«Взрывчатку делали в бетономешалке»: 20 лет назад Россия пережила теракты в Москве, Буйнакске, Волгодонске

20 лет назад Россия пережила черный сентябрь, когда террористы взрывали дома в Москве, Буйнакске, Волгодонске. Кто именно заказал «кровавый сентябрь», кто проводил смертельную операцию, кто был наказан и какие выводы сделаны? Два адвоката, Игорь Трунов и Руслан Закалюжный, работавшие на закрытом процессе в Московском городском суде, где 15 лет назад слушалось дело о терактах в Москве и Волгодонске, ответили на вопросы «КП».


За несколько секунд до 9 сентября 1999-го года взрыв в подвале московского дома №19 на улице Гурьянова вывернул наизнанку мирно спавшую девятиэтажку, сожрав сотню жизней. До того был вспышка-предупреждение в дагестанском Буйнакске. Потом разметали в щепки дом на Каширском шоссе и в ростовском Волгодонске. На российские города была совершена масштабная атака. Штаб международных террористов, филиал которого тогда располагался в горах Северного Кавказа, где шла «вторая чеченская война», нанес ответный удар. За Дагестан — где летом 1999-го «большой поход» боевиков провалился.

ОБВИНЕНИЯ ОТ ОЛИГАРХА

— Замглавы Мосгорсуда Комарова объявила суд закрытым. Вы были против — почему?

— Суды по делам, которые касаются тысяч людей, да и всей страны, должны быть открытыми, — считает Игорь Трунов, — Если могла всплыть оперативная информация — у суда есть возможность закрыть часть процесса. Но когда прозвучало несколько взрывов подряд за полмесяца и погибли сотни людей, это создало в стране ощущение ужаса и паники. И массовую подозрительность. На этом фоне надо было показать, как всё было на самом деле и насколько страхи соответствуют реальности. Именно из-за закрытости в середине этого процесса появилась информация о том, что это российские спецслужбы взрывают дома.

— Олигарх Березовский обвинил российские спецслужбы в подготовке взрывов?

— Доказательств убедительных у Березовского не оказалось. Это страшное обвинение — без подтверждений. А один из террористов, Адам Деккушев, на суде вообще сделал заявление, что эти теракты организовало… ЦРУ. Заявления беглого олигарха и подсудимого террориста давали такую кашу… При том факты, исследованные в суде, и материалы допросов дали довольно ясную картину.

АРАБЫ И ДЕТИ ГОР

— Следы вели к арабским террористам, осевшим тогда в Чечне?

— Да, к аль Хаттабу, Абу Умару и так называемому Исламскому институту «Кавказ».

— Это заказчики, а организаторы и исполнители?

— Допрашивали в суде свидетеля, кто дал бетономешалку террористам, в которой они в поселке Мирный смешивали составляющие взрывчатого вещества. Допрашивали того, кто предоставил в аренду сарай, где адскую смесь фасовали, а он потом все отмывал. Допрашивали водителей, которые везли мешки со взрывчаткой из поселка Мирный в Кисловодск, а потом в Москву. И если возникал вопрос — где тут след ФСБ — он тут же и отпадал. Организаторы и исполнители, в основном, уроженцы Карачаево-Черкесии.

— Силовики «поучаствовали»?

— Да. Сотрудник полиции пропустил «Камаз» со взрывчаткой из Карачаево-Черкесии в Кисловодск (за мешок сахара — ред.). Он обеспечил ей сопровождение. 4 года получил, до тюрьмы так и не доехал. Один из полицейских предупредил террористов, что в Москве совершены теракты и началась антитеррористическая компания. Потому они не успели толком заложить взрывчатку в Волгодонске, а взорвали рядом с домом. Но в его отношении уголовного преследования не было! Была халатность со стороны гаишников, проверявших эту машину.

— Из Кисловодска в Москву фура-«Мерседес» везла три сотни мешков с маркировкой «сахар»?

— Дураку понятно, что это никакой не сахар. Мешки холщовые, алюминиевая пудра проступила наверх. А у селитры — запах, который в машине держится. Это элементарные вещи, которые сотрудник органов может и должен отличать.

ДЕНЬГИ И СМЕРТЬ

— Террористы втемную использовали исключительно людей с русскими фамилиями — чтобы лишних подозрений не возникло?

— Суд допрашивал их всех — и водителей большегрузов, и таксистов, и тех, кто сдавал склады и подвалы в Москве. Да, всех использовали втемную.

— Террористы платили в Москве залог за аренду подвалов по 500, 600, 800 долларов…

— После этих взрывов началась такая истерия, что такой финт с краткосрочной арендой подвалов и складов от какой-то левой фирмы под левый груз прокрутить уже было невозможно. А сами террористы реальных денег практически и не получили. Адаму Деккушеву обещали дать 4 тысячи долларов , когда после взрыва в Волгодонске он вернулся в лагерь в Чечне. Но Абу Умар ему заявил, мол, мы делаем богоугодное дело, тебе бог воздаст! Они обиделись и тайными тропами ушли в Грузию, в Панкисское ущелье. К другим полевым командирам.

— Когда шел суд, вы требовали отмены моратория на смертную казнь?

— Я обращался с таким ходатайством в Госдуму. Чтобы террористы через 25 лет не смогли выйти и жить спокойной жизнью. Тогда в Госдуме Рогозин и еще ряд депутатов эту идею поддерживали.

КОГО ХОРОНИЛИ

— Вы добились компенсаций для пострадавших ?

— Понятно было, что ничего с террористов не получишь. На тот момент институт возмещения вреда пострадавшим от терактов не существовал. Закон был — не было механизма. Людям на Гурьянова и на Каширке выплатили… по 5 тысяч. После Норд-Оста уже платили по 100 тысяч, а дальше — по 2 миллиона. Пострадавшим в Волгодонске приходилось даже голодовки объявлять — чтобы дали жилье взамен взорванного.

Когда одному из осужденных родственники случайно перекинули на карточку 5 тысяч рублей — эту сумму тотчас списали в пользу пострадавших по искам. И тот писал жалобу — в кои то веки мне 5 тысяч перекинули, а у меня ее забрали! В целом мы по искам около 5 миллионов выиграли.

— Правда, что тогда московский бюджет не смог полностью оплатить ДНК-экспертизу останков и их утилизировали, а гробы хоронили пустыми?

— Такое было: останки в трупохранилище в холодильнике хранили несколько лет. Деньги на ДНК экспертизы выделены были. Но была масса небольших фрагментов тел — и нужно было несколько экспертиз, чтобы понять — чей палец или чья ступня. Вот на повторные экспертизы московские власти денег тогда не дали. И да, много похоронили пустых гробов. А какие то фрагменты до сих пор в холодильниках.

— Что на вас произвело самое сильное впечатление на том процессе?

— Патологоанатомические экспертизы, фото и видеоматериалы первых секунд после взрыва, на которых часть людей еще были живы, но они умирали. Снимали представители правоохранительных структур. Самая тяжелая и большая часть. И видеоматериалы расстрела наших воинских колонн и пленных в Чечне. Террористы это снимали в деталях.

БЕЗ ОПРАВДАНИЯ

— Почему нашлись люди (и сейчас находятся) которые оправдывали террористов? — спрашиваю у адвоката Руслана Закалюжного.

— Он говорили, что в последний момент не хотели взрыва и гибели людей. При том, что в жилой двор была завезена машина со взрывчаткой и детонатором — и там оставлена.

— Эти террористы — фанатики?

— По их версии — теракты не были связаны с деньгами. Они долго находились в лагерях боевиков на территории Чечни. Сама обстановка в лагерях и обработка психологическая таковы, что человек через месяц-два приходит к командиру и говорит: я готов выполнить любой твой приказ. Но материальный аспект присутствовал.

— Правда, что планировалось еще более масштабное преступление?

— Когда подсудимые давали показания по Волгодонску, они заявляли, что первоначально планировался взрыв на гидросооружении. Прорыв дамбы мог смести несколько населенных пунктов. Это была бы техногенная катастрофа. Но у этого гидросооружения оказалась хорошая охрана.

— На суде звучали вещи, которые и сейчас не стоит открывать?

— Да, детализация того, как именно, из чего изготавливалось такое огромное количество взрывчатки. Эти детали не должны быть в открытом режиме. А, вообще, тяжело изучать материалы дела, в которых такое количество задокументированных смертей…

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Адам Деккушев и Юсуф Крымшамхалов получили в 2004-м пожизненное.

Денис Сайтаков, Хаким Абаев, Равиль Ахмяров — убиты в ходе спецопераций в Чечне и Ингушетии.

Ачимез Гочияев (организатор) — в международном розыске.

ХРОНИКА ТРАГЕДИЙ

4 сентября. В Буйнакске у пятиэтажки, где жили семьи бойцов 136-й мотострелковой бригады, в 21.45 был взорван ГАЗ-52 с 2,7 тоннами взрывчатки. 64 погибших, 146 раненных (второй грузовик со взрывчаткой обнаружен у госпиталя).

9 сентября. В Москве за 2 секунды до полуночи на первом этаже 9-этажки на улице Гурьянова, 19, произошел взрыв мощностью в 350 кг в тротиловом эквиваленте. 106 погибших, 690 пострадавших, был поврежден соседний дом.

13 сентября. В 5 часов утра в подвале 8-этажки на Каширском шоссе, 6, корп. 3 произошел взрыв. 124 человека погибли, 119 семей пострадало.

16 сентября. В Волгодонске в 5.57 у девятиэтажки на Октябрьском шоссе, 35, был взорван ГАЗ-53. Погибло 19 человек, 89 госпитализированы.

Игорь Емельянов, КП

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *