Председатель правления РООР ФКЦ ЕАО Елена Кривошеева: «Выявлен ряд проблем…»

Мы продолжаем знакомить читателя с материалами Конференции Общероссийского отраслевого объединения работодателей в сфере охраны и безопасности «Федеральный координационный центр руководителей охранных структур»: на тему «Экономические аспекты развития отрасли: вопросы ценообразования, борьбы с демпингом и фальсификацией. Организация взаимодействия с органами власти». Сегодня предлагаем вашему вниманию доклад Председателя правления РООР ФКЦ Еврейской автономной области Елены Николаевны Кривошеевой.


РООР ФКЦ РОС ЕАО исследована деятельность ЧОП на территории области, как лицензиатов Росгвардии ЕАО, так и лицензиатов иных субъектов. Выявлен ряд проблем.

1. Существует практика выставления на электронные площадки нескольких ЧОП от одного субъекта, как минимум — два. Из них только одно будет иметь весь пакет документов и относительно хорошую репутацию. Но обязательно в их числе будет предприятие с административным правонарушением по ст.ст. 14.1 и 20.16 Кодекса РФ «Об административных правонарушениях».

Первое действие – демпинг, от 40 до 99%. Расчет точен, ведь признать компанию из нескольких ЧОП одним хозяйствующим субъектом, как и доказать их сговор, направленный на ограничение конкуренции, следуя закону, невозможно.

Конкурсная комиссия, ориентируясь на цену, исключает предприятие, не имеющее лицензии, и выбирает предприятие из того же региона, заявившее аналогичную цену, либо цену с несущественной разницей. Заключив договоры, такие ЧОП бросают даже социальные объекты и уходят до следующего аукциона. Им невыгодно работать при НМЦК, установленной ими самими.

Оказание услуг носит фиктивный характер, а заказчик, подписывая акты выполненных работ, не несет никакой ответственности за фактическое отсутствие охранной услуги. Как итог, бюджетные деньги расходуются не по назначению.

Полагаю, что ЧОП, воспользовавшееся результатом сговора (иной вывод невозможен), а равно, применившее необоснованный демпинг, должно быть рассмотрено Комиссией по качеству с внесением предупреждения при единичном случае. При повторных, санкции должны быть жестче.

2. ЧОП — лицензиат иного субъекта, приходя в соседний регион, как правило, Росгвардию о начале работ не уведомляет. Но и уведомив Росгвардию, не уведомляет на той же территории налоговый орган. Используя коллизию законодательства в определении признаков обособленных подразделений по их совокупности, ЧОП арендует либо выкупает помещение и оформляет наружную вывеску-рекламу с указанием наименования. И работает. Свои действия оправдывает своим пониманием определения «свобода рынка».

Такие действия неминуемо влекут нарушения трудового законодательства, а качество охранных услуг не отвечает требованиям — отсутствуют дежурные части, средства связи, автотранспорт, оружие и (или) специальных средства. Как следствие, группы быстрого реагирования не обеспечиваются средствами пассивной защиты.

Полагаю, если ЧОД выделена в особый вид деятельности, то для признания обособленного подразделения целесообразно определить минимум условий по их совокупности и закрепить в законе.

3. Очень большую проблему представляет отсутствие взаимодействия с налоговыми органами в регионах. Даже на запросы Росгвардии налоговый орган отвечает, что не имеет права предоставить информацию, либо советует обратиться на сайт налогового органа. Информация на сайт приходит с опозданием на год, не актуальна. Конкурсные комиссии не могут объективно оценить состояние потенциального исполнителя охранных услуг, у Росгвардии отсутствуют основания для объективной оценки физического состояния ЧОПа иного региона и его способности осуществлять качественную услугу.

Есть прецеденты обращений уволенных охранников в трудовые инспекции и к надзирающим прокурорам, однако при проведении своей проверки они не понуждают к действию налоговые органы.

Полагаю, требуется прямое указание о взаимодействии налоговых органов в регионах с субъектами, осуществляющими контроль и надзор, включая Росгвардию. Также необходимо побуждать налоговые органы проводить проверки предприятий при рассмотрении надзирающими прокурорами либо руководителями трудовых инспекций заявлений граждан.

4. ЧОП стали уходить от ответственности по исполнительным документам. Как правило по искам страховых компаний. Иные руководители ЧОП предполагают, что прекращение исполнительного производства на основании пунктов 3 и 4 части 1 статьи 46 ФЗ «Об исполнительном производстве» не влечет никаких правовых последствий.

Полагаю, если частным охранным предприятием может являться организация, имеющая не менее 100 или 250 тыс.руб. уставного капитала, имеющая юридический и почтовый адрес, то прекращение исполнительного производства по основанию невозможности отыскать имущество должника и его счетов, или установить его местонахождение, является свидетельством фиктивности такого предприятия или организации. Это нарушение пункта 4 части 3 статьи 8 ФЗ «О лицензировании», а, значит, воспитательные меры должны быть пропорциональны совершенным действиям, вплоть до лишения лицензии. Требуется организация взаимодействия с ФСПП.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *