Охрана без опасности: Эксперты рассказали о том, как избежать повторения кемеровской трагедии

В России началась разработка профессиональных стандартов для охранников мест массового посещения граждан. В них будет детально прописано, как им вести себя в экстремальных ситуациях. Кроме того, будет создан стандарт обеспечения безопасности в торгово-развлекательных центрах. А новая редакция закона об архитектурной деятельности может вернуть архитекторам право принимать построенные объекты. О том, как еще можно предотвратить трагедии, подобные пожару в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня», эксперты рассказали на круглом столе «Известий».

«Известия»: Как можно избежать повторения таких трагедий? Надо ли менять законодательную базу или просто стоит строже контролировать выполнение существующих законов и норм?

Павел Медведев, финансовый омбудсмен: Что у нас сейчас происходит? Сначала по жалобам предпринимателей принимается решение оградить их от излишних проверок. Потом случается ЧП, и проверки начинают проводить в усиленном режиме. Потом опять сыплются жалобы — и проверки снова прекращаются. И так далее.

Решение принимают, стоя под фонарем, не желая заглянуть за угол и понять, в чем проблема. А проблема одна: проверяющие органы регулярно вымогают взятки. Приходят пожарные: «Давай деньги, и мы тебе всё подпишем».

Но вместо того чтобы ограничивать проверки, нужно обеспечить объективность и прозрачность этих проверок. Чтобы не было возможности дать на лапу инспекторам. Иначе сейчас получается, что не важно, проверяется пожарная безопасность здания или нет, — результат один.

Александр Козлов, руководитель Общероссийского отраслевого объединения работодателей «Федеральный координационный центр руководителей охранных структур»: С законами есть другая проблема. ФЗ-44 («О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», – «Известия») заставляет выбирать худшие компании из возможных. В том числе охранные.

Борис Левянт, глава Московской палаты архитекторов, профессор Международной академии архитектуры: По 44-му выбирают минимальную цену, за которую, очевидно, ничего сделать нельзя.

«Известия»: По закону, кстати, охранники в магазинах защищают не жизнь и здоровье граждан, а имущество. Здесь нужно что-то корректировать?

Александр Козлов: В договоре нельзя напрямую написать, что охранники в ТЦ охраняют жизнь и здоровье посетителей. Ведь тогда с каждым посетителем охранная организация должна заключить договор. Но ничто не запрещает охранной организации обеспечивать безопасность людей. В инструкция охраннику, которая согласовывается с регулятором – должны быть разделы о действиях охраны в чрезвычайных условиях. Если в Кемерово не было таких разделов, это нарушение со стороны охранной организации.

Также закон обязывает охранные организации содействовать правоохранительным органам в обеспечении правопорядка. Действия в ЧС тоже можно в определенном смысле считать обеспечением правопорядка. И ничто не мешает охраннику занимать активную позицию как гражданину.

Без архитектурного надзора

«Известия»: Насколько в современных общественных зданиях учитываются вопросы безопасности?

Борис Левянт: Этому уделяется очень много внимания. По пожарной безопасности есть три основные позиции: обеспечение безопасности самого здания, обеспечение безопасной эвакуации людей из здания в случае ЧП и тушение пожара.

Более того, чтобы это реализовать, существует восемь различных систем, которые разрабатываются для нестандартных объектов. А торговые центры — объекты нестандартные, многофункциональные. В них есть атриумы — большие многоэтажные пространства, в которых расположены и рестораны, и магазины, и кинотеатры.

И чтобы обеспечить там противопожарную безопасность, предусматривается система спринклерного пожаротушения, система внутреннего пожарного водопровода, автоматическое пожаротушение, которое включается при срабатывании датчиков пожара. Система оповещения и управления эвакуацией для людей, которые находятся в здании. Очень важная система — противодымная вентиляция. Естественно, должна быть система наблюдения и контроля доступа, которая открывает двери и закрывает лифты, чтобы ими не пользовались во время пожара. Чтобы всё это вместе работало, проектируется система автоматизации этих элементов и инженерного оборудования.

«Известия»: Это обязательные элементы?

Борис Левянт: Обязательные, это всё проектируется.

«Известия»: В любом здании — даже старом, перестроенном?

Борис Левянт: Не имеет значения. Любой проект здания, который получает разрешение экспертизы на строительство, снимает все вопросы, связанные с пожарной безопасностью. Это очень жестко и четко контролируется и отслеживается. Но во время строительства и сдачи объекта и его дальнейшей эксплуатации начинаются чудеса. Например, замена материалов и оборудования на более дешевые. И ничего с этим не поделаешь.

«Известия»: Чем это грозит?

Борис Левянт: В соответствии с проектом на путях эвакуации и в различных зонах здания должны быть негорючие материалы. Всё это оговаривается в проекте: горючесть, степень огнестойкости. Так что ответственность лежит на подрядчике и на том, кто принимал это здание. Или на техническом надзоре.

«Известия»: Почему архитекторы, которые проектируют здание, не контролируют его строительство?

Борис Левянт: До принятия в 2004 году Градостроительного кодекса были задействованы и главный архитектор проекта, и главный инженер проекта, которые давали подписку, что всё спроектировано в соответствии с нормами, правилами и специальными техническими условиями. И самое главное — подписывали акт приемки здания в эксплуатацию, то есть имели реальный рычаг воздействия на подрядчика. А потом эту норму изъяли.

И главный архитектор, и главный инженер не подписывают финальный акт о приемке здания. Будущий закон об архитектурной профессиональной деятельности (проект Закона об архитектурной деятельности в РФ разрабатывается. — «Известия»), возможно, внесет коррективы в эту довольно печальную историю.

Для архитектора и главного инженера проекта здание является детищем. Они отвечают своими подписями, честью и совестью за то, что будет реализовываться. Многим подрядчикам и инвесторам это не очень нравится. И строительное лобби продавило право необязательности авторского надзора и необязательности надзора архитектора. Последнего человека, который отвечал за этот объект, удалили с поля боя. С одной стороны, для строителей это хорошо: уменьшили затраты, меньше скандалов, потому что архитекторы — это бойцы.

Но дальше начинается вакханалия, и ответственность размазывается по большому количеству проверяющих и надзорных органов. В нашем цехе считают, что увеличение количества надзорных органов не даст качественного изменения в безопасности. Потому что есть одна комиссия, две, три, а ничего не меняется.

«Известия»: А каков западный опыт?

Борис Левянт: Никаких надзорных комиссий там практически нет, а есть взаимодействие хозяйствующих субъектов: владелец, девелопер, который это здание строил и развивал, и страховая компания, страхующая риски. Проверяет и проводит экспертизу страховая компания, которая потом и возмещает убытки. Поэтому они никогда не установят низкий тариф за плохо спроектированное и плохо построенное здание. Они найдут все слабые точки.

Александр Козлов: И за взятку не подпишут заключение.

Борис Левянт: Несмотря на то что пожарные нормы довольно подробно прописаны, они не успевают за реальной жизнью. Я говорил об атриумах в торговых центрах. Эти пространства бывают разными. Но проблему их безопасности можно решить инженерными устройствами или элементами: дренчерная завеса, автоматика, которая локализует место возгорания. Здравый смысл и инженерный гений всегда найдут решение.

Важно, чтобы специалисты по пожарной безопасности не боялись этого. Потому что каждый крупный пожар приводит к тому, что все начинают дуть на воду и возникает куча ненужных требований.

Александр Козлов: Современные технические решения достаточно эффективны. Они позволяют выиграть время до прибытия пожарных расчетов. С помощью инженерных конструкций начало объемного горения можно отсрочить на 15 минут.

Тренировки для персонала

«Известия»: Сейчас существуют антитеррористические требования, противопожарные, а еще есть интересы бизнеса. Как всё совместить? Они ведь все друг другу противоречат?

