О некоторых вопросах применения Федерального закона от 05.04.13 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения Государственных и муниципальных нужд»

Актуальность темы исследования обусловлена не только экономической значимостью государственного заказа как основной формы взаимодействия государства и экономического сообщества, но и сложностью и объемностью законодательства о государственных закупках. Федеральный закон от 05.04.13 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон N 44-ФЗ) вступил в силу с 1 января 2014 года. Ранее действовавший Федеральный закон от 21.07.05 N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон N 94-ФЗ) регулировал только один этап — размещение заказа, то есть определение поставщика (подрядчика, исполнителя). Закон N 44-ФЗ подробно регламентирует все этапы: планирование, осуществление процедур закупок, исполнение контракта, оценку его эффективности. Кроме того, действует большое количество подзаконных нормативных актов, принятых в соответствии с Законом N 44-ФЗ. Судебно-арбитражная практика разрешения споров, связанных с применением положений законодательства о государственных закупках, весьма обширна. Например, с момента вступления в силу Закона N 44-ФЗ Арбитражным судом Северо-Западного округа (далее — АС СЗО; до 06.08.14 — ФАС СЗО) рассмотрено 125 дел данной категории. Как и прежде, при рассмотрении дел, касающихся применения Закона N 94-ФЗ, так и при разрешении споров на основании Закона N 44-ФЗ лейтмотивом является недопустимость формального подхода правоприменителей к нормам законодательства о государственных закупках.

Основной массив рассмотренных АС СЗО дел, связанных с применением Закона N 44-ФЗ, касается споров в отношении требований, устанавливаемых заказчиками в документации к торгам, и, как следствие, правомерности отказа претендентам в допуске к участию в размещении заказа, а также споров по поводу исполнения государственных контрактов. Кроме того, в практике арбитражных судов Северо-Западного округа также рассматриваются вопросы о последствиях оказания услуг (выполнения работ, поставки товаров) без контракта, о формате размещения документации о закупках.

Последствия выполнения работ, оказания услуг, поставки товаров без заключения государственного контракта

Вопрос о возможности взыскания неосновательного обогащения за оказанные услуги, выполненные работы, поставленные товары в случае отсутствия заключенного государственного контракта неоднократно возникал в судебно-арбитражной практике. Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в Постановлениях Президиума от 28.05.13 N 18045/12 и от 04.06.13 N 37/13 была сформулирована правовая позиция о недопустимости в отсутствие государственного (муниципального) контракта взыскания в качестве неосновательного обогащения стоимости поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг для государственных или муниципальных нужд в пользу контрагентов, которые вправе вступать в договорные отношения с бюджетными учреждениями исключительно посредством заключения таких контрактов в соответствии с требованиями Закона N 94-ФЗ. В названных постановлениях указывается, что согласование сторонами выполнения подобных работ без соблюдения требований Закона N 94-ФЗ и удовлетворение требований о взыскании неосновательного обогащения, по существу, открывают возможность для недобросовестных исполнителей работ и государственных (муниципальных) заказчиков приобретать незаконные имущественные выгоды в обход Закона N 94-ФЗ, тогда как никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения. Поэтому поставка товаров, выполнение работ и оказание услуг без государственного (муниципального) контракта, подлежащего заключению в случаях и в порядке, которые предусмотрены Законом N 94-ФЗ, свидетельствуют о том, что лицо, поставлявшее товары, выполнявшее работы или оказывавшее услуги, не могло не знать, что работы выполняются им при очевидном отсутствии обязательства, в связи с чем в этом случае требование об оплате товаров, работ или услуг в качестве неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению в силу пункта 4 статьи 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Определением Верховного Суда Российской Федерации (далее — ВС РФ) от 13.03.15 N 307-ЭС14-4768 отменены судебные акты трех инстанций по спору о взыскании с Комитета по строительству неосновательного обогащения, возникшего в результате самостоятельного выполнения истцом работ по проектированию и строительству внешнеквартальных инженерных сетей, вследствие чего последним были понесены расходы. ВС РФ отказал в иске о взыскании неосновательного обогащения, указав, что в условиях отсутствия государственного контракта фактическое выполнение истцом несогласованных работ по проектированию и развитию головных источников инженерного обеспечения и соответствующих магистральных сетей не может влечь возникновение на стороне Комитета по строительству неосновательного обогащения. Удовлетворение требования о взыскании неосновательного обогащения, по сути, дезавуирует применение действовавшего на период спорных правоотношений Закона N 94-ФЗ и открывает возможность для недобросовестных исполнителей работ и государственных (муниципальных) заказчиков приобретать незаконные имущественные выгоды в обход действующих процедур размещения государственных заказов. Между тем никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения (статья 10 ГК РФ). Таким образом, материалами дела не подтверждается, что при выполнении спорных объемов работ истец действовал в имущественных интересах Комитета по строительству и выполнение спорных объемов работ привело к необоснованному приобретению или сбережению имущества на стороне Комитета по строительству.

Аналогичные выводы сделаны в Определении ВС РФ от 03.08.15 N 309-ЭС15-26. ВС РФ оставил без изменения судебные акты апелляционной и кассационной инстанций об отказе во взыскании неосновательного обогащения за фактически оказанные юридические услуги, поскольку плата для государственных и муниципальных нужд в отсутствие заключенного государственного (муниципального) контракта не подлежит взысканию в качестве неосновательного обогащения; в рассматриваемом деле оказанные истцом услуги не являлись ни социально значимыми, ни необходимыми.

Правовая позиция, сформулированная в Определении ВС РФ от 03.08.15 N 309-ЭС15-26, была отражена также в Обзоре судебной практики ВС РФ N 3 (2015), утвержденном Президиумом ВС РФ 25.11.15: «Поставка товара, выполнение работ или оказание услуг в целях удовлетворения государственных или муниципальных нужд в отсутствие государственного или муниципального контракта не порождают у исполнителя право требовать оплаты соответствующего предоставления, за исключением случаев, когда законодательство предусматривает возможность размещения государственного или муниципального заказа у единственного поставщика. Общество на основании доверенностей, выданных администрацией муниципального образования, оказало последнему услуги по представительству его интересов в суде. Договор в письменной форме сторонами не заключался. Ссылаясь на то, что администрация не оплатила оказанные услуги, общество обратилось в суд с иском о взыскании стоимости услуг как неосновательного обогащения. Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

Суд исходил из того, что администрацией получено исполнение от общества, а следовательно, она должна осуществить встречное предоставление. Постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения Постановлением арбитражного суда округа, отменено решение суда первой инстанции и отказано в удовлетворении исковых требований. Судебная коллегия ВС РФ оставила Постановления суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с Законом N 44-ФЗ, а также пунктами 1 и 2 статьи 72 Бюджетного кодекса Российской Федерации государственные органы, органы управления внебюджетными фондами, органы местного самоуправления, казенные учреждения и иные получатели средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации или местных бюджетов могут вступать в договорные отношения только посредством заключения государственного и муниципального контракта. Государственный и муниципальный контракты размещаются на конкурсной основе и в пределах лимитов бюджетных обязательств. Оказывая услуги без наличия муниципального контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами названного закона, общество не могло не знать, что работы выполняются им при отсутствии обязательства.

Следовательно, в силу пункта 4 статьи 1109 ГК РФ не подлежит взысканию плата за фактически оказанные услуги для государственных и муниципальных нужд в отсутствие заключенного государственного или муниципального контракта. Иной подход допускал бы поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в обход норм Закона N 44-ФЗ (статья 10 ГК РФ). Вместе с тем в соответствии со статьей 93 Закона N 44-ФЗ возможно размещение заказа у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя), в том числе в случаях, когда проведение предусмотренных законом конкурсных процедур было нецелесообразно в силу значительных временных затрат.

К таким случаям могут быть отнесены закупки определенных товаров, работ, услуг вследствие аварии, иных чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера, непреодолимой силы, в случае возникновения необходимости в оказании медицинской помощи в экстренной форме либо в оказании медицинской помощи в неотложной форме, в том числе при заключении федеральным органом исполнительной власти контракта с иностранной организацией на лечение гражданина Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации (при условии что такие товары, работы, услуги не включены в утвержденный Правительством Российской Федерации перечень товаров, работ, услуг, необходимых для оказания гуманитарной помощи либо ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера).

На основании этой нормы обстоятельствами, свидетельствующими о невозможности в конкретной ситуации заключить государственный или муниципальный контракт в установленном порядке, также являются случаи, в которых поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг являются обязательными для соответствующего исполнителя вне зависимости от волеизъявления сторон правоотношения, в связи с чем он не мог отказаться от выполнения данных действий даже в отсутствие государственного или муниципального контракта или истечения срока его действия. При наличии указанных обстоятельств у исполнителя возникает право требования вознаграждения, которое может быть взыскано в судебном порядке. В рассматриваемом деле оказанные обществом услуги не являлись ни социально значимыми, ни необходимыми».

Вместе с тем в Определении ВС РФ от 21.01.15 N 308-ЭС14-2538 был сделан другой вывод — об удовлетворении требований о взыскании неосновательного обогащения, возникшего в связи с неуплатой ответчиком услуг по вывозу бытовых отходов ввиду отсутствия между сторонами договорных отношений. ВС РФ, разделяя правовую позицию о недопустимости взыскания неосновательного обогащения в отсутствие заключенного государственного контракта, указал, что данный спор касается длящихся и регулярных отношений между предприятием и войсковой частью по вывозу твердых бытовых отходов; предприятие на регулярной основе продолжало выполнение спорных работ, не терпящих отлагательства до момента заключения государственного контракта в установленном порядке; деятельность предприятия, вывозившего твердые бытовые отходы с территории войсковой части в спорном периоде в отсутствие государственного контракта, была направлена на защиту охраняемых законом публичных интересов.

С учетом приведенных обстоятельств, а также ввиду отсутствия претензий со стороны заказчика относительно объема и качества выполненных работ ВС РФ сделал вывод о том, что у судов апелляционной и кассационной инстанций не было оснований применять к заявленному предприятием по данному делу требованию правовую позицию о недопустимости в отсутствие государственного (муниципального) контракта взыскания в качестве неосновательного обогащения стоимости поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг. Анализ судебной практики АС СЗО показывает, что в большинстве случаев суд кассационной инстанции приходит к выводу о недопустимости взыскания неосновательного обогащения в отсутствие заключенного государственного контракта, а также при выполнении дополнительных работ, оказании дополнительных услуг, не предусмотренных контрактом.

В частности, Постановлением АС СЗО от 16.04.15 по делу N А56-15024/2014 отменено постановление апелляционного суда об удовлетворении иска о взыскании неосновательного обогащения и оставлено без изменения решение суда первой инстанции об отказе в иске. В обоснование исковых требований общество ссылалось на то, что в ходе работ по строительству жилого дома была выявлена необходимость выполнения дополнительных работ, которые не были оплачены. Суд кассационной инстанции указал, что в отношении дополнительных работ государственный контракт не заключался, а при отсутствии контракта, заключенного с соблюдением требований, предусмотренных законодательством о размещении заказов, фактическое выполнение работ не может повлечь на стороне Комитета по строительству неосновательное обогащение. Определением ВС РФ от 14.08.15 N 307-ЭС15-8972 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства данного Постановления.

Другой вывод сделан в Постановлении АС СЗО от 23.04.15 по делу N А56-25936/2014. Суд кассационной инстанции оставил без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций о взыскании неосновательного обогащения — задолженности за тепловую энергию, потребленную в период с августа 2012 года по сентябрь 2013 года в отсутствие заключенного государственного контракта. АС СЗО отклонил доводы ответчика о том, что он не должен оплачивать потребленную тепловую энергию, поскольку государственный контракт с истцом не заключался, ответчик не является абонентом или субабонентом истца. Суд кассационной инстанции указал, что отсутствие письменного договора (государственного контракта) не освобождает фактического потребителя от обязанности возместить стоимость энергии, потребленной принадлежащими ему объектами.

Таким образом, в некоторых случаях не применяется правовая позиция о недопустимости взыскания неосновательного обогащения в отсутствие заключенного государственного контракта. Решение зависит от конкретных фактических обстоятельств дела, при этом имеют юридическое значение:

  • возможность размещения заказа у единственного поставщика (подрядчика, исполнителя) в соответствии со статьей 93 Закона N 44-ФЗ, в том числе в случаях, когда проведение предусмотренных законом конкурсных процедур нецелесообразно в силу значительных временных затрат (закупки определенных товаров, работ, услуг вследствие аварии, иных чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера, непреодолимой силы, в случае возникновения необходимости оказания медицинской помощи в экстренной форме либо в неотложной форме, в том числе при заключении федеральным органом исполнительной власти контракта с иностранной организацией на лечение гражданина Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации);
  • обстоятельства, свидетельствующие о том, что в данном случае поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг являются обязательными для соответствующего исполнителя вне зависимости от волеизъявления сторон правоотношения, в связи с чем он не мог отказаться от выполнения данных действий даже в отсутствие государственного или муниципального контракта или истечения срока его действия;
  • социальная значимость и необходимость выполнения работ, оказания услуг, поставки товаров.

Требования к формату документации

При рассмотрении дела, касающегося требований к формату размещаемой документации, АС СЗО высказал правовую позицию, согласно которой возможно размещение документации в формате PDF с установлением пароля, не позволяющего копировать и печатать текст документа.

Постановлением АС СЗО от 11.09.15 по делу N А66-15075/2014 оставлены без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций о признании незаконным решения антимонопольного органа. Оспариваемым решением антимонопольного органа признана обоснованной жалоба на действия заказчика, выразившиеся в размещении документации об аукционе, технического задания и инструкции по заполнению заявки в формате PDF, позволяющем знакомиться с документацией без возможности копирования и печати.

Как указал суд кассационной инстанции, из норм Положения о пользовании официальным сайтом Российской Федерации в сети Интернет для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг и о требованиях к технологическим, программным, лингвистическим, правовым и организационным средствам обеспечения пользования указанным сайтом, утвержденного Приказом Министерства экономического развития Российской Федерации и Федерального казначейства от 14.12.10 N 646/21н (далее — Положение N 646/21н), следует, что основной целью функционирования официального сайта является размещение соответствующей информации и обеспечение беспрепятственного доступа с целью ознакомления с ней всех заинтересованных лиц. Требований об обязательном наличии на официальном сайте возможности копирования и печати фрагментов текста не установлено.

Из материалов дела следовало, что аукционная документация размещена заказчиком в формате PDF, то есть в формате, допустимом для загрузки файлов на официальном сайте размещения заказов, данная информация была доступна для ознакомления всеми потенциальными участниками размещения заказа. С учетом изложенного и принимая во внимание то, что ни нормы Закона N 44-ФЗ, ни нормы Положения N 646/21н не устанавливают требований к форматам размещаемых файлов и их функциональным характеристикам, а наличие/отсутствие возможности печати и копирования фрагментов текста аукционной документации не ограничивает пользовательский доступ и не препятствует ознакомлению с ней, суды сделали вывод об отсутствии со стороны заказчика нарушений порядка и способа размещения информации об аукционе.

В кассационной жалобе антимонопольный орган ссылался на отсутствие оценки судами того обстоятельства, что аукционная документация была защищена паролем и возможность печати и копирования информации могла быть осуществлена потенциальным участником закупки только в случае получения кода (пароля) непосредственно у лица, установившего пароль (то есть у заказчика). Данное обстоятельство и являлось основанием для признания заказчика нарушившим требования части 4 статьи 4 Закона N 44-ФЗ.

Суд кассационной инстанции отметил, что указанное обстоятельство не влияет на правильность выводов судов первой и апелляционной инстанций ввиду следующего.

Согласно части 3 статьи 50 Закона N 44-ФЗ размещение конкурсной документации в единой информационной системе осуществляется заказчиком одновременно с размещением извещения о проведении открытого конкурса. Конкурсная документация должна быть доступна для ознакомления в единой информационной системе без взимания платы. Предоставление конкурсной документации (в том числе по запросам заинтересованных лиц) до размещения извещения о проведении открытого конкурса не допускается.

Частью 4 названной статьи установлено, что после даты размещения извещения о проведении открытого конкурса заказчик на основании поданного в письменной форме заявления любого заинтересованного лица в течение двух рабочих дней с даты получения соответствующего заявления обязан предоставить такому лицу конкурсную документацию в порядке, указанном в извещении о проведении открытого конкурса. При этом конкурсная документация предоставляется в форме документа на бумажном носителе после внесения данным лицом платы за предоставление конкурсной документации, если данная плата установлена заказчиком и указание об этом содержится в извещении о проведении открытого конкурса, за исключением случаев предоставления конкурсной документации в форме электронного документа. Размер данной платы не должен превышать расходы заказчика на изготовление копии конкурсной документации и доставку ее лицу, подавшему указанное заявление, посредством почтовой связи. Предоставление конкурсной документации в форме электронного документа осуществляется без взимания платы, за исключением платы, которая может взиматься за предоставление конкурсной документации на электронном носителе.

Таким образом, в случае необходимости получения конкурсной документации (как на бумажном, так и на электронном носителе) потенциальный участник имел возможность воспользоваться правом, предоставленным ему частью 4 статьи 50 Закона N 44-ФЗ, в связи с чем у суда кассационной инстанции не имеется оснований полагать, что установление заказчиком пароля, не позволяющего копировать и печатать текст размещенной документации, привело к нарушению части 4 статьи 4 Закона N 44-ФЗ.

Ввиду изложенного суд кассационной инстанции сделал вывод о том, что оспариваемый ненормативный акт антимонопольного органа правомерно признан недействительным судами, как не соответствующий законодательству о размещении заказов. Определением ВС РФ от 30.12.15 N 307-КГ15-17127 в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам отказано, поскольку суды сделали правильный вывод об отсутствии со стороны истца нарушений порядка и способа размещения информации об аукционе.

Споры в отношении полномочий представителей участников размещения заказа

Значительное число споров возникает в связи с действиями аукционных и конкурсных комиссий при проверке полномочий лиц на осуществление действий от имени участника размещения заказа. При рассмотрении указанных споров АС СЗО высказаны следующие правовые позиции.
Документом, подтверждающим полномочия руководителя общества с ограниченной ответственностью в соответствии с Федеральным законом от 08.02.98 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО), является либо протокол общего собрания участников общества, либо решение единственного участника, оформленное письменно.

Постановлением АС СЗО от 16.10.15 по делу N А05-1534/2015 оставлены без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций о признании недействительными решения и предписания антимонопольного органа.

Как следовало из материалов дела, аукционная комиссия отклонила заявку общества с ограниченной ответственностью на участие в аукционе в связи с непредставлением документов, подтверждающих полномочия руководителя общества. Оспариваемым решением антимонопольного органа признана обоснованной жалоба общества на действия аукционной комиссии.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением суда апелляционной инстанции, требование удовлетворено, поскольку общество не представило установленные законом документы.

В силу статей 37 и 40 Закона об ООО единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор, президент и другие) избирается общим собранием участников общества на срок, определенный уставом общества, если уставом общества решение этих вопросов не отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества. В соответствии со статьей 39 Закона об ООО в обществе, состоящем из одного участника, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, принимаются единственным участником общества единолично и оформляются письменно.

Судами установлено, что общество оператору для аккредитации на электронной площадке в порядке пункта 5 части 2 статьи 61 Закона N 44-ФЗ представило приказ о вступлении в должность директора, подписанный директором общества с ограниченной ответственностью Д., а также доверенность, выданную Д. на свое имя для осуществления от имени общества действий по участию в аукционах (в том числе на регистрацию на аукционах). При этом ни протокол общего собрания участников, ни решение единственного участника общества, оформленные в письменном виде, для аккредитации на электронной площадке не представлены.

Суды сделали вывод о том, что общество не представило установленные законом документы, подтверждающие полномочия руководителя, следовательно, у аукционной комиссии, созданной заказчиком, имелись основания для признания заявки общества не соответствующей требованиям, установленным документацией об аукционе.

Приказ министра образования и науки Российской Федерации об утверждении в должности ректора университета является надлежащим доказательством, подтверждающим полномочия ректора; протокол конференции работников об утверждении ректора университета не требуется.

Постановлением АС СЗО от 27.11.15 по делу N А26-1542/2015 оставлены без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций об отказе в признании недействительным решения антимонопольного органа.

Как следовало из материалов дела, при проведении аукциона на оказание образовательных услуг по дополнительному профессиональному образованию (повышение квалификации) заявка университета признана не соответствующей требованиям аукционной документации.

Решением антимонопольного органа жалоба университета признана обоснованной. Заказчик, не согласившись с решением антимонопольного органа, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным. Заказчик утверждал, что надлежащим документом, подтверждающим полномочия ректора университета, является протокол конференции работников. Непредставление такого документа, по мнению заказчика, является основанием для признания заявки университета не соответствующей требованиям документации об аукционе.
Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении требования отказано.

Суды, проанализировав положения пункта 1 части 1 статьи 51 Федерального закона от 29.12.12 N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (в редакции, действовавшей на момент назначения В. на должность ректора университета), подпунктов «б», «в», «г» пункта 3 Положения об осуществлении федеральными органами исполнительной власти функций и полномочий учредителя федерального бюджетного учреждения, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.07.10 N 537, а также устав университета, утвержденный приказом Министерства образования и науки Российской Федерации, указали на возможность (а не необходимость) избрания коллективом образовательного учреждения его руководителя в соответствии с уставом соответствующего образовательного учреждения с последующим утверждением учредителем.

Следовательно, приложенный университетом к заявке на участие в аукционе приказ министра образования и науки Российской Федерации об утверждении В. в должности ректора университета является надлежащим доказательством, подтверждающим полномочия ректора, решение конференции не требуется.

Споры в отношении требований к заявке на участие в конкурсе или аукционе

Анализ судебной практики показал, что при рассмотрении споров в отношении требований к заявке на участие в конкурсе или аукционе положения Закона N 44-ФЗ применяются во взаимосвязи с нормами корпоративного законодательства.

В целях применения статьи 66 Закона N 44-ФЗ, согласно которой вторая часть заявки на участие в электронном аукционе должна содержать в том числе идентификационный номер налогоплательщика учредителей, понятия «учредитель» и «участник» являются тождественными, поэтому сведения об ИНН второго участника общества с ограниченной ответственностью подлежали указанию в заявке, в связи с чем действия единой комиссии по отклонению заявки, не содержащей сведения об ИНН второго участника, соответствуют нормам Закона N 44-ФЗ.

Постановлением АС СЗО от 23.03.15 по делу N А05-8154/2014 оставлено без изменения постановление апелляционного суда о признании недействительным решения антимонопольного органа.
Как следовало из материалов дела, единая комиссия заказчика приняла решение о несоответствии заявки общества с ограниченной ответственностью требованиям, установленным документацией об аукционе, в связи с указанием в заявке ИНН только учредителя и неуказанием ИНН второго участника, введенного в состав участников общества с ограниченной ответственностью.

Антимонопольный орган, полагая, что в силу части 1 статьи 11 Закона об ООО учредителем общества с ограниченной ответственностью является Н., информация об ИНН которого содержалась во второй части заявки на участие в электронном аукционе, принял решение о признании жалобы общества обоснованной и признании единой комиссии нарушившей часть 7 статьи 69 Закона N 44-ФЗ и выдал предписание об устранении выявленных нарушений.

Заказчик оспорил решение и предписание антимонопольного органа в судебном порядке. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления.

Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено, заявление заказчика удовлетворено, решение и предписание антимонопольного органа признаны недействительными, поскольку в данном случае понятия «учредитель» и «участник» являются равнозначными, а потому сведения об ИНН второго участника общества с ограниченной ответственностью подлежали указанию в заявке.

Исходя из положений части 1 статьи 2 Закона об ООО обществом с ограниченной ответственностью признается созданное одним или несколькими лицами хозяйственное общество, уставный капитал которого разделен на доли; участники общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им долей в уставном капитале общества.

Согласно статье 7 Закона об ООО участниками общества могут быть граждане и юридические лица; общество может быть учреждено одним лицом, которое становится его единственным участником; общество может впоследствии стать обществом с одним участником; число участников общества не должно быть более пятидесяти.
Порядок учреждения общества установлен в статье 11 Закона об ООО, в силу части 8 которой сведения о размере и номинальной стоимости доли каждого участника общества вносятся в Единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) в соответствии с Федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц. При этом сведения о номинальной стоимости долей участников общества при его учреждении определяются исходя из положений договора об учреждении общества или решения единственного учредителя общества, в том числе в случае, если эти доли не оплачены в полном объеме и подлежат оплате в порядке и в сроки, которые предусмотрены названным Законом.

Договор об учреждении общества не является его учредительным документом (абзац второй части 5 статьи 11 Закона об ООО), а уставный капитал общества составляется из номинальной стоимости долей его участников (часть 1 статьи 14 Закона об ООО).

Исходя из системного толкования вышеприведенных нормативных положений суд кассационной инстанции посчитал законным и обоснованным вывод суда апелляционной инстанции о том, что в целях применения статьи 66 Закона N 44-ФЗ понятия «учредитель» (участник) и «участник» (учредитель) являются тождественными ввиду отсутствия в Законе об ООО разграничений на участников-учредителей и просто участников общества с ограниченной ответственностью.

Определением ВС РФ от 11.08.15 N 307-КГ15-8680 отказано в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ для пересмотра в порядке кассационного производства Постановления АС СЗО.

Поскольку сделка, совершенная в процессе обычной хозяйственной деятельности, не является крупной для общества с ограниченной ответственностью, комиссия заказчика необоснованно отклонила заявку общества.

Постановлением АС СЗО от 29.05.15 по делу N А66-10575/2014 оставлены без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций об отказе в признании недействительными решений антимонопольного органа.

Как следовало из материалов дела, аукционная комиссия признала заявку, поданную обществом с ограниченной ответственностью, не соответствующей требованиям, установленным в документации об аукционе, в связи с непредставлением в ее составе решения об одобрении крупной сделки.

Общество обратилось в антимонопольный орган с жалобой на действия заказчика. Антимонопольный орган принял решение о признании заказчика нарушившим требования пункта 1 части 6 и части 7 статьи 69 Закона N 44-ФЗ и выдал заказчику предписание устранить нарушения в сфере закупок путем отмены протокола подведения итогов аукциона и повторного рассмотрения вторых частей заявок.

Не согласившись с указанными решением и предписанием, заказчик обратился в арбитражный суд.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении заявления отказано.

Согласно пункту 8 части 2 статьи 62 Закона N 44-ФЗ в реестре участников электронного аукциона, получивших аккредитацию на электронной площадке, в отношении каждого участника такого аукциона должно содержаться в том числе решение об одобрении или о совершении по результатам таких аукционов сделок от имени участника такого аукциона — юридического лица с указанием информации о максимальной сумме одной сделки в соответствии с пунктом 8 части 2 статьи 61 Закона N 44-ФЗ.

Из материалов дела следовало, что основанием для признания заявки общества не соответствующей требованиям, установленным в документации об аукционе, послужило представление данной организацией ненадлежащего решения об одобрении крупной сделки. Так, представленное обществом решение об одобрении крупной сделки было подписано директором Л.А.В., в то время как согласно выписке из ЕГРЮЛ единственным учредителем (участником) данного общества является другое лицо — Л.С.В.

Между тем судами первой и апелляционной инстанций, со ссылкой на положения статьи 46 Закона об ООО, был сделан вывод о том, что сделка, являющаяся предметом аукциона, не расценивалась для общества как крупная, поскольку она совершалась в процессе его обычной хозяйственной деятельности.

В обоснование указанного вывода судебные инстанции ссылались на сведения, содержащиеся в выписке из ЕГРЮЛ, из которой следует, что общество осуществляет, в частности, деятельность по учету и технической инвентаризации недвижимого имущества, что согласуется с предметом рассматриваемого аукциона. Также суды приняли во внимание письмо общества, направленное в адрес антимонопольного органа, о том, что сделка по результатам спорного аукциона не является для общества крупной, и установили, что на официальном сайте в сети Интернет (www.zakupki.gov.ru) размещена информация о заключенном обществом контракте на выполнение аналогичных работ с ценой контракта 26281821 руб.

Суд кассационной инстанции поддержал вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что рассматриваемая сделка соответствует обычной хозяйственной деятельности общества, а потому у заказчика не имелось оснований для признания заявки данной организации не соответствующей требованиям законодательства Российской Федерации в сфере закупок ввиду непредставления надлежащего решения об одобрении крупной сделки.

Требования к участникам на соответствие законодательству (лицензия, допуск саморегулируемой организации, экспертиза)

Если объектом закупки является выполнение работ по строительству, то одно из условий допуска к участию в процедуре — наличие у участника закупки свидетельства о допуске к работам, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, выдаваемого саморегулируемой организацией. При этом сопутствующие работы по монтажу установки пожарной сигнализации, предусмотренные документацией и подлежащие лицензированию, не являются объектом закупки, следовательно, заказчик не может требовать наличия у участника закупки указанной лицензии; участник закупки вправе привлечь субподрядчика, имеющего соответствующую лицензию.

Постановлением АС СЗО от 16.02.15 по делу N А05-6086/2014 оставлены без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций об отказе в признании недействительными решений антимонопольного органа.

Как следовало из материалов дела, в конкурсной документации на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по строительству детского сада установлено, что заявка на участие в конкурсе в числе прочих должна содержать документы, подтверждающие соответствие участника конкурса требованиям, предъявляемым к участникам конкурса, установленным в конкурсной документации согласно пункту 1 части 1 статьи 31 Закона N 44-ФЗ, или копии таких документов, а именно:

  1. свидетельство о допуске к работам, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, выдаваемое саморегулируемой организацией;
  2. копию лицензии на осуществление деятельности по монтажу, техническому обслуживанию и ремонту средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений или копию лицензии на производство работ по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений.

Участники размещения заказа обратились в антимонопольный орган с жалобами на действия заказчика, считая неправомерными установленные в конкурсной документации требования к участникам конкурса о наличии лицензии на осуществление деятельности по монтажу, техническому обслуживанию и ремонту средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений или лицензии на производство работ по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений.

Антимонопольный орган, исходя из положений пункта 1 части 15 статьи 99, статьи 106 Закона N 44-ФЗ, провел внеплановую проверку, по результатам которой принял решения о признании жалоб обоснованными и признании заказчика и уполномоченного органа нарушившими пункт 9 части 1 статьи 50, часть 5 статьи 51 Закона N 44-ФЗ и выдал заказчику и уполномоченному органу предписание об устранении выявленных нарушений.

Уполномоченный орган частично оспорил решения антимонопольного органа в судебном порядке.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований, признав правомерными выводы антимонопольного органа о нарушении уполномоченным органом части 5 статьи 51 Закона N 44-ФЗ при установлении в конкурсной документации требований к участникам открытого конкурса.

Суд кассационной инстанции указал, что одним из требований, предъявляемых к участникам закупки, является соответствие требованиям, установленным законодательством Российской Федерации к лицам, осуществляющим поставку товара, выполнение работы, оказание услуги, являющихся объектом закупки (пункт 1 части 1 статьи 31 Закона N 44-ФЗ в редакции, действовавшей в спорный период).

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что в спорных правоотношениях объектом закупки является выполнение работ по строительству детского сада, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 31 Закона N 44-ФЗ условием допуска к участию в конкурсе на выполнение работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объекта капитального строительства, устанавливаемым в конкурсной документации, является наличие у участника закупки исключительно свидетельства о допуске к работам, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, выдаваемого саморегулируемой организацией.

Работы по монтажу автоматической установки пожарной сигнализации и системы оповещения и управления эвакуацией, которые предусмотрены в конкурсной документации на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по строительству детского сада и которые в силу пункта 15 части 1 статьи 12 Федерального закона от 04.05.11 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее — Закон о лицензировании отдельных видов деятельности) подлежат лицензированию, не являются объектом закупки, а входят в состав работ, которые необходимо выполнить в соответствии со сводным сметным расчетом стоимости строительства. В то же время условиями контракта не установлено никаких ограничений по привлечению субподрядчиков в отношении указанных работ, подлежащих обязательному лицензированию.

Исходя из вышеназванных нормативных положений и установленных обстоятельств дела, суд кассационной инстанции посчитал законными и обоснованными выводы судов о правомерном вменении уполномоченному органу в оспариваемых решениях антимонопольного органа нарушения положений части 5 статьи 51 Закона N 44-ФЗ.

В случае если предметом закупки выступают работы по ремонту (включающие в себя деятельность по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности), которые осуществляются на стадии эксплуатации уже построенных, введенных в эксплуатацию зданий, то указанный предмет контракта не предполагает выполнение работ, влияющих на безопасность объекта капитального строительства, и, как следствие, аукционная документация не должна содержать требование к участникам размещения заказа о наличии у них свидетельства саморегулируемой организации о допуске к работам по организации строительства.

Постановлением АС СЗО от 22.05.15 по делу N А42-4989/2014 оставлены без изменения решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда об отказе в признании недействительным решения антимонопольного органа.

Как следовало из материалов дела, заказчиком размещено извещение о проведении открытого аукциона в электронной форме на право заключения гражданско-правового договора на выполнение работ по ремонту путей эвакуации в зданиях учреждения.

Участник закупки обратился в антимонопольный орган с жалобой на отсутствие в аукционной документации заказчика требования о наличии у участников торгов свидетельства саморегулируемой организации о допуске к работам по организации строительства. Решением антимонопольного органа жалоба признана необоснованной.

Участник закупки оспорил в суд решение антимонопольного органа. Суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований.

Судами установлено, что по условиям документации об аукционе выполнению подлежат работы по установке металлических противопожарных дверей, дверных блоков с уплотнительными противодымными прокладками и самозакрывающимися устройствами на путях эвакуации в корпусах, а также работы по устройству огнестойких перегородок на путях эвакуации в корпусах.

В соответствии с пунктом 15 статьи 12 Закона о лицензировании отдельных видов деятельности и Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.12.11 N 1225 «О лицензировании деятельности по монтажу, техническому обслуживанию и ремонту средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений» указанные работы подлежат лицензированию.

В связи с этим заказчиком в аукционной документации установлены требования к участникам аукциона о наличии у них лицензии на осуществление деятельности по монтажу, техническому обслуживанию и ремонту средств обеспечения пожарной безопасности зданий и сооружений, выданной МЧС России (с наличием в составе видов работ: монтаж, техническое обслуживание и ремонт заполнения проемов в противопожарных преградах).

Участник закупки полагал, что работы по ремонту путей эвакуации в зданиях заказчика относятся к видам работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, в связи с чем их производство возможно только при наличии выданного саморегулируемой организацией свидетельства о допуске к работам по организации строительства, реконструкции и капитального ремонта.

Суды посчитали данный довод необоснованным ввиду следующего.

Частью 2 статьи 52 Градостроительного кодекса Российской Федерации (далее — ГрК РФ) установлено, что виды работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объектов капитального строительства, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, должны выполняться только индивидуальными предпринимателями или юридическими лицами, имеющими выданные саморегулируемой организацией свидетельства о допуске к таким видам работ.

При этом перечень видов работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (часть 4 статьи 55.8 ГрК РФ).

Перечень видов работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объектов капитального строительства, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, утвержден Приказом Министерства регионального развития Российской Федерации от 30.12.09 N 624 (далее — Перечень).

В соответствии с пунктом 10 статьи 1 ГрК РФ объектом капитального строительства являются здание, строение, сооружение, объекты, строительство которых не завершено.

Следовательно, действие Перечня распространяется только на выполнение работ по инженерным изысканиям, по подготовке проектной документации, по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объектов незавершенного строительства и не распространяется на работы, проводимые в отношении объектов завершенного строительства.

В то же время в силу статьи 55.24 ГрК РФ эксплуатация построенного, реконструированного, введенного в эксплуатацию здания, сооружения должна осуществляться в соответствии с требованиями технических регламентов, проектной документации, нормативных правовых актов Российской Федерации, нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации и муниципальных правовых актов. В целях обеспечения безопасности зданий, сооружений в процессе их эксплуатации должны обеспечиваться техническое обслуживание зданий, сооружений, эксплуатационный контроль, текущий ремонт зданий, сооружений.

Данный вывод согласуется с правовой позицией, изложенной в решении ВС РФ от 09.04.13 N ГКПИ13-7.

Антимонопольный орган, установив, что работы по ремонту путей эвакуации (включающие в себя деятельность по монтажу, ремонту и обслуживанию средств обеспечения пожарной безопасности) осуществляются на стадии эксплуатации уже построенных, введенных в эксплуатацию зданий, сделал обоснованный вывод о том, что указанный предмет договора не предполагает выполнение работ, влияющих на безопасность объекта капитального строительства, и, как следствие, аукционная документация не должна содержать требование к участникам размещения заказа о наличии у них свидетельства саморегулируемой организации о допуске к работам по организации строительства.

При таких обстоятельствах суды сделали вывод о том, что антимонопольный орган принял правомерное решение об отсутствии в действиях заказчика при определении условий аукционной документации нарушения части 4 статьи 31 Закона N 44-ФЗ.

В случае закупки больницей лекарственных препаратов в документации указывается требование к участникам размещения заказа о наличии лицензии на осуществление фармацевтической деятельности. При этом заказчик не вправе требовать наличия у участника закупки лицензии на осуществление оптовой торговли лекарственными средствами, поскольку больница является конечным покупателем лекарственного препарата для использования его при лечении пациентов.

Постановлением АС СЗО от 01.10.15 по делу N А26-5889/2014 оставлено без изменения Постановление апелляционного суда об отказе в признании незаконным решения антимонопольного органа.
Как следовало из материалов дела, антимонопольный орган, установив в конкурсной документации на право заключения контракта на поставку лекарственных препаратов, помимо требования о наличии действующей лицензии на осуществление фармацевтической деятельности, также и требование о наличии лицензии на осуществление оптовой торговли лекарственными средствами, сделал вывод о том, что заказчик в лице больницы тем самым нарушил положение части 6 статьи 31 Закона N 44-ФЗ.

Признавая указанный вывод правомерным, суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из предмета конкурса и анализа норм Закона о лицензировании отдельных видов деятельности и Федерального закона от 12.04.10 N 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» (далее — Закон об обращении лекарственных средств).

Согласно пункту 47 части 1 статьи 12 Закона о лицензировании отдельных видов деятельности фармацевтическая деятельность относится к видам деятельности, подлежащим лицензированию.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 22.12.11 N 1081 «О лицензировании фармацевтической деятельности» утверждено Положение о лицензировании фармацевтической деятельности, согласно которому фармацевтическая деятельность включает в себя как оптовую, так и розничную торговлю лекарственными препаратами.

В силу статьи 53 Закона об обращении лекарственных средств оптовая торговля лекарственными средствами предполагает продажу или передачу лекарственных средств иным организациям, перечисленным в пунктах 1 — 7 названной статьи.

При этом статьей 55 Закона об обращении лекарственных средств установлено, что розничная торговля лекарственными препаратами осуществляется в количествах, необходимых для выполнения врачебных (фельдшерских) назначений.

Судами установлено, что предметом аукциона являлась поставка одной партии лекарственного препарата одного наименования, необходимого для выполнения врачебного назначения, то есть для использования препарата больницей в целях, не связанных с его дальнейшей реализацией в порядке статьи 53 Закона об обращении лекарственных средств.
В связи с этим суды апелляционной и кассационной инстанций сделали вывод о том, что поскольку больница являлась конечным покупателем лекарственного препарата для использования его при лечении пациентов, поставка должна была быть осуществлена только одной партией (15 упаковок) с начальной ценой контракта 3504 руб., то заказчик необоснованно установил в аукционной документации требования к участникам закупки о наличии лицензии на осуществление оптовой торговли лекарственными средствами.

Установление в конкурсной документации на оказание услуг по охране заказчиком — музеем требования для участников закупки о наличии действующей лицензии на осуществление частной охранной деятельности правомерно, поскольку с 13 ноября 2012 года музеи исключены из Перечня объектов, подлежащих государственной охране, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.08.92 N 587 «Вопросы частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности».

Постановлением АС СЗО от 25.11.15 по делу N А56-8563/2015 оставлены без изменения решение суда первой инстанции и Постановление апелляционного суда об отказе в признании незаконным решения антимонопольного органа.

Как следовало из материалов дела, 27.12.13 музей разместил извещение о проведении открытого аукциона в электронной форме на оказание услуг по обеспечению охраны (физической и централизованной), пропускного и внутриобъектового режимов, обслуживанию технических средств охраны объекта. В конкурсной документации заказчик установил требование для участников закупки, а именно наличие действующей лицензии на осуществление частной охранной деятельности в соответствии с Законом Российской Федерации от 11.03.92 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон о частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации).
Предприятие, осуществляющее деятельность на основании Федерального закона от 14.04.99 N 77-ФЗ «О ведомственной охране», обратилось в антимонопольный орган с жалобой на действия заказчика в части составления конкурсной документации. По мнению предприятия, указанное положение конкурсной документации противоречит положениям Закона N 44-ФЗ, исключает возможность заключения контракта с участниками, оказывающими услуги в сфере государственной охраны.

Решением антимонопольного органа жалоба предприятия признана необоснованной.

Суды трех инстанций согласились с выводами антимонопольного органа.

Статьей 1 Федерального закона от 27.05.96 N 57-ФЗ «О государственной охране» установлено, что в целях этого Закона под государственной охраной понимается деятельность по обеспечению безопасности объектов государственной охраны и защите охраняемых объектов, выполняемая в целях безопасного и беспрепятственного осуществления государственной власти в Российской Федерации и исполнения международных обязательств Российской Федерации, осуществляемая на основе совокупности правовых, организационных, охранных, режимных, оперативно-разыскных, технических, информационных и иных мер.

Охраняемыми объектами являются здания, строения, сооружения, прилегающие к ним земельные участки (водные объекты), территории (акватории), защита которых осуществляется органами государственной охраны в целях обеспечения безопасности объектов государственной охраны; здания, строения, сооружения, находящиеся в оперативном управлении органов государственной охраны, а также земельные участки, находящиеся в постоянном (бессрочном) пользовании органов государственной охраны; здания, строения, сооружения, земельные участки и водные объекты, предоставленные в пользование органам государственной охраны.

В соответствии со статьей 5 названного Закона государственную охрану осуществляют органы государственной охраны.
Статьей 11 Закона о частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент проведения аукциона) установлено, что охранная деятельность организаций не распространяется на объекты, подлежащие государственной охране, Перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.08.92 N 587 «Вопросы частной детективной (сыскной) и частной охранной деятельности» утвержден Перечень объектов, подлежащих государственной охране. Вместе с тем Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.10.12 N 1105 музеи были исключены из названного Перечня; данные изменения вступили в силу с 13 ноября 2012 года.

Анализ указанных норм позволил судам прийти к выводу о том, что музеи более не подлежат государственной охране.

В случае если объектом закупки является право на приобретение благоустроенных жилых помещений в малоэтажных многоквартирных домах, заказчик не вправе устанавливать в документации требование о наличии у предполагаемых участников закупки актов государственной экспертизы проектной документации объекта, в котором приобретаются жилые помещения, поскольку в законе отсутствует обязанность проведения экспертизы проектной документации малоэтажных многоквартирных домов.

Постановлением АС СЗО от 03.08.15 по делу N А44-6997/2014 оставлены без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций об отказе в признании недействительным решения антимонопольного органа.

Как следовало из материалов дела, заказчиком размещено извещение о проведении электронного аукциона на право заключения муниципального контракта на приобретение благоустроенных жилых помещений в малоэтажных многоквартирных домах для переселения граждан из аварийного жилищного фонда в рамках региональной адресной программы.
В антимонопольный орган на действия муниципального заказчика поступила жалоба от участника закупки, по мнению которого в аукционную документацию необоснованно включено требование о наличии у предполагаемых участников закупки жилых помещений актов государственной экспертизы проектной документации объекта, в котором приобретаются жилые помещения.
По результатам рассмотрения жалобы антимонопольным органом принято решение, в котором сделан вывод о том, что жалоба участника является обоснованной, а в действиях заказчика имеется нарушение статей 33 и 64 Закона N 44-ФЗ; одновременно заказчику предписано внести изменения в документацию об электронном аукционе с размещением их на официальном сайте для опубликования информации о размещении заказов, продлить срок подачи заявок.

Решение и предписание обжалованы заказчиком в арбитражный суд.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований заказчика.

Статьей 49 ГрК РФ установлено, что проектная документация объектов капитального строительства и результаты инженерных изысканий, выполненных для подготовки такой проектной документации, подлежат экспертизе, за исключением случаев, предусмотренных частями 2, 3 и 3.1 названной статьи (часть 1).
При этом в отношении проектной документации жилых домов с количеством этажей не более чем три, состоящих из нескольких блоков, количество которых не превышает десять и каждый из которых предназначен для проживания одной семьи, имеет общую стену (общие стены) без проемов с соседним блоком или соседними блоками, расположен на отдельном земельном участке и имеет выход на территорию общего пользования (жилые дома блокированной застройки), а также многоквартирных домов с количеством этажей не более чем три, состоящих из одной или нескольких блок-секций, количество которых не превышает четыре, в каждой из которых находятся несколько квартир и помещения общего пользования и каждая из которых имеет отдельный подъезд с выходом на территорию общего пользования, экспертиза не проводится (пункты 2 и 3 части 2 статьи 49 ГрК РФ).
Таким образом, учитывая, что в законе отсутствует обязанность проведения экспертизы проектной документации малоэтажных многоквартирных домов, при этом в рассматриваемом случае на этапе строительства финансирование за счет средств бюджета Российской Федерации не производилось, предмет аукциона — приобретение благоустроенных жилых помещений, обязанность по представлению означенной экспертизы у участников аукциона отсутствовала.

Аналогичные выводы сделаны в Постановлении АС СЗО от 22.09.15 по делу N А44-6998/2014.

Споры в отношении требований, устанавливаемых заказчиками в документации к торгам 

Описание объекта закупки

В случае если заказчик при описании объекта закупки использует стандартные показатели, например соответствие определенному ГОСТу, то он не может одновременно использовать другие, нестандартные показатели для описания объекта закупки, не соответствующие указанному ГОСТу.

Постановлением АС СЗО от 03.12.15 по делу N А56-19399/2015 оставлены без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций об отказе в признании недействительными решения и предписания антимонопольного органа.

Как следовало из материалов дела, в аукционной документации заказчик установил требование о соответствии товара по номеру позиции 3 (мешки типа 1) и по номеру позиции 5 (мешки типа 2) требованиям ГОСТ 16337-77 «Полиэтилен высокого давления. Технические условия», утвержденного и введенного в действие Постановлением Государственного комитета стандартов Совета Министров СССР от 11.10.77 N 2425 (далее — ГОСТ 16337-77).

Общество в первой части заявки указало на использование при выполнении работ мешков типа 1 и мешков типа 2, которые изготовлены из полиэтилена высокого давления, предназначенного для тонких пленок и пленочных изделий, с номером группы плотности полиэтилена 3 и с наибольшей плотностью полиэтилена 0,9205 г/куб. см (для мешков типа 1) и 0,9190 г/куб. см (для мешков типа 2).

Аукционная комиссия заказчика, установив, что полиэтилен мешков типа 1 и мешков типа 2 с заявленными участником значениями наибольшей плотности полиэтилена не соответствует ни одной марке полиэтилена высокого давления, предназначенного для тонких пленок и пленочных изделий с номером группы плотности полиэтилена 3 по ГОСТ 16337-77, пришла к выводу о представлении участником недостоверной противоречивой информации и отклонила заявку общества.

Общество обратилось в антимонопольный орган с жалобой на нарушение аукционной комиссией заказчика положений Закона N 44-ФЗ (о незаконном отклонении его заявки).
Антимонопольный орган установил, что общество в заявке указало значения плотности полиэтилена, соответствующие требованиям ГОСТ 16337-77, признал жалобу обоснованной, установив в действиях аукционной комиссии нарушение Закона N 44-ФЗ. На основании указанного решения антимонопольный орган выдал предписание, обязывающее аукционную комиссию заказчика устранить допущенные нарушения Закона N 44-ФЗ путем отмены всех протоколов, составленных в ходе проведения аукциона, пересмотра заявки на участие в аукционе без учета незаконных (нестандартных) требований, установленных в документации об аукционе, и проведения процедуры закупки в соответствии с законодательством о контрактной системе.

Суды трех инстанций согласились с выводами антимонопольного органа.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 33 Закона N 44-ФЗ заказчик при описании в документации о закупке объекта закупки должен руководствоваться следующими правилами: описание объекта закупки должно носить объективный характер; в описании объекта закупки указываются функциональные, технические и качественные характеристики, эксплуатационные характеристики объекта закупки (при необходимости).

При этом пунктом 2 части 1 статьи 33 Закона N 44-ФЗ определено, что заказчик при описании в документации о закупке объекта закупки должен использовать, если это возможно, при составлении описания объекта закупки стандартные показатели, требования, условные обозначения и терминологии, касающиеся технических и качественных характеристик объекта закупки, установленные в соответствии с техническими регламентами, стандартами и иными требованиями, предусмотренными законодательством Российской Федерации о техническом регулировании.

В рассматриваемом случае заказчик в аукционной документации установил требование о соответствии качества товара ГОСТ 16337-77.

При этом в описании объекта закупки заказчик использовал такой нестандартный показатель, как «наибольшая плотность полиэтилена», понятие которого отсутствует в ГОСТ 16337-77, в связи с чем суды первой и апелляционной инстанций пришли к правильному выводу о наличии в действиях заказчика нарушения статьи 33 Закона N 44-ФЗ и об отсутствии правовых оснований для признания недействительными оспариваемых ненормативных актов антимонопольного органа.

Аналогичные правовые позиции высказаны в Постановлениях АС СЗО от 20.05.15 по делу N А56-28854/2014 и от 17.02.15 по делу N А44-3240/2014.

Поскольку цена государственного или муниципального контракта по ОСАГО, равная сумме страховой премии, рассчитывается в соответствии с требованиями Постановления Правительства Российской Федерации от 08.12.05 N 739 «Об утверждении страховых тарифов по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, их структуры и порядка применения страховщиками при определении страховой премии» (далее — Постановление N 739) с учетом понижающего/повышающего коэффициента (КБМ), заказчик обязан указать в документации коэффициент КБМ.

Постановлением АС СЗО от 04.09.15 по делу N А05-14192/2014 оставлены без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций об отказе в признании незаконным решения антимонопольного органа.

Решением антимонопольного органа признаны незаконными действия заказчика при проведении торгов на право заключения контракта на оказание услуг по ОСАГО, выразившиеся в неуказании необходимой информации для определения цены контракта (страховой премии) в документации о закупке.

Заказчик оспорил решение антимонопольного органа в арбитражный суд.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении требования отказано.

Постановлением N 739 утверждены базовые страховые тарифы по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев каждого вида транспортных средств, а также ряд фиксированных коэффициентов, в том числе в зависимости: от территории преимущественного использования транспортного средства (КТ); наличия или отсутствия страховых выплат при наступлении страховых случаев, произошедших в период действия предыдущих договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (КБМ); наличия сведений о количестве лиц, допущенных к управлению транспортным средством (КО); технических характеристик транспортного средства (КМ); периода использования (КС) и т.д.
Установление страховой премии в размере, не соответствующем требованиям Постановления N 739, не допускается.

Следовательно, цена государственного или муниципального контракта по ОСАГО, равная сумме страховой премии, рассчитанной в соответствии с требованиями Постановления N 739, не может изменяться в ходе размещения государственного или муниципального заказа на услуги ОСАГО.

В рассматриваемом случае цена контракта (страховой премии) рассчитывается в соответствии с Постановлением N 739 по установленной формуле с учетом понижающего/повышающего коэффициента (КБМ). Отсутствие коэффициента КБМ в документации заказчика (в техническом задании) не позволяло участнику закупки определить размер страховой премии в отношении каждого транспортного средства.

Таким образом, заказчик не указал всех необходимых составляющих для определения страховой премии в документации о закупке, что является нарушением части 2 статьи 33, пункта 2 статьи 42 Закона N 44-ФЗ.

При подобных обстоятельствах суды сделали вывод о том, что оспариваемое решение соответствовало действующему законодательству и не нарушало прав и законных интересов заказчика.

Включение заказчиком в предмет аукциона всех видов работ по уборке территории не противоречит закону, поскольку заявленные услуги имеют функциональную и технологическую взаимосвязь между собой, позволяют эффективно и рационально расходовать бюджетные средства.

Постановлением АС СЗО от 04.09.15 по делу N А44-7324/2014 оставлены без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанций о признании незаконным акта антимонопольного органа, вынесенного по результатам внеплановой камеральной проверки.

Как следовало из материалов дела, в документации об аукционе было указано наименование объекта закупки: оказание услуг по уборке территории Великого Новгорода. Описание объекта закупки приведено в техническом задании (приложение N 1 к проекту контракта), согласно которому в состав услуг по уборке территории Великого Новгорода входят: летняя уборка территории, зимняя уборка территории, содержание урн для сбора мусора и скамеек, установленных на общегородских территориях Великого Новгорода, содержание площадки для временного складирования смета и снега.

По результатам внеплановой проверки антимонопольный орган составил акт, содержащий выводы о нарушении заказчиком части 2 статьи 8 и пункта 1 части 1 статьи 33 Закона N 44-ФЗ (пункт 1), выразившемся во включении в описание объекта закупки требований к товарам, информации, работам, услугам при условии, если такие требования влекут за собой ограничение количества участников закупки.

Заказчик оспорил акт антимонопольного органа в судебном порядке.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением суда апелляционной инстанции, заявление удовлетворено.

Исследовав и оценив представленные лицами, участвующими в деле, доказательства по правилам статей 65 и 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), суды трех инстанций установили, что заявленные в предмете аукциона услуги по уборке территории Великого Новгорода имеют функциональную и технологическую взаимосвязь между собой, позволяют эффективно и рационально использовать бюджетные средства, что является значимым для заказчика.

При таких обстоятельствах оспариваемый ненормативный акт антимонопольного органа признан незаконным судебными инстанциями, как не соответствующий требованиям Закона N 44-ФЗ.

В практике судов округов по-разному оценивается вопрос о том, возможно ли включение в один лот выполнения строительных работ и поставки мебели и инвентаря при строительстве «под ключ».

В Постановлении АС СЗО от 28.02.14 по делу N А21-1919/2013 сделан вывод о недопустимости включения в один лот выполнения строительных работ и поставки мебели и инвентаря.

Как следовало из материалов дела, заказчиком размещены извещение и документация об открытом аукционе в электронной форме на выполнение работ по выбору генерального подрядчика на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по строительству детского сада.

По результатам внеплановой проверки антимонопольный орган признал заказчика нарушившим положения законодательства о контрактной системе, поскольку в один предмет торгов заказчиком объединены строительные работы и поставки оборудования и товаров (мебели и спортивного инвентаря), технологически и функционально не связанных с объектом строительства, что ведет к ограничению количества участников размещения заказа.

Заказчик оспорил акт антимонопольного органа в арбитражный суд.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования, указав на недоказанность антимонопольным органом нарушения заказчиком требований закона. Апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, в удовлетворении заявленных требований отказал. Постановлением суда кассационной инстанции постановление апелляционного суда оставлено без изменения.
Суд апелляционной инстанции счел, что такие требования, как организация выполнения геодезических работ по разбивке и выносу объекта в натуру, организация выполнения работ по обследованию участка на наличие взрывоопасных предметов, получение согласования раскопок и разрешения на производство земляных работ, тепловизионное обследование здания (после окончания строительно-монтажных работ), подготовка пакета документов для ввода объекта в эксплуатацию и прочие, выступают комплексным предметом торгов. Они связаны между собой по значимым критериям (технологически и функционально); размещение таких работ в одном предмете не противоречит законодательству о размещении заказов.

Вместе с тем предъявленные требования к мебели и детскому спортивному инвентарю не являются требованиями к товарам, применяемым при выполнении работ, составляющих предмет муниципального контракта. Такие товары технологически и функционально не связаны с предметом аукциона — выбором генерального подрядчика на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по строительству детского сада.

Как указал апелляционный суд, в соответствии с пунктом 1.2 Положения об организации строительства объектов «под ключ», утвержденного Постановлением Государственного строительного комитета СССР от 10.11.89 N 147, строительство объектов «под ключ» осуществляется как единый непрерывный комплексный процесс создания готовой строительной продукции (проектирование — выполнение строительных и монтажных работ, включая комплектацию строек технологическим и инженерным оборудованием — ввод в эксплуатацию).

Поскольку не имеется правовых оснований для отнесения мебели, детского спортивного инвентаря, бытовой техники к технологическому и инженерному оборудованию, суды апелляционной и кассационной инстанций признали правомерным вывод антимонопольного органа о том, что предъявленное в аукционной документации требование к обеспечению объекта строительства вышеперечисленными предметами существенно ограничивает доступ к спорному аукциону хозяйствующих субъектов, осуществляющих деятельность на рынке по производству и поставке мебели, бытовой техники и спортивного инвентаря, но не имеющих свидетельства о допуске к выполнению работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства, требование о наличии которого установлено в документации об открытом аукционе.

Исследовав материалы дела, суд кассационной инстанции посчитал, что в нем нет доказательств того, что размещаемый заказ является заказом на строительство объекта «под ключ»; в данном случае положения аукционной документации не указывают на то, что имеется единый непрерывный комплексный процесс создания готовой строительной продукции.
Суд кассационной инстанции указал, что в данном случае вопрос о связи работ по строительству определенного социально значимого объекта с приобретением товаров (оборудования, мебели, инвентаря) решен антимонопольным органом и апелляционным судом посредством объективной и полной оценки представленных заказчиком доказательств и с учетом нормативных требований. При этом не оставлены без внимания как быстрое и качественное выполнение работ, рациональное использование бюджетных средств, так и иные критерии, используемые при формировании предмета торгов (лотов). Антимонопольный орган и апелляционный суд обоснованно исходили из наличия самостоятельных конкурентных рынков, участники (субъекты) которых в состоянии отдельно, эффективно и экономно обеспечить соответствующие потребности заказчика.

Другая правовая позиция, согласно которой допускается включение в один лот работ и поставки мебели и инвентаря при строительстве «под ключ», высказана Арбитражными судами Волго-Вятского и Уральского округов.

Так, Постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.05.15 по делу N А38-5073/2014 оставлено без изменения решение суда первой инстанции о признании недействительным решения антимонопольного органа.

Как следовало из материалов дела, заказчиком размещены извещение и документация об электронном аукционе на выполнение работ по строительству школы. Решением антимонопольного органа заказчик признан нарушившим положения Закона N 44-ФЗ. Решением суда первой инстанции решение антимонопольного органа признано недействительным.

Судами установлено, что победитель аукциона в соответствии с техническим заданием должен был выполнить по локальным сметам следующие работы: вырубка деревьев, снос забора, демонтажные работы, основные объекты строительства (школа (1-й пусковой комплекс — учебный корпус для начального звена и дошкольных групп, столовая, медицинский блок)), наружное электроосвещение, сети слабого тока, тепловые сети, наружные сети водоснабжения, наружные сети канализации, вертикальная планировка, благоустройство, озеленение, малые архитектурные формы, ограждение. В локальных сметах на технологическое оборудование предполагалось также приобретение, поставка и монтаж технологического оборудования, мебели для школы. Таким образом, проектная и аукционная документация предполагала строительство школы, готовой к эксплуатации, то есть «под ключ».

Согласно пункту 1.2 Положения об организации строительства объектов «под ключ», утвержденного Постановлением Государственного строительного комитета СССР от 10.11.89 N 147 (далее — Положение), метод строительства объектов «под ключ» предусматривает обеспечение сооружения объектов, подготовленных к эксплуатации или оказанию услуг, на основе сосредоточения функций управления всеми стадиями инвестиционного процесса в одной организационной структуре и осуществляется как единый непрерывный комплексный процесс создания готовой строительной продукции (проектирование — выполнение строительных и монтажных работ, включая комплектацию строек технологическим и инженерным оборудованием — ввод в эксплуатацию).

В соответствии с пунктом 2 приложения к Положению в договорную цену при строительстве объектов «под ключ» включается, помимо прочего, стоимость оборудования, мебели, инвентаря. Это позволяет объединить в одном предмете аукциона строительно-монтажные работы и закупку мебели и инвентаря, необходимого для эксплуатации готового объекта, что способствует быстрому и качественному выполнению полного комплекса работ и рациональному расходованию бюджетных средств.

В силу пункта 3.14 Методики определения стоимости строительной продукции на территории Российской Федерации, утвержденной Постановлением Государственного комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 05.03.04 N 15/1 (МДС 81-35.2004), в сметную стоимость строительства (ремонта) в соответствии с технологической структурой капитальных вложений и порядком осуществления деятельности строительно-монтажных организаций может включаться стоимость строительных (ремонтно-строительных) работ; стоимость работ по монтажу оборудования (монтажных работ); затраты на приобретение (изготовление) оборудования, мебели и инвентаря и прочие затраты.

Выполнение строительно-монтажных работ по строительству объекта и оборудование внутренних помещений необходимым инвентарем и мебелью направлены на достижение единой цели — приведение здания школы в состояние, пригодное для осуществления образовательной деятельности. Следовательно, работы по строительству (реконструкции, капитальному ремонту) связаны с услугами по приобретению (изготовлению) оборудования, мебели и инвентаря.

Довод антимонопольного органа о том, что оборудование и мебель, которые необходимо приобрести в соответствии с документацией, не относятся к предмету аукциона, технологически и функционально с ним не связаны, отклоняется судом округа как не соответствующий объективным обстоятельствам проведенного открытого аукциона в электронной форме. Приобретение оборудования и мебели предусмотрено прошедшей государственную экспертизу проектно-сметной документацией на строительство школы, которая является неотъемлемой частью договора.
Как установил арбитражный суд первой инстанции, несмотря на фактическое отсутствие в документации слов «строительство «под ключ», весь комплекс работ, которые необходимо было выполнить в рамках муниципального контракта, направлен на создание готового к эксплуатации объекта, что говорит об осуществлении единого непрерывного комплексного процесса и допускает объединение в один лот работ по строительству и связанных с ним услуг по приобретению оборудования, мебели и инвентаря.

Доказательств ограничения заказчиком количества участников размещения заказа в материалах дела не имеется. Закрепление в документации о торгах условий, соблюдение которых ведет к исключению из круга участников размещения заказов лиц, не отвечающих таким целям, не может рассматриваться как ограничение доступа к торгам. Заказчик в аукционной документации и проекте муниципального контракта указал на возможность привлечения субподрядчиков для выполнения работ, которые подрядная организация не может выполнить собственными силами.
Как указал Арбитражный суд Волго-Вятского округа, при таких обстоятельствах арбитражный суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что в данном случае объединение в один лот выполнения строительно-монтажных работ и поставки оборудования и мебели не нарушает пункт 1 части 1 статьи 33, пункт 1 части 1 статьи 64 Федерального закона N 44-ФЗ и не влечет ограничение количества участников закупки.

Аналогичные выводы сделаны в Постановлении ФАС Уральского округа от 17.10.13 по делу N А76-22477/2012.

Калиниченко К. С. , заместитель начальника отдела анализа и обобщения судебной практики Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, ppt.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 1 =