Андрей Козеев: Обеспечение безопасности — это точная наука

Современный мир предъявляет инновационные требования к безопасности.

Сотрудники охранных предприятий сегодня — это не дедушки-вахтеры в фуражках. По мнению руководителя Ассоциации КЦ РОС Пермского края Андрея Козеева, для трудоустройства на такую работу подходит не более 3% населения планеты.

— Как вы считаете, какие требования предъявляет инновационное общество к «чоповцу»? Сейчас те, кто может стать угрозой безопасности, оснащены современными средствами, и это не только оружие, это информационные технологии, это спортивные навыки, оружие…

— Человеческий ресурс, необходимый охранному бизнесу, очень ограничен очень. Берем 100% населения, убираем возраст, который нам не подходит, это 50%. Убираем женщин, можно признать шовинизм в профессии, но трезвая женщина станет еще большим раздражителем пьяной буйной компании. Исключаем всех судимых и людей со слабой физподготовкой. Нам нужны сильные люди, чтобы их самих охранять не пришлось. Нам нужны сангвиники, люди с устойчивой психикой, прошедшие психологическое тестирование. Направленность личности – это тоже отдельная история. Для нормальной работы в охране подходят те, кто прошел через крупное производство, через службу в армии, тот, кто реально служил и рисковал своей шкурой для защиты общественных интересов. Круг соискателей все сужается, сужается, таким образом, если посчитать, у нас есть не больше трех процентов, полтора-три процента от населения страны, пригодных для нашей деятельности. На миллионную Пермь это примерно 3 тысячи человек.

— Это дорогостоящие сотрудники, исходя из требований. Достаточен ли рынок охранных услуг?

— Да, это должны быть высокооплачиваемые сотрудники. Но здесь возникают вопросы, потому что значительную часть работы агентств — это госзаказ, охрана бюджетных предприятий. По мнению участников рынка, основной проблемой в предоставлении качественной услуги охраны, является необоснованное занижение цен недобросовестными участниками рынка, что влечет за собой не только потерю качества, но и прямые нарушения Законов РФ — «серые» зарплаты, неуплату налогов, работу без должного оформления сотрудников, и др. Нам важнее всего понять вообще, во-первых, что такое сейчас рынок безопасности. Именно поэтому мы создали в регионе подразделение Ассоциации. Об этом и президент России говорит, о необходимости создания общественных организаций в разных, связанных с предоставлением людям, социально обусловленных, услуг. Ассоциация является региональным представителем, региональной ячейкой Всероссийского объединения работодателей в сфере охраны и безопасности «ФКЦ РОС». Наша задача — оздоровление конкуренции на рынке. На наш взгляд, рынок сейчас в глубокой депрессии, уже можно об этом говорить. Тенденция очень нехорошая, профессионалы уходят, приходят купи-продайчики, которые планируют только заниматься бизнесом, не безопасностью, а только бизнесом. То есть вопрос наживы ставится в первую очередь, а безопасность является второй- третьей-десятой.

Больше 50% заказов отрасли безопасности — это бюджетный заказ. По разным оценкам от 53 до 57% это так или иначе госзаказ. Закон о госзакупках гласит, что 60% решает, кто будет охранять, цена, и только 40 — качество. И в результате, вся отрасль безопасности развернулась и работает на недобросовестных предпринимателей. Часто добросовестные охранные предприятия просто не участвуют в тендерах, в конкурсах, потому что это бессмысленно. Невозможно за предлагаемые деньги охранять.

— Почему?

— Накладные расходы добросовестных предприятий охранного бизнеса очень высоки. Это оружейные комнаты, мало выдать оружие, его еще надо научиться использовать и контролировать, а это — дополнительный штат. Необходимо современное, инновационное IT-сопровождение, это обеспечение и устройство центрального пульта и связи с ним. Нужны операторы, нужны дежурные, инженеры техники. То есть сама охранная отрасль — это дорогое удовольствие. На сегодня 44 ФЗ работает на недобросовестных предпринимателей, укрепляет их и разваливает добросовестные предприятия.

Еще один момент недобросовестной конкуренции. Охранное предприятие должно иметь лицензию на охранную деятельность. Для осуществления мониторинга в целях охраны и безопасности Закон требует наличие лицензии на охранную деятельность. То есть, если есть пульт — должна быть лицензия. А часто в госконтрактах не указывается обязательное наличие лицензии, и со снижением цены тендеры выигрывают недобросовестные игроки рынка.

— Так может быть?

— Так бывает, не единичный пример. Мой коллега пытается обжаловать такое отношение во всех инстанциях, в какие возможно контрольно-надзорные обращается, получает везде отказ в рассмотрении по существу по формальным разным причинам. Сложилась ситуация, что выгоднее работать в «тени». Не выгодно работать добросовестно в охранном бизнесе, так как ты проигрываешь недобросовестным участникам рынка, имеешь меньшую (или она и вовсе отсутствует) прибыль. Многие охранные фирмы превращаются в что-то подобное плохим страховым компаниям. Они собирают деньги, ничего не делая.

И еще на один момент я бы обратил внимание: у нас в охранном бизнесе очень ограничен человеческий ресурс. По международным признанным нормативам один охранник должен взять на себя одну минуту открытого боя с любым количеством противников. Это значит должны быть соответствующие инженерные, технические решения, вооружение и т.д. Мы должны его обеспечить всем необходимым. Если он будет стоять «навытяжку» на входе, он своих задач, скорее всего, не решит. Охраннику нужно создавать условия чтобы он мог выполнить свою работу в трудную минуту. Один человек в охране – это одна минута, два человека – четыре минуты, и дальше пошла геометрическая прогрессия. Все просчитывается, все известно, обеспечение безопасности — это точная наука. И на примере реализации закона о госзакупках, мы видим, что происходит на рынке охранной деятельности.

— Какое, на Ваш взгляд, есть решение, чтобы выйти из создавшейся ситуации?

— Положительное влияние государства через торги на качество услуги, на психологию, на культуру её производства — это то, что сейчас не решено и что нужно изменять.

Например, Москва — большой город, они выделают на обеспечение безопасности огромные деньги, не сравнимые с тем, что есть у нас. У них очень дорогие заказы на охрану школ. С 2015 года у них нет ни одного факта кражи телефона в школах всей Москвы. Эффективно, качественно, хорошо работают. Но там цена часа соответствующая. И единое видеонаблюдение, и технические решения проработаны хорошо. Молодцы, отлично работают. Первое постановление, обеспечивающее такое решение было подписано Юрием Лужковым в 2004 году. Нам надо искать свои собственные решения исходя из бюджета, я убежден в этом. Если у нас бюджет ограничен, и мы не можем по 250 рублей в час платить охранникам, я все время задаю вопрос: но ведь после Беслана надо было от террористов защитить детей? Если от террористов, то, наверно, охранник должен быть вооружен. А у нас системно, законно, законодательно запретили охраннику иметь оружие в школе. Тогда от чего мы защищаем школы? От воров или от родителей?

Видеонаблюдение надо делать удаленное, чтобы если что-то произошло, мы здесь все на пульте видели что происходит, и управляли ситуацией. Более того, это видео можно было бы продублировать, например, в силовые структуры, чтобы они быстро тоже сориентировались. Нам ведь нужно, в первую очередь, создать комплекс технических решений, но зато, решив вот эту задачу мы обеспечим безопасность детей. И так, пошагово, на законодательном уровне мы изменим ситуацию и создадим почву для работы на рынке только добросовестных предприятий. Но, пока государство поддерживает низкую цену в ущерб качеству.

 rbcplus.ru 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 + 3 =