Александр Козлов: Зачастую да. Но я хочу подчеркнуть, что у нас очень хорошая архитектурная школа, в том числе с точки зрения безопасности, разработки нормативов, исполнения. Очень хорошее, на мой взгляд, законодательство о противопожарной защите. Федеральным законом введены стандарты по пожарной безопасности. Если их исполнять, то они будут эффективно работать в общей системе безопасности ТРЦ.

Как всегда, всё упирается только в правоприменение, в контроль за исполнением этих законов. Неэффективно действуют пожарные инспекторы, число которых значительно сократили. Приходит инспектор, подписывает акт, что всё соответствует. Уходит — через три дня пожар с жертвами. Начинают проверять. А попробуй заставь инспектора объективно написать заключение — это ведь огромная работа!

Я знаю, что порядок в торговых центрах более или менее наведен в Москве. Тут достаточно безопасно.

Второй вопрос — уже мой: как обучен персонал, как обучена охранная организация, которая в этом здание находится и должна действовать не только в случае пожара, но и при обнаружении взрывного устройства, при массовых беспорядках на территории и т.д. Всё это должно быть четко расписано.

Нормы и правила пожарной безопасности есть, архитектурные требования есть. Но отсутствует другая нормативная база: как эксплуатирующая организация следит за исполнением этих требований.

«Известия»: Получается, сейчас охранники не отвечают за безопасность людей при ЧП в торговых центрах?

Александр Козлов: Стандарта нет. Обеспечение безопасности и тренировки персонала отдано на усмотрение конкретных должностных лиц. Например, заместителя руководителя торгового центра по безопасности. А алгоритм должен быть четким: персонал — не только охрана, но и уборщики, продавцы — должен знать, что делать в чрезвычайных ситуациях.

Вы знаете, что представители IKEA приезжают из Швеции в Россию не реже двух раз в год и проводят такие тренировки с секундомером в руках. Причем в рабочее время, когда в магазине есть посетители.

Работа охранника в торговых центрах достаточно сложная, у них частая ротация, примерно 30% персонала сменяется за полгода. Поэтому если учения проводить реже, то окажется, что половина охранников ни разу не участвовала в тренировке.

Борис Левянт: Безопасность и качество строительства лежат в основе взаимодействия страховых компаний, владельцев, девелоперов и инвесторов. Если это будет, то многие проблемы автоматически уйдут. Конечно, нужно тренировать персонал. Но и этого недостаточно.

В нашем офисном центре нас тренируют раза 3–4 в году. Включается сигнализация, говорит, что все должны немедленно покинуть здание. Все чертыхаются, но спускаются по эвакуационной лестнице. А внизу понимают, что дверь закрыта. Слава Богу, что это была учебная тревога!

Павел Медведев: Еще в «Двенадцати стульях» написано: «В Москве любят запирать двери». Я поступил в МГУ в 1957 году. Мой отец был инженер-строитель и имел некоторое отношение к строительству университета. Он мне задал вопрос, который меня удивил. Он спросил, сколько наглухо закрытых лестничных переходов в Главном здании университета. Я добросовестно посчитал. Их оказалось очень много. Я и сейчас иногда бываю в ГЗ — эти двери закрыты до сих пор.

Александр Козлов: Каждый уборщик в торговом центре должен быть соответствующим образом проинструктирован, потому что именно они, как правило, обнаруживают взрывные устройства или задымившуюся урну. Должен обучаться весь персонал, но безопасность обеспечивает в большей степени охрана.

«Известия»: Сколько охранников должно быть в торговых центрах?

Александр Козлов: Такого стандарта нет. В Кемерове было три охранника частной охранной организации. Один сидел на пульте, двое патрулировали три этажа. По опыту я могу сказать, что этого мало. Но нормативов нет — сколько и кто это должен рассчитывать, определять их задачи. Каждый торговый центр сегодня решает сам.

Защита по стандарту

«Известия»: Что надо предпринять, чтобы появились стандарты по охране ТРЦ?

Александр Козлов: Мы (профессиональное сообщество. — «Известия») сейчас подняли вопрос о разработке национальных стандартов для охранников. В идеале представители МЧС, Росгвардии и МВД должны иметь право прийти и сказать: «Вводная: пожар в торговой точке. Демонстрируйте действия охраны».

