Правь неправленое. Относительная легкость изменения нацпроектов не дожила до весны

Авторский материал, публикуется без купюр:

В понедельник, 11 февраля, Белый дом опубликовал аналитические данные всех нацпроектов, утвержденных 24 декабря 2018 года. По данным на начало февраля 2019 года, общие затраты бюджетной системы на них составят в среднем 3 трлн руб. в год. Еще в январе правка проектов в течение года при их доработке считалась относительно простым делом — для этого не нужно было даже менять закон о бюджете. Однако, по данным “Ъ”, первый вице-премьер Антон Силуанов добился большей жесткости в этом вопросе, поставив «внебюджетную» правку под полный контроль Минфина и сделав ее достаточно сложной.

В понедельник Белый дом впервые опубликовал детальную информацию о целевых показателях и финансовом обеспечении нацпроектов. Как следует из презентации правительства, теперь их общий бюджет оценивается в 25,7 трлн руб. до 2024 года, больше всего средств предоставляет федеральный центр (13,1 трлн руб.), частные инвесторы вложат 7,5 трлн руб., а регионы — 4,9 трлн руб. Публикация аналитических материалов о нацпроектах правительством — это первые официальные данные, до этого сводная информация основывалась на сильно меняющихся проектах документов, подготовленных ведомствами девять месяцев назад, и их промежуточных правках (“Ъ” следил за этими изменениями с момента появления первых версий паспортов нацпроектов в июне 2018 года). Последние паспорта нацпроектов утверждены 24 декабря — однако, несмотря на то что бюджет на 2019–2021 годы действует уже больше месяца, финальные официальные данные о том, сколько Белый дом потратит на конкретные нацпроекты в этом и следующих годах, отсутствовали.

Отчасти это объяснялось особым режимом исполнения нацпроектов в 2019–2021 годах, зафиксированным в законе о бюджете. Напомним, по решению президиума совета при президенте по стратегическому развитию и нацпроектам, бюджетные ассигнования, выделенные на эти цели, можно было изменять без изменения закона о бюджете.

Эта гибкость выглядела двояко — с одной стороны, она позволяла изменять параметры бюджета (в котором теперь нацпроекты занимают защищенную, приоритетную и к тому же крупнейшую часть) «на ходу», с другой — давала возможность делать это в том числе в режиме «ручного управления» — решениями президиума.

Однако, как стало известно “Ъ”, эта довольно рискованная бюджетная свобода длилась не более трех недель: 21 января премьер-министр Дмитрий Медведев, к которому обратился первый вице-премьер Антон Силуанов, утвердил «общие подходы» к такого рода изменениям, делающие их лишь немногим проще правки самого бюджета. Рекомендованный порядок коррекции нацпроектов выглядит так: решения о ней инициируются в паспортах нацпроектов только на заседании президиума, после чего проект изменений последовательно согласуется Минфином, руководителем нацпроекта, проектным комитетом нацпроекта, рабочей группой президиума Госсовета (созданной по поручению Владимира Путина после заседания Госсовета 23 ноября 2018 года) — и наконец, как и в случае с любой правкой бюджета, трехсторонней комиссией по межбюджетным отношениям. В ряде случаев потребуется виза Минэкономики, а в финале последняя версия изменений в сводной бюджетной росписи потребует еще одного согласования с Минфином.

Сводная информация нацпроектов в целом объясняет, зачем Минфин настаивает на жестком регламенте изменений проектов, определенную гибкость которых сам же и отстаивал. Речь идет об очень крупных даже в масштабах экономики расходах, в том числе инвестиционных. Сумма госфинансирования в целом составляет 18 трлн руб. с 2019 по 2024 годы — то есть до 3% ВВП в год. Условно Белый дом разделяет все 13 нацпроектов (включая комплексный план развития инфраструктуры) на три направления: человеческий капитал, комфортная среда для жизни, экономический рост — при этом на социальные расходы (по первому из них) предполагается истратить 5,7 трлн руб., основные же траты по-прежнему ориентированы на капитальные вложения в инфраструктуру.

Наиболее масштабный блок нацпроектов посвящен экономическому росту. Он включает в себя пять нацпроектов (наука, производительность труда, малый бизнес, международная кооперация и экспорт, а также цифровая экономика) и инфраструктурный план с общим объемом финансирования в 10,1 трлн руб. до 2024 года, из которых 5,9 трлн руб. приходится на федеральный бюджет. Почти столь же объемна группа проектов, связанных с комфортной средой (экология, безопасные дороги, жилье и городская среда),— 9,9 трлн руб. Впрочем, в этих нацпроектах участие бюджета заметно скромнее — 2 трлн руб.

Напомним, Центр стратегических разработок (ЦСР) при разработке нового «майского указа» президента настаивал на существенном — в полтора раза — наращивании расходов на соцсферу и инфраструктуру к 2024 году за счет проведения бюджетного маневра. Именно эти направления и получают большую часть финансирования из федерального центра. Так, социальный блок (образование, здравоохранения, демография и культура) предполагает финансирование практически полностью из федерального бюджета — 5,1 трлн руб. из 5,7 трлн руб. В комплексном плане развития инфраструктуры вложения бюджета составляют не намного меньше половины — 3 трлн руб. из 6,8 трлн руб.

Резких изменений финансирования нацпроектов никто и не предполагал — но правки даже в пределах десятой доли процента при таких расходах представляли для лоббистов немалый интерес. Теперь же внесение изменений в их паспорта потребует содержательного обсуждения — «ситуационно» сделать это будет невозможно.

Евгения Крючкова, Дмитрий Бутрин

Коммерсант

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 3 =