд полагает возможным взыскать убытки в размере 649 345 рублей 92 копейки. При этом суд исходит из стоимости оказания услуг организацией ответчика за период с 18.02.2021 г. по 15.04.2021 г. и фактической стоимости договоров, заключенных вне конкурсной процедуры с ООО «Топаз» за этот период -1587811 рублей 68 копеек. Кроме того, как указано выше, суд полагает возможным взыскать штрафные санкции в размере 90 000 рублей.
    Расходы по оплате государственной пошлины подлежат взысканию с ответчика в соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
    В соответствии с частью 1 статьи 177 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции, вступившей в законную силу с 01.01.2017) решение, выполненное в форме электронного документа, направляется лицам, участвующим в деле, посредством его размещения на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».
    Руководствуясь статьями 110, 167-170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области
    решил:
    Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Молот» в пользу федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения» 793905 рублей 84 копейки убытков, 90000 рублей штрафа, расходы по оплате государственной пошлины в сумме 16939 рублей.
    В удовлетворении оставшейся части требований отказать.
    Взыскать с федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения» в доход федерального бюджета государственную пошлину в сумме 2503 рубля.
    Решение может быть обжаловано в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия Решения.
    Судья
    Михай

  2. Предыдущий подобный контракт в первой половине 2021 года, отстояли без замечаний. И это при снижении НМЦ на 98%!)))

  3. При подготовке данного материала была допущена неточность: резиновые дубинки — атрибут разбойника. Отождествлять разбойника с частным охранником некорректно. Правильно это специальное средство называется «Палка резиновая отечественного производства».

    1. Там и у заказчика, при сборе материала по некачественному оказанию охранных услуг, косяков много. Однако, по сути дела, виновна ЧОО.Хотя, характер деятельности по зарегистрированному названию юрлица, определить невозможно!

  4. Каким образом стандарт может быть взят за основу если из него не выделены и не утверждены квалификации и оценочные средства? На практике в подобной ситуации реализовать стандарт невозможно, ну если только не штамповать «левые» свидетельства о квалификации, а это уже уголовка.

    1. Согласен на все 100%. уОсобо умные люди же всерьез выясняют почему так происходит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *