«Сохранить нельзя автоматизировать» — Какие изменения рынка труда предрекают экономисты

Пока бизнес ищет компромисс между сокращениями издержек, требованиями профсоюзов и автоматизацией, экономисты определили будущие изменения рынка труда.

Сокращают людей, которые работают как роботы

В минувший четверг на ежегодном собрании акционеров глава Deutsche Bank Кристиан Севингобъявил о грядущем сокращении штата на 7 тыс. человек — с 97 тыс. сейчас до 90 тыс. к концу 2019 года. Банк делает это в рамках программы по оптимизации расходов и автоматизации операций. Топ-менеджер отметил, что банк продолжит инвестировать в роботизацию деятельности, в частности, в развитие услуг по использованию роботизированных консультантов (robo-advising).

Еще в конце прошлого года предыдущий глава Deutsche Bank Джон Крайан на конференции во Франкфурте предупреждал, что развитие технологий заметно сократит количество рабочих мест в банковском секторе. «В нашем банке есть люди, которые выполняют работу как роботы. Завра у нас будут роботы, которые будут вести себя как люди. Не имеет значения, будет ли конкретно наш банк принимать участие в этих изменениях, или нет, они все равно будут происходить»,— предупредил он.

Днем ранее объявления Deutsche Bank вышел рабочий доклад Международного валютного фонда, посвященный влиянию автоматизации на экономику.

Эксперты пришли к выводу, что автоматизация хороша для роста экономики и плоха для равенства.

Повышение производительности за счет роботов в краткосрочной перспективе приводит к падению зарплат и росту доходности капитала — как обычного, так и роботизированных активов.

Роботы повышают квалификацию людей

В прошлом году Лондонская школа экономики опубликовала исследование «Насколько современные технологии несут ответственность за то, что выход из рецессии не сопровождается созданием новых рабочих мест?». В нем подчеркивается, что уже с начала 1990-х годов выход из периодов рецессий в США сопровождался весьма слабым ростом занятости.

Одним из лежащих на поверхности объяснений авторы считают технологические изменения на производстве и в сфере услуг — в ходе экономических спадов компании часто сокращают работников со средней квалификацией. Именно они нередко выполняют рутинную работу. При этом сокращаемым дается время на поиск новой работы или смену квалификации, чем они успешно пользуются.

Эксперты школы проанализировали данные по 71 рецессии в 28 отраслях экономики 17 стран мира в период с 1970 по 2011 год. Анализ показал закономерность — если рост ВВП после рецессий медленно восстанавливается, то рынок труда восстанавливается заметно хуже. Причем вне зависимости от того, является ли данная индустрия привлекательной для роста автоматизации, или нет. Из этого эксперты сделали вывод, что автоматизация не обязательно является главной причиной сокращения рынка труда, особенно в развитых странах.

При правильном бизнес-планировании внедрение автоматизации в производство создает новые рабочие места. Впрочем, это относится не ко всем отраслям. В недавнем обзоре The Wall Street Journal анализируется опыт Bosch, BMW, Electrolux и финского производителя потребительских товаров Fiskars.

Например, на заводе BMW в Спартанбурге до последней модернизации производства работали 4 200 сотрудников. После проведенной автоматизации количество рабочих мест на нем выросло до 10 тыс.

Новые сотрудники занимаются проверками роботов, которые выполняют рутинную работу, например, по размещению звукопоглощающей изоляции в двери автомобиля. Прежде такую работу делали люди — с меньшей производительностью и большим количеством брака. Благодаря изменениям заводу удалось заметно повысить качество продукции и удвоить производительность.

В шведской компании Electrolux роботизация создала 2 тыс. новых мест с 2011 по 2017 год. Убирая людей с рутинных операций по сборке, компания не только переквалифицирует их в контролеров качества, которых теперь нужно больше, но и создает новые места в подразделениях по инжинирингу, дизайну и маркетингу.

В Tesla излишнее увлечение автоматизацией вызвало проблемы. Недостаточный контроль за автоматизированными процессами по сварке и покраске элементов кузова привел к росту брака при производстве Tesla Model 3. Ошибку признал сам Илон Маск. В апреле он написал в своем Twitter: «Да, чрезмерная автоматизация в Tesla оказалась ошибкой. Если точнее, моей ошибкой. Люди оказались недооценены».

Где здесь власть?

В апреле бельгийская исследовательская организация Bruegel опубликовала исследование «Влияние промышленных роботов на рынок труда и зарплат ЕС». Авторы изучили последствия роботизации промышленности шести стран: Германии, Италии, Швеции, Финляндии, Испании и Франции.

Согласно их выводам, один новый робот на 1 тыс. сотрудников в среднем сокращает долю занятости на 0,16–0,20%. То есть, хотя роботизация и приводит к определенному сокращению рынку труда, оно оказалось ниже ожиданий.

Снижение происходит благодаря «эффекту замещения»: робот заменяет человека, выполняющего строго определенные, рутинные задачи. Однако это компенсируется ростом спроса на сотрудников на более сложные и/или креативные должности. В результате образуется «эффект продуктивности».

Наиболее негативно роботизация влияет на сотрудников со среднеспециальным образованием или молодых сотрудников. То есть людей, выполняющих простую работу.

Эксперты Bruegel советуют властям уделять больше внимания повышению трудовой мобильности: предоставлению большего числа альтернатив для сокращаемых сотрудников, расширению спектра специальностей, регулированию рынка труда и т. д. Исследователи полагают, что активная переквалификация может смягчить последствия роботизации на уровне всего ЕС. Для этого властям необходимо детальнее изучать рынки труда разных стран, анализировать, где и когда автоматизация может ударить по рабочим местам, чтобы заранее подготовиться.

В этом месяце директор центра изучения технологических инноваций Брукингского института Даррел Вест опубликовал книгу «Будущее труда: роботизация, искусственный интеллект и автоматизация». Господин Вест отмечает, что 58% гендиректоров планируют сокращать число рабочих мест в своих компаниях и лишь 16% — увеличивать.

Приводятся прогнозы, что к 2026 году искусственный интеллект начнет писать школьные сочинения лучше, чем человек, к 2027 году — лучше водить грузовик, к 2031 году — лучше работать продавцом, к 2049 году сможет написать книгу-бестселлер, а к 2053 году — самостоятельно сделать хирургическую операцию.

Автор сообщает, что автоматизация может коснуться от 14% до 54% рабочих мест в США уже в ближайшие 20 лет. Больше всего пострадают низкоквалифицированные рабочие, среди которых в США много молодежи или представителей этнических меньшинств. Это чревато ростом безработицы и социальной нестабильности.

Даррел Вест полагает, что властям и обществу необходимо коренным образом пересмотреть всю концепцию оплачиваемого труда. В частности, включив туда такие виды деятельности, как волонтерство или уход за собственными детьми. По его мнению, власти должны уделять больше внимания регулированию подобных видов деятельности, созданию новых рабочих мест в таких областях, как здравоохранение, воспитание детей или уход за инвалидами и престарелыми.

«Если правительство не сможет дать заблаговременный и адекватный ответ на вызовы, которые бросает нам цифровая эпоха, мы увидим рост разногласий в обществе»,— предупреждает господин Вест.

Евгений Хвостик

 kommersant.ru 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 4 =