Есть мнение. Почему даже мягкий приговор Яне Галкиной — это плохо

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Адвокат обжаловал приговор охраннице Яне Галкиной, которой вынесли приговор 1 октября, сообщили 59.RU в Мотовилихинском районном суде. Ранее охранницу школы, где в январе 2018 года двое подростков устроили резню, признали виновной в причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности и приговорили к двум годам ограничения свободы. Первоначально информация об обжаловании приговора появилась на сайте суда. Там сказано, что жалобу подала гособвинитель Елена Третьякова. Мы связались с ней, чтобы уточнить, действительно ли прокуратура обжалует приговор Яне Галкиной.

— Возможность обжалования рассматривали, но решили не делать этого, — сообщила 59.RU Елена Третьякова.

То же самое заявил еще один источник в пермской краевой прокуратуре. Однако в пресс-службе Мотовилихинского суда утверждают, что апелляционное определение прокуратура подала еще 4 октября.

— Если прокуратура передумала обжаловать приговор, она может отозвать апелляционное определение. Такое право у нее есть, — сообщили в суде. — Но жалоба прокуратуры не единственная. Сегодня, 10 октября, еще одну подал защитник осужденной.

Связаться с адвокатом, чтобы узнать, по какой причине он решил обжаловать приговор, пока не удалось.

В свою очередь, корреспондент раздела «Образование» портала 59.ru Мария Плотникова, побывавшая почти на всех заседаниях суда, решила проанализировать ситуацию и вынести свое суждение по вопросу обвинения Галкиной и ситуации в целом.


1 октября в Перми осудили охранницу пермской школы, в которой двое подростков устроили резню и ранили детей и учителя. Женщину признали виновной в причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности и назначили ей наказание в виде одного года ограничения свободы. Услышав приговор, я была рада — ведь судья наказал Яну Галкину существенно менее строго, чем предлагала прокурор (она запрашивала три года лишения свободы условно). Но, подумав и прокрутив в голове все заседания по этому делу, я поняла, что не могу внутренне согласиться даже с таким сравнительно мягким приговором. Почему — расскажу в этой колонке.

Я журналист и не имею никакого отношения к юриспруденции, поэтому все сказанное дальше — это личное мнение, а не экспертное заключение или попытка поставить под сомнение квалификацию судьи и законность вынесенного им решения.

Начну с формальностей. Изначально дело в отношении Яны Галкиной было возбуждено по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, которое повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью». Но перед вынесением приговора судья сообщил, что переквалифицировал дело на статью «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». С точки зрения обывателя, это выглядит странным. Кажется, что «причинение тяжкого вреда здоровью» должно подразумевать под собой действие, физическое нанесение этого вреда. В случае Яны Галкиной этого не было — никаких ранений детям и учителю она не наносила.

Вторая странность заключается в том, что в качестве доказательств вины Галкиной зачитали медицинские заключения, в которых сказано о том, насколько серьезные раны получили пострадавшие, как сильно оказались обезображены их лица. Хотя это скорее доказательство вины тех, кто нанес эти раны, а не охранницы.

Суд поставил степень вины Галкиной в зависимость от тяжести травм детей и учителя, и это еще один очень сомнительный момент. Объясню почему. Предположим, что подростки травмировали бы детей чуть-чуть — тогда охранницу судили бы за причинение легкого вреда здоровью по неосторожности. Если бы кого-то, не дай бог, убили — за убийство по неосторожности. За одни и те же оплошности (не установила, что один из подростков не учится в школе, не препятствовала его входу, не вызвала дежурного администратора и так далее) охранница могла получить очень разное наказание. Справедливо ли это — большой вопрос.

И он, к сожалению, не единственный. Еще больше меня озадачивает то, почему на скамье подсудимых рядом с Галкиной не оказались представители школы, органов власти и охранного агентства, в котором работала женщина.

В чем, на мой взгляд, вина охранного агентства? В том, что назначило такую зарплату охранникам, на которую согласны только слабые женщины и пенсионеры. Размер оклада называли на суде — он катастрофически мал. Также о том, что на пенсии принято идти работать охранником, говорил напарник Галкиной.

В чем виновата власть? В том, что позволяет охранным предприятиям платить такие деньги своим сотрудникам. В том, что в принципе, чтобы выиграть конкурс и получить контракт со школой, охранное предприятие должно максимально снизить стоимость этих услуг. А еще в том, что по закону работать охранником можно человеку, который окончил всего лишь двухнедельные курсы и не владеет никакими единоборствами (это как раз случай Галкиной).