«Известия»: Это было предложено уже после трагедии в Кемерово?

Александр Козлов: Нет. Еще в феврале этого года Росстандарт сформировал новый технический комитет по вопросам охраны и безопасности — ТК 208 «Охранная деятельность». В ближайших его задачах — регламентация деятельности по охране социально важных объектов и мест массового посещения граждан. В том числе контроль за разработкой национальных стандартов для охранников.

Может быть разработан стандарт обеспечения безопасности торгово-развлекательных центров, где в привязке к площади, этажности рассчитывается количество охраны. Должна ли быть система контроля доступа, арочные металлодетекторы, сколько должно быть охранников, какие функции они должны выполнять.

При пожаре нет привязки к конкретному охраннику Иванову, а есть к посту: этот пост тем-то занимается, с этого поста охранник бежит на двери, проверяет запасные выходы, этот проверяет, чтобы все вышли и так далее. Боевой расчет привязан к конкретной смене охраны, которая стоит в этом время на торговом комплексе. Кто должен разработать типовые схемы, чтобы потом можно было спросить.

В Кемерово, насколько я знаю, функции начальника службы безопасности выполнял технический директор. Это возможно, но тогда вопрос: какие требования предъявляются к людям, которые отвечают за безопасность торговых центров. Что они должны уметь, знать? Кто их должен обучать, существуют ли учебные программы? А таких программ сегодня нет.

В СССР были разработаны правила пожарной безопасности для общественных зданий. Но тогда не было крупных торговых центров.

Борис Левянт: А типология зданий кардинально изменилась.

Александр Козлов: Нам нужно разработать не только стандарты обеспечения безопасности подобных организаций, но и профессиональный стандарт «специалист по безопасности».

«Известия»: Кто именно должен их разрабатывать?

Александр Козлов: По закону профессиональные стандарты разрабатывают заинтересованные отраслевые объединения. Если это касается охраны, то разрабатывать будем мы – объединение работодателей. Научно-исследовательский центр «Безопасность» уже написал концепцию профессиональных стандартов.

«Известия»: Какими навыками и знаниями должны обладать охранники?

Александр Козлов: Например, они должны знать основы пожарной безопасности, основы архитектурной безопасности. Они должны знать, что нельзя использовать пластик, который выделяют такой едкий дым, что человек в течение 30 секунд теряет сознание, едва глотнув его.

Павел Медведев: Стандарт — великая вещь, он должен быть. Но кто потом будет интересоваться, исполняется он или нет? Борис Владимирович намекнул, что интересоваться будут страховые компании. А если что-то не так, они заломят такие цены за страховку! По-видимому, Борис Владимирович имеет в виду, что в случае беды наверняка придется платить, что далеко не всегда верно.

«Известия»: Нужны ли вообще такие крупные центры? Может быть, изменить формат? И можно ли будет в таком случае избежать потерь для бизнеса?

Борис Левянт: Дело не в том, чтобы запретить крупные торговые центры, а в том, как их строить и эксплуатировать. Гипермаркеты приносят пользу и жителям, потому что это удобно, и государству, потому что бизнес — это налоги. Да, можно всё запретить, но на что мы будем жить? Городам-миллионникам, даже Москве еще далеко до такой плотности торговых помещений, как в европейских странах.

«Известия»: Должна быть какая-то внутренняя настороженность у людей, которые находятся в крупных общественных помещениях?

Александр Козлов: Когда безопасность обеспечена, никто этого не замечает. Никто не замечает охрану или ее отсутствие, пока что-нибудь не украдут. После страшной трагедии будет всплеск проверок. Конечно, это повысит безопасность этих объектов на какое-то время. Мы никогда не сможем сказать, сколько торговых центров будет спасено от будущих пожаров именно потому, что сейчас пройдет вал проверок. Они свою положительную роль сыграют. Так было после пожара в «Хромой лошади» в Перми.

ИЗВЕСТИЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 + 4 =