В чем виновата школа? В том, что, как свидетельствует часть ее сотрудников, разрешила охранникам нарушать положение о пропускном режиме и не вызывать дежурного администратора к опоздавшим ученикам и ученикам без карт. В том, что заказала охранные услуги, которые не предполагают использования металлодетекторов и других устройств, которые помогли бы охраннице понять, что в рюкзаках подростков есть ножи.

Как стало известно на суде, Галкина не имела не только металлодетектора, но и средств, которые помогли бы ей остановить нападавших (даже дубинки не было!). Да, подростков нельзя трогать — об этом мы недавно говорили с юристом после потасовки детей и охранников «Семьи». В компетенции охраны только задержать и вызвать полицию. Но если бы на их месте был взрослый? У Галкиной на посту не было даже телефона, чтобы оперативно связаться с дежурным администратором. Она не должна была осматривать рюкзаки детей. Часть камер в школе не работала, система входа по картам была не отлажена — у части детей в систему не были загружены фото, а значит, охраннице было трудно проверить, владелец ли карты заходит в здание. Чем в такой ситуации охранница отличалась от вахтера? Лично мне это непонятно.

Поэтому сама идея судить только охранницу и обходить вниманием других ответственных за безопасность в школе не находит у меня понимания. А у вас?

Согласны с автором?

59.ru

Комментариев к “Есть мнение. Почему даже мягкий приговор Яне Галкиной — это плохо”: 6

  1. Суд совершенно необоснованно сделал вывод об отсутствии оснований для применения положений ст.28 УК РФ о невиновном причинении вреда…

  2. Хочу поправить не дубинка, а палка резиновая отечественного производства. Да согласен с тем, что охранник здесь не причем. Договор между юридическими лицами. Причем здесь охранник, с ним договора нет. И это уже плохая тенденция в судах. Заметьте разбор ситуации шел по одной статье, а приговор по другой. Она должна была получить взыскание по трудовому кодексу думаю так. Почему не привлекли ЧОО, да потому, что договор такой, что ничего вы не предъявите ЧОО. Нашли крайнего, самое простое. Многие учреждения только сейчас стали более менее составлять договора и прописывать требования к ЧОО, но и то это когда с кем то помучились до этого. И следом встает вопрос оплаты всех требований. Хотите бывшего сотрудника ОМОН на входе цена 300 рублей за час. Хотите экономить экономьте. Многие учреждения уже попадают в так называемую ловушку, охраняли их плохо допустим не качественно, на следующий срок прописывают все что можно, но вот беда сверху финансирования не дают — вас же охраняли за 63 рубля в час. И считаю, что в образовательных учреждениях должно быть минимум два охранника мужчина и женщина.

    1. Интересно так получается, что когда в судебных заседаниях, а позднее в решениях судов, выявляются и фиксируются факты незаконного оборота оружия после окончания срока РХИ, как в случае с ЧОО Илир. Или как в школе при осуществлении пропускного режима отсутствие у охранника связи с дежурным подразделением, что необходимо для соблюдения лицензионных требований по данному виду охранной услуги. У надзорного органа не находится повода для проверки ЧОО и контролирующего деятельность органа исполнительной власти по формальным признакам халатности с их стороны, как это было в случае с ,,Зимней вишней», а начинается процессуальное преследование одних только охранников!!!

  3. Как-то были приглашены в наше региональное Министерство образования с еще одним представителем от ЧОПов нашей области. В том числе обсуждали обеспечение безопасности в школах. Мы высказали свое мнение, что как минимум в школе должен быть центр мониторинга, где оператор следит по видео за обстановкой в школе и два охранника. Один на входе, другой на обходе и одновременно поддерживает связь с мониторинговым центром. На других условиях обеспечить охрану в школе не можем.
    Считаю, что руководитель ЧОПа, при заключении подобных контрактов, должен понимать степень ответственности, а не просто зарабатывать деньги. Поэтому в части привлечения руководителя ЧОПа, полностью согласен с автором статьи.

  4. Согласен с автором по поводу квалификации деяния. Весьма спорное решение, ломающее логику рядового обывателя. Впрочем, в духе нашего правосудия. Недаром же появилась идиома про «стрелочника», которого всегда найдут для примерного наказания.
    Однако, проблема охраны учебных заведений выглядит структурной. На мой взгляд, самое логичное решение — возложить ответственность по охране учебных заведений на Минобр., у которого должна быть своя ведомственная охрана. Только тогда они чесаться начнут, когда уголовная ответственность будет светить за ненадлежащее обеспечение. А сейчас они, что называется, хорошо устроились. Ни за что не отвечают, перекладывают ответственность на других, да еще и платят за это ниже приличного. Может пора уже прикрыть эту лавочку безответственности?

  5. Скоро оформлю инвалидность в дополнение к пенсии по старости и обязательно устроюсь на работу охранником, чтобы внуков с зарплаты баловать, но только, разумеется, не в школу